Мнения / Кризис на Украине

Мечты о Новороссии

Сопротивление Донбасса дает надежду на перемены и внутри страны

  
2147
Мечты о Новороссии

Прежде чем «предаться мечтам», хочу признаться, что я — русский националист. В том плане, что все люди, для кого имена Пушкина, Лермонтова, Толстого, Чехова, Платонова (и далее по списку) не являются пустым звуком, и которые любят и понимают их книги, имеют право называть себя русскими. Приведу пример, который наверняка не понравится нацикам из подворотни: я дружу с прекрасной девушкой родом из Астрахани — она наполовину казашка, наполовину татарка, и имя у неё совсем не славянское — Бибигуль. Однако она точно более русская, чем мои условные соседи по району Колян и Вован, просиживающие целыми днями с пивом на лавочке у подъезда, ибо владеет языком раз в сто лучше них. Плюс ещё немецким и английским. И отлично знает западную культуру и лучшие образцы мирового искусства: кстати, ещё один отличительный признак «русскости», когда мы не зацикливаемся только на своём, и искренне восторгаемся замечательными американскими писателями, итальянскими композиторами и японскими режиссёрами.

Самая потрясающая «русская идея» — это не вопли голосящих на «русских маршах», которые почему-то разрешают проводить в нелепый праздник 4 ноября. То, до чего весь остальной мир ещё просто не дозрел, поглощённый биржевыми спекуляциями и вознёй на «геополитической арене» — это русский космизм, начинающий зарождаться в голове Николая Фёдорова на христианской почве, выходящий на новый уровень в трудах Циолковского и продолжающийся в инженерных замыслах гениального конструктора Королёва.

Не буду скрывать, что я ещё и за СССР. Во всём мире. Как в романе «Полдень, 22 век» у Стругацких. А лучше — как в «Туманности Андромеды» у Ефремова, вот где подлинно галактические масштабы разумного и справедливого устройства общества. Да чего уж там — я за победу Ноократии над всеми остальными видами социального устройства.

Безусловно, в современной Российской Федерации можно легко обнаружить множество признаков «дементократии», однако то, что творится у наших братьев в Малороссии иначе, чем властью всеохватывающего безумия и не назовёшь. Людей, которые не захотели признавать своим героем Бандеру и прочую фашистскую нечисть, объявили террористами, закидали бомбами жилые кварталы, заодно разрушив промышленность. В стране, где большая часть населения считает русский родным, он почему-то не может быть официально признанным. Даже потомкам инков в Перу и Боливии не пришло в голову ограничивать себя языками кечуа и аймара и загонять в подполье испанский, хотя у них должно накопиться много вопросов к конкистадорам. Благодаря новым бредовым учебникам истории, музеям голодомора и позорной пропаганде олигархических каналов Укр-ТВ, которые переплюнули на порядок программу «Время», у большей части населения Украины сформирован образ России, как глубоко чуждой страны, а то и просто — врага.

Гражданская война подчас происходит внутри одной семьи, когда мама с папой - русские, а дети, видите ли, — украинцы. Так произошло с моими хорошими приятелями из Донецка, которые в летние сезоны создавали самые лучшие заведения в Коктебеле в стиле старых добрых 60-х, а теперь им не по себе от пролетающего самолёта. Им повезло, что сейчас они в Крыму — и туда не смеют сунуться ВВС других стран. Ныне всех людей с Донбасса назначили недочеловеским быдлом, а их сограждане из других областей Украины могут сладострастно кричать, что «надо убивать их, тварей», ведь «они сепаратисты».

Так же орала толпа в Одессе, когда из окна горящего Дома профсоюзов женщина молила о помощи. А один мой друг из Киева признал: «Крым, конечно — это одна история, но с Юго-Востоком мы сами разберёмся». Отец у него из Иркутской области, мама — армянка, а сам родился в Алма-Ате. При этом — он яростный патриот Украины и даже ночевал на первом майдане в палатке. Студент из института, где он преподавал в недавнем прошлом, записался добровольцем в карательный батальон «Айдар» и вернулся оттуда в гробу — вот так они разбираются с Юго-Востоком.

Ещё он писал мне, что «каждый интеллигентный человек должен быть русофобом». Мысль, которая культивировалась у нас в России все 90-е годы, но прижилась, слава богу, лишь у кучки «либералов».

Самая страшная беда, что русские люди на Украине открещиваются от самих себя, им внушили, что стыдно быть «ватником» из «совка», их место — в «цивилизованной Европе». Но умышленно забыли сообщить, что в качестве колонии и поставщика дешёвой рабочей силы для неквалифицированного труда.

Когда я гостил у своего украинского друга в Кракове, где тот работал в Ягеллонском университете на кафедре физиологии, он поведал мне о злых контролёрах в автобусах, которые сплошь из Западной Украины. Но я понимаю его стремление, как учёного, ездить по всей Европе без виз. Правда, после майдана, всю их лабораторию на три месяца отправили в отпуск за свой счёт.

Почти всех моих друзей на Украине - разумных и вменяемых людей — словно бы перепрограммировали, взломав культурный код, и внушили, что полчища зомби обитают не в Киеве или Одессе, а в «дикой и варварской» стране по соседству, поэтому от них надо отгораживаться противотанковыми рвами или новой Великой Стеной. Тот факт, что все они поголовно повторяют одни и те же шаблонные мысли из ретранслятора их нисколько не смущает.

Моя знакомая, живущая в Умани, на прямой вопрос, почему Украина так легко отдалась Западу, словно бы не помня истории и не видя очевидных фактов из настоящего, так же прямо ответила, что лучше уж прогнуться и лечь под Штаты, чем под «Россию с Путиным».

Да, за последние 25 лет поводов для гордости у нас наберётся маловато, — за страну приходилось больше краснеть, особенно когда она была под пятой откровенных предателей, лавочников и алкоголиков, которыми помыкали заокеанские «партнёры». А то и просто издевались, посмеиваясь даже не в кулак. Мой киевский друг сетовал, что во времена Ельцина образ России выглядел куда более симпатичным. Ещё бы, когда смотришь на ручного медведя в ушанке, пляшущего под балалайку, испытываешь нечто вроде жалостливого умиления…

Но теперь повод для гордости, глядя на Новороссию, появляется.

Я всем сердцем хочу, чтобы больше ни одна бомба не упала ни в Донецкой Республике, ни где-либо ещё. Но если вдруг из-за океана хозяева киевского балагана вновь дёрнут за верёвочки и безумная киевская хунта опять начнёт геноцид против собственного народа, я желаю армии Новороссии полной победы, пока коломойские, ахметовы, соросы, ротшильды абрамовичи, прохоровы, и им подобные не будут сброшены в Атлантику. Именно так: моя мечта — избавление всего мира от нелепой социально-экономической формации, способствующей возвышению подобных персонажей, высасывающих из планеты все соки для своего личного довольства. И если Новороссия состоялась бы, как подлинно социальное государство без олигархического капитала, которое своим примером поспособствовало бы изменения общества и в Большой России без всяких вооружённых восстаний, послужив своего рода ядром будущих интеграционных процессов — я был бы несказанно счастлив.

Возможно, моя риторика покажется кому-то слишком наивной, безумной, пафосной или чересчур воинственной. Но, если вы знакомы с высказываниями и действиями, так называемых украинских политиков, то наверняка убедились, что после них вряд ли можно сделать что-то «чересчур».

Фото: РИА Новости/ Геннадий Дубовой.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня