Культура

Режиссеры с кукишем в кармане

Эймунтас Некрошюс признался в неприязни… к русской культуре

  
14138
Режиссеры с кукишем в кармане

Эймунтас Некрошюс неожиданно изрек о русской культуре: «В прошлом, я бы сказал, что это очень близкая культура — для меня, Литвы. Но в последнее время мое отношение претерпевает большие изменения. И ничего не можешь с собой поделать. Меняется мнение и о русском театре, и о российском кино, о всей русской культуре» (ru.delfi.lt).

Этому высказыванию, привычному для части литовской интеллигенции, рассуждающей об инвазии русской культуры с помощью не только поп-звезд, но даже Толстого и Достоевского, можно было бы не придавать значения, если бы автором не являлся властитель театральных умов россиян. У нас его нередко именуют гением. Слова режиссера стали шоком для почитателей его творчества в нашей стране, ведь таинственный немногословный Маэстро предложил нашему, европейскому зрителю множество удивительных, скажем так, интерпретаций по произведениям Чехова, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского. Ему рукоплескали в театрах Рима, Флоренции, Милана, Москвы — в том числе Большом театре. Даже удостоили чести поставить в Большом странных постмодернистских «Детей Розенталя», в основе своей рожденных фантазией Владимира Сорокина.

Может быть, Некрошюс, начиная сомневаться в русской культуре, имел в виду низкопробную продукцию наших кинематографистов или чудовищные эксперименты над классикой в иных театрах? Но он говорит «о всей русской культуре». А может быть, на него повлияли речи нынешних литовских руководителей, соревнующихся в применении изобличающих Россию риторических приемов?

Наши вильнюсские знакомые рассказывают: не проходит и дня, чтобы там не напомнили о России в самом что ни на есть негативном смысле. Ощущение, будто в Литве готовятся к реальной войне с Россией. В прессе и на трибунах обсуждают планы по созданию бомбоубежищ. Возвращаются к обязательному призыву в армию, отмененному в 2008 году. Наращивают траты на вооружение. Договариваются о совместных действиях с военными Польши и Украины. Проводят учения с американским спецназом. Президент Даля Грибаускайте говорит о том, что Литва должна накопить силы, чтобы суметь сопротивляться российской армии в течение трех дней, а потом подоспеет помощь НАТО. Тут еще Бжезинский отравил сознание прибалтов, заявив, будто Путин может взять Таллин и Ригу за один день. В Вильнюсе даже обиделись. Так мало? Не может быть! Занять город за один день технически невозможно, успокоил соотечественников литовский главком, генерал Йонас Витаутас Жукас.

Тем не менее, понятно: если дышать только такой атмосферой, формируемой местным телевидением радио, газетами, то неизбежно возникнут массовые отравления сознания. Неужели и выдающийся мастер сцены отравился? Правда, возникает неизбежный вопрос: как связаны «вся культура» и нынешняя внешняя политика России? Прочему отсвет неприязни из-за событий на Украине упал на Чехова, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского? Конечно, можно не любить Путина и вообще всю российскую власть, а также «заказные» художественные произведения, но при чем тут «вся русская культура»?

Все же оставалась надежда, что Некрошюс «всего лишь» поддался массовому психозу, охватившему, пожалуй, не только постсоветское пространство, а и весь мир, кроме джунглей Амазонии. Время вылечит. Однако дальнейшие высказывания разрушают даже такую сомнительную надежду.

Оказывается, выдающийся литовский режиссер, выпускник ГИТИСа (отделение А. А. Гончарова), ставивший спектакли не только в Большом, но и в Государственном театре наций, предложивший в 2003-м свою интерпретацию «Вишнёвого сада» (это была антреприза Фонда Станиславского с участием Л. Максаковой, Е. Миронова, В. Ильина, А. Петренко), всю свою творческую жизнь держал кукиш в кармане. И это — самое неприятное.

Вот с какой любовью он отозвался о русской культуре: «Ты начинаешь придерживаться дистанции. От того, что ранее слепо, явно возвышали не только Литва, но и страны Балтии и другие страны. Русскую культуру возвышали даже в ущерб собственной культуре. Смотрели на русскую культуру c лакейских позиций, с позиции меньшего. „Это наш старший брат“, — твердила пропаганда, которой мы должны были придерживаться и верить, Так мы и поступали, хотя и не все».

Что ж, лакейские позиции — это их выбор, но при чем тут все-таки культура?

Не хочется даже рассуждать на эту тему. Вспомнилось лишь подобное высказывание обожаемого до 2008 года российской кинематографической публикой другого гения-режиссера — грузинского Отара Иоселиани. Он, правда, казалось, не особо скрывал свой кукиш, но его произведения блистали талантом, пусть и скептическим. Право художника. А ненависть не просматривалась. Даже наоборот: добрая ирония.

У него были проблемы с советской цензурой. Уехал во Францию. После распада СССР его привечали и в Москве. Любили, как и Некрошюса. И вот после войны 2008-го с Грузией он произнес слова, которые ну никак не спишешь на эмоции и ненависть к режиму в России. Это своего рода признание. «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть. Это очень серьезно. Поэтому живите с русскими, как вам угодно. Целуйтесь с ними и говорите, что НАТО — это опасно, а Россия — это безопасно. Но возврат к прежнему невозможен! Двести лет терпения и презрения кончились!» Вот так. Вся жизнь с кукишем в кармане.

Одно радует: риторика Некрошюса в отношении русской культуры пока не столь ужасна. Все-таки чудится шепот надежды. И точно есть позитив: теперь знаем, с кем имеем дело. Без сантиментов…

Снимок в открытие статьи: Эймунтас Некрошюс /Фото: vk.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня