Культура

Оперативный сотрудник литературы

Данил Корецкий: «Роман „Когда взорвется газ“ (Украины) я написал еще в 2009 году»

  
4213
Оперативный сотрудник литературы

5 октября страна отметила День работников уголовного розыска. В этот профессиональный праздник розыскников мы решили побеседовать с автором таких романов, как «Антикиллер», «Оперативный псевдоним», «Код возвращения» и других произведений полковником милиции в отставке, писателем Данилом Корецким.

«СП»: — Данил Аркадьевич, литературные произведения задумываются и рождаются по-разному. А как у вас, например, родилась задумка написания повести о сотруднике уголовного розыска, опере Сизове («Опер по прозвищу «Старик»)?

— В образе оперативного работника Сизова были объединены два прототипа. Один — это знакомый ветеран уголовного розыска Виль Абрамович А., сыщик до мозга костей, уже выйдя на пенсию, он раскрыл 26 убийств. Мне также довелось работать с ветераном МВД Николаем Ивановичем Б., когда-то служившим в центральном аппарате НКВД СССР и выполнявшим в войну задание за линией фронта в качестве комиссара диверсионной группы. В 60-е годы он входил в спецгруппу по исполнению приговоров к смертной казни…

«СП»: — То есть, служил в той самой спецгруппе «Финал», которую вы описали в романе «Привести в исполнение»?

— Да, но исполнение смертных приговоров было засекречено, никто толком не знал, как это происходит, поэтому ходило много слухов и домыслов, зачастую далеких от действительности, а иногда и откровенно глупых.

За время работы в прокуратуре, юстиции и МВД мне приходилось встречаться с людьми, причастными в той или иной мере к этой страшной процедуре, и хотя они не любят афишировать эту свою причастность, а тем более, говорить на эту тему, удалось по крупицам сложить целостную картину. Когда я решил написать повесть на эту тему, то коллеги предостерегали: мол, выгонят из органов! Но времена были уже другие, тем более, что действительно секретных моментов я не описывал. В результате за книгу я получил литературную Премию МВД СССР. Кстати, всего их у меня четыре: две от МВД СССР и две от МВД России.

«СП»: — А как родилась идея написания романа «Пешка в большой игре»? Это ведь совершенно неожиданный подход к ситуации конца 1980-х, когда в СССР пропало мыло, которое по книге использовали в сейсмическом оружии.

— Мыло было не главным побудительным мотивом к написанию «Пешки», но дефицит моющих средств в те годы стал одним из элементов правдоподобия литературной версии. Дескать, мыло и стиральный порошок закачиваются под землю при испытаниях сейсмического оружия — для облегчения сдвига тектонических пластов. Смешно, конечно, но многие в нее поверили.

«СП»: — Вас не беспокоит тот факт, что блатной жаргон — «феня», которую вы наверняка изучали в свое время, все больше и больше коверкает богатый и могучий русский литературный язык?

— Не только блатной жаргон — и другие элементы криминальной субкультуры вышли из узкого уголовного мирка и распространились в широкой жизни. Меня это, конечно, огорчает. А беспокоить это должно тех, кто может воздействовать на ситуацию. Но законодатели, например, обрушиваются на мат в кино и спектаклях, хотя они только отражают процессы, происходящие в жизни. Есть хорошая пословица: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива…». С экранов убрать нецензурщину, агрессивность, разврат — легко, но ведь надо не зеркало бесконечно протирать, а ро…, извините, личико поправить!

«СП»: — Данил Аркадьевич, а как вообще у вас протекает процесс литературного творчества? Как вы пишете? Что для этого требуется? Полный покой и уединение? Или что-то еще?

— Договор с издательством и аванс, который надо отработать. При профессиональной работе ждать музу некогда… Я встаю часов в 11−12, потому что допоздна пишу. А когда снова вечер приходит, сажусь за «станок». Мой «станок» — это стол, которому, кстати, уже 54 года. Он недавно стал уже разваливаться, я пригласил мастера, и тот привел его в порядок. Все, что я выпустил, написано за этим столом.

«СП»: — Вы ведь живете в Ростове-на-Дону, и в вашей области частенько падают снаряды из Украины. Нет ли у вас что-нибудь на тему Украины?

— На тему Украины я написал в 2008—2009 годах роман «Когда взорвется газ». Там, в значительной мере предсказаны те события, которые сейчас происходят. Преступные группировки вокруг газовой трубы, американская и европейские разведки, национализм, претензии на самостоятельное распоряжение российским газом и компьютерная программа, которая рано или поздно вызовет взрыв «незалежного» газопровода…

«СП»: — Вы общаетесь с кем-то из украинских знакомых?

— Конечно. В 1981 году я защитил кандидатскую диссертацию в Харькове. У меня там осталось много друзей. Один из них, генерал в отставке, прислал недавно красивые фотографии с отдыха в Карпатах. Сотрудники Харьковского юридического института в свое время мне очень помогли. Профессор Даньшин выступил у меня оппонентом, потом, еще в Советское время, мы много лет встречались, общались, созванивались.

«СП»: — Над чем сейчас работаете?

— В 80-х большую известность получил мой фантастический рассказ «Логика выбора». Сейчас я разворачиваю его в роман.

«СП»: — Важно ли для вас наличие читателя, как таковое?

— Ну, а как же?! Если никто не читает, то книги не продаются, не издаются, и писатель перестает существовать!

Фото: Валерия Матыцина/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня