Культура

Режиссеры с кукишем в кармане

Эймунтас Некрошюс признался в неприязни… к русской культуре

  
14132
Режиссеры с кукишем в кармане

Эймунтас Некрошюс неожиданно изрек о русской культуре: «В прошлом, я бы сказал, что это очень близкая культура — для меня, Литвы. Но в последнее время мое отношение претерпевает большие изменения. И ничего не можешь с собой поделать. Меняется мнение и о русском театре, и о российском кино, о всей русской культуре» (ru.delfi.lt).

Этому высказыванию, привычному для части литовской интеллигенции, рассуждающей об инвазии русской культуры с помощью не только поп-звезд, но даже Толстого и Достоевского, можно было бы не придавать значения, если бы автором не являлся властитель театральных умов россиян. У нас его нередко именуют гением. Слова режиссера стали шоком для почитателей его творчества в нашей стране, ведь таинственный немногословный Маэстро предложил нашему, европейскому зрителю множество удивительных, скажем так, интерпретаций по произведениям Чехова, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского. Ему рукоплескали в театрах Рима, Флоренции, Милана, Москвы — в том числе Большом театре. Даже удостоили чести поставить в Большом странных постмодернистских «Детей Розенталя», в основе своей рожденных фантазией Владимира Сорокина.

Может быть, Некрошюс, начиная сомневаться в русской культуре, имел в виду низкопробную продукцию наших кинематографистов или чудовищные эксперименты над классикой в иных театрах? Но он говорит «о всей русской культуре». А может быть, на него повлияли речи нынешних литовских руководителей, соревнующихся в применении изобличающих Россию риторических приемов?

Наши вильнюсские знакомые рассказывают: не проходит и дня, чтобы там не напомнили о России в самом что ни на есть негативном смысле. Ощущение, будто в Литве готовятся к реальной войне с Россией. В прессе и на трибунах обсуждают планы по созданию бомбоубежищ. Возвращаются к обязательному призыву в армию, отмененному в 2008 году. Наращивают траты на вооружение. Договариваются о совместных действиях с военными Польши и Украины. Проводят учения с американским спецназом. Президент Даля Грибаускайте говорит о том, что Литва должна накопить силы, чтобы суметь сопротивляться российской армии в течение трех дней, а потом подоспеет помощь НАТО. Тут еще Бжезинский отравил сознание прибалтов, заявив, будто Путин может взять Таллин и Ригу за один день. В Вильнюсе даже обиделись. Так мало? Не может быть! Занять город за один день технически невозможно, успокоил соотечественников литовский главком, генерал Йонас Витаутас Жукас.

Тем не менее, понятно: если дышать только такой атмосферой, формируемой местным телевидением радио, газетами, то неизбежно возникнут массовые отравления сознания. Неужели и выдающийся мастер сцены отравился? Правда, возникает неизбежный вопрос: как связаны «вся культура» и нынешняя внешняя политика России? Прочему отсвет неприязни из-за событий на Украине упал на Чехова, Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского? Конечно, можно не любить Путина и вообще всю российскую власть, а также «заказные» художественные произведения, но при чем тут «вся русская культура»?

Все же оставалась надежда, что Некрошюс «всего лишь» поддался массовому психозу, охватившему, пожалуй, не только постсоветское пространство, а и весь мир, кроме джунглей Амазонии. Время вылечит. Однако дальнейшие высказывания разрушают даже такую сомнительную надежду.

Оказывается, выдающийся литовский режиссер, выпускник ГИТИСа (отделение А. А. Гончарова), ставивший спектакли не только в Большом, но и в Государственном театре наций, предложивший в 2003-м свою интерпретацию «Вишнёвого сада» (это была антреприза Фонда Станиславского с участием Л. Максаковой, Е. Миронова, В. Ильина, А. Петренко), всю свою творческую жизнь держал кукиш в кармане. И это — самое неприятное.

Вот с какой любовью он отозвался о русской культуре: «Ты начинаешь придерживаться дистанции. От того, что ранее слепо, явно возвышали не только Литва, но и страны Балтии и другие страны. Русскую культуру возвышали даже в ущерб собственной культуре. Смотрели на русскую культуру c лакейских позиций, с позиции меньшего. „Это наш старший брат“, — твердила пропаганда, которой мы должны были придерживаться и верить, Так мы и поступали, хотя и не все».

Что ж, лакейские позиции — это их выбор, но при чем тут все-таки культура?

Не хочется даже рассуждать на эту тему. Вспомнилось лишь подобное высказывание обожаемого до 2008 года российской кинематографической публикой другого гения-режиссера — грузинского Отара Иоселиани. Он, правда, казалось, не особо скрывал свой кукиш, но его произведения блистали талантом, пусть и скептическим. Право художника. А ненависть не просматривалась. Даже наоборот: добрая ирония.

У него были проблемы с советской цензурой. Уехал во Францию. После распада СССР его привечали и в Москве. Любили, как и Некрошюса. И вот после войны 2008-го с Грузией он произнес слова, которые ну никак не спишешь на эмоции и ненависть к режиму в России. Это своего рода признание. «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть. Это очень серьезно. Поэтому живите с русскими, как вам угодно. Целуйтесь с ними и говорите, что НАТО — это опасно, а Россия — это безопасно. Но возврат к прежнему невозможен! Двести лет терпения и презрения кончились!» Вот так. Вся жизнь с кукишем в кармане.

Одно радует: риторика Некрошюса в отношении русской культуры пока не столь ужасна. Все-таки чудится шепот надежды. И точно есть позитив: теперь знаем, с кем имеем дело. Без сантиментов…

Снимок в открытие статьи: Эймунтас Некрошюс /Фото: vk.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня