Мнения / Санкции

Народ и санкции

Доклад Центра политического анализа об общественных настроениях в стране

  
6480
Народ и санкции

Проявив самостоятельность в формировании внешнеполитического курса и став мишенью международных санкций, Россия вступила в сложную игру. Как и любые ограничительные меры, торговые санкции могут, с одной стороны, нанести ущерб национальной экономике, с другой — обернуться новыми возможностями для роста.

В сложившихся обстоятельствах не стоит забывать о том, что вопрос санкций уже стал поводом для многочисленных политических спекуляций, призванных сместить фокус общественного внимания с реальных обстоятельств на мнимые коллизии и проблемы. Так, в риторике либералов и прочих оппонентов власти санкции становятся эмблемой международной изоляции России, очередной вехой на пути к положению страны-изгоя. Патриоты и государственники говорят о том же самом, меняя знак «минус» на «плюс».

Бурная и во многом комичная реакция «креативного класса» на продуктовое контрэмбарго в адрес стран, введших против России санкции, возвращает нас к дискуссии об экономической и социальной базе «хипстерского образа жизни», поднятого на пьедестал общественного внимания рядом «городских» медиа и молодежных лайф-стайл изданий.

Стоит понимать, что агрессивный «форсинг» этой моды, достигший пика во время известных событий 2011−2012 годов послужил формированию диковатого контекста России «десятых», когда под «активной, образованной, городской молодежью» (как правило, в качестве политического субъекта) принято понимать великовозрастных оболтусов, лишенных вкуса и самоиронии, зато имеющих бороду и самокат.

Значение непосредственных экономических издержек и дальнейших политических эффектов от санкций (в масс-медиа, но отнюдь не в общественном сознании — вот парадокс!) систематически преувеличивается. Как санкции западных стран, так и ответные меры России вряд ли приведут к катастрофе или революции, будь то в «плохом» или «хорошем» смысле. Скорее их эффект можно сравнить с действием витаминов на организм: малозначительные в краткосрочной перспективе, они могут серьезно укрепить позиции России на международной сцене в дальнейшем.

В качестве инструмента политического давления санкции имеют как минимум неоднозначную репутацию. Достаточно сказать, что из 35 стран, к которым Запад применял санкции в целях «демократизации» политической системы, режим не рухнул ни в одной. Исключением может служить разве что саддамовский Ирак, которому по-настоящему выкрутили руки программой «Нефть в обмен на продовольствие», что, впрочем, не помешало дальнейшей военной интервенции войск международной коалиции на территорию этого суверенного государства и уничтожению режима отнюдь не санкциями и не моральным давлением, а прямой военной силой.

Наиболее красноречивым примером стойкости перед лицом экономических санкций принято считать Кубу, в отношении которой США поддерживают режим санкций уже более полувека. Впрочем, скептики отмечают, что никакой реальной блокады Острова Свободы не существует со времен Карибского кризиса, а дефицит — исключительно плод порочности системы плановой экономики. Как бы там ни было, Куба по некоторым позициям (медицина и детский отдых) лидирует во всем мире.

Таким образом, терпит крах сама модель, в соответствии с которой, столкнувшись с экономическими трудностями, граждане утверждаются в мысли об «ошибочности» курса, проводимого политическим руководством, и избирают себе правителей, с которыми Запад будет согласен дружить.

Серьезным аргументом против санкций, очевидно, является их обоюдная острота: издержки терпит не только страна-адресат, но и «страна-педагог». Как правило, наказывать предпочитают все-таки тех, кто немножко слабее. Скажем, в 90-е наша страна регулярно угрожала санкциями ряду государств СНГ. Российская Федерация поднимала тарифы на экспорт для Азербайджана, сокращала субсидии на импорт энергоресурсов Украине, Белоруссии, Молдавии и странам Балтии, сокращала доступ к российским трубопроводам Туркменистану. В общей сложности, в течение 90-х гг. Россия 39 раз вводила санкции в отношении 14 постсоветских государств. В 38 процентов случаев санкции были успешными. Это несопоставимо более высокий результат, чем у западных стран, похоже, за десятилетия так и не освоивших этот инструмент политической и экономической борьбы в глобальном мире.

В случае России примечательно, что зачастую более действенными оказывались даже не сами реализованные ограничения, но угрозы санкций.

Экономика ЕС, пусть и несравнимо большая по масштабам, чем российская, связана с ней множеством нитей и даже канатов, вроде импорта газа. Европейский бизнес уже выражает недовольство, теряясь в догадках, что именно их правительства забыли на какой-то неведомой Украине.

Несмотря на все эти недостатки, по сути лишающие экономические санкции какого бы там ни было внятного смысла, кроме символического и декларативного, этот инструмент применяется до сих пор, и применяется не только по отношению к России. «Под санкциями» живут такие страны как Китай, Ирак, Иран и еще многие государства, не говоря уж о радикальных ограничениях на экономическое сотрудничество с Израилем со стороны соседнего арабского мира.

Сегодня задача России состоит в том, чтобы извлечь максимальную пользу из сложившейся ситуации. В конце концов, ограничения на импорт сельскохозяйственной продукции могли бы быть введены Россией и вне связи с какими бы то ни было обстоятельствами политического толка. Это вполне признанное право цивилизованного государства — защищать свои рынки.

Отечественные поллстеры уже проводили замеры общественного мнения по отношению к санкциям Запада и ответным контрсанкциям российскогоправительства. Вкратце, результаты этих исследований можно резюмировать в десяти пунктах:

1) Граждане России действительно опасались введения санкций и их последствий с самого обострения украинского кризиса.

2) При этом граждане страны связывают введение санкций скорее с обострением противостояния России и Запада на мировой арене, нежели непосредственно с ситуацией на Украине. С начала года заметен резкий рост антиамериканских и антиевропейских настроений в обществе.

3) Информированность населения страны о том, что за санкции были введены против России, остается относительно невысокой — значительная часть респондентов не в силах указать конкретные меры.

4) Опасения граждан по поводу введения санкций были выше, нежели не-посредственная реакция на их введение.

5) Российские граждане более склонны полагать, что санкции Запада коснутся в первую очередь представителей элиты, не затронув простых россиян

6) Граждане страны фактически не ощущают последствий введения санкций — более 90 процентов отмечают, что их и их близких санкции Запада никак не затронули.

7) В обществе еще до введения контрсанкций Россией существовал консенсус относительно необходимости этих мер.

8) Ответные меры России были поддержаны подавляющим большинством россиян.

9) При этом опасения роста цен из-за санкций и даже уверенность в том, что рост уже происходит, довольно велики. Опасения дефицита и повышения количества некачественных продуктов относительно низки.

10) В целом ответные меры воспринимаются как позитивные для национальной экономики: граждане полагают, что отечественные продукты питания лучше, а запрет на импорт позволит увеличить их долю в магазинах.

Продолжение доклада читайте здесь

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня