Культура

Молодежная сборная ММКФ

Болгарский «кислород» и орлеанский кич для фестиваля под санкциями

  
1015
Фредерике Аспек с призом "Серебряный Георгий" за лучшую режиссерскую работу ("Росита", Дания) на церемонии закрытия 37-го Московского междуна
Фредерике Аспек с призом «Серебряный Георгий» за лучшую режиссерскую работу («Росита», Дания) на церемонии закрытия 37-го Московского междуна (Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС)

В этом году в аббревиатуре Московского международного кинофестиваля будто не хватало еще одной литеры «м», обозначающей молодость и молодежное кино, ставшее основным направлением конкурсной программы. Из 12 конкурсных фильмов, как минимум, 8 (плюс программа короткого метра) активно затрагивали проблемы молодежи, от младшего дошкольного возраста до старшеклассников и уже работающих, но все еще неприкаянных обитателей нашего трудного мира.

Да и режиссеров, выбравших для дебюта своих лент конкурсную программу 37-го ММКФ, нередко можно было отнести к молодым людям. Ливанка Рана Салем привезла в Москву свой первый полнометражный фильм «Дорога» и не могла сдержать эмоции, получая награду от федерации кинопрессы Фипресси, испанцу Сое Берриатуа, снявшему центральную в молодежной концепции фестиваля картину «Герои зла» и японке Мипо О («Будь паинькой») нет и 40 лет. Лишь немного старше обладатель «Георгия» за режиссуру Фредерикке Аспек («Росита») и Андрей Прошкин с очень молодым по звучанию «Орлеаном». А вот казахстанец Жасулан Пошанов («Шлагбаум») и вовсе уроженец 1985 года.

В общем, конкурсная программа вышла молодой, но далеко не зеленой, и определенно заслуживающей внимания, по крайней мере, аплодисменты достаточно дружно звучали после показов, а бывали и крики «браво».

С прошлого года ММКФ — в центре внимания в связи с влиянием санкций на культурный обмен между Россией и Западом. Уже в прошлом году организаторы отмечали, что приглашать иностранных звезд стало тяжелее, многие отказываются, ссылаясь на занятость. «Мы все под санкциями», — отмечал президент фестиваля Никита Михалков. Впрочем, по крайней мере, состав жюри вышел достаточно представительным, возглавил его французский голливудец Жан-Жак Анно, а в состав вошла британка Жаклин Биссет. Оба приезжали не зря, Анно вернулся домой с призом за вклад в мировой кинематограф, а Биссет была награждена специальной наградой «за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С. Станиславского».

Злые и добрые лузеры

Европу на ММКФ представляли ее условные окраины, от датской деревушки рыбаков до пустеющей Болгарии. Откуда, впрочем, было тем интереснее взглянуть на Старый Свет и на населяющих его молодых людей. Волнует их одно и то же, а вот жизнь в ЕС такая разная.

Молодой датчанин из фильма «Росита» вроде бы имеет все необходимое, работает в море, играет в футбол с отцом, напивается в пабе, имеет даму сердца, однако ощущение «пора валить» в нем растет и окончательно формируется после того, как отец-вдовец выписывает себе молодую филиппинку-жену. Влюбляясь в нее и едва не уведя у отца, парень больше пытается покинуть опостылевшую орбиту. Девушка же, хоть и отвечает сыну взаимностью, но после наставлений подруг-филиппинок (которых там пол-деревни) выбирает отца, потому что молодые не постоянны, а старик будет благодарен и не выгонит. А третьему миру в отношениях с ЕС нужно опираться на расчет, а не любовь.

Датчане сыты и довольны, а вот в Болгарии, как можно понять по фильму «Лузеры» Ивайло Христова, все немного иначе. Вроде страна и в ЕС, а уезжают из нее похлеще, чем из Филиппин и огромные пустые пространства являются основными декорациями. Такое впечатление, что в этой стране остались жить группа школьников, интересующихся, в основном, местной рок-группой «Кислород», непосредственно рок-музыканты из этого коллектива, совершающие турне на собственной маршрутке, выжившая из ума бабушка главного героя и маленькая девочка — болгарское будущее.

«Тут что, бомбой всех убило?», — спрашивают себя рокеры, высаживаясь на центральной площади очередного города. При этом, кадры выступлений «Кислорода» перед коллективом унылых шахтеров или учащихся ПТУ, вызывают ощущение, что Болгария не в Европейском, а Советском, если брать его перестроечное киновоплощение, Союзе.

Родители героя на заработках в Греции (в еще одной «процветающей» стране ЕС), мать героини пьет и морально разлагается, все это накладывается на общеболгарскую тоску, формулируемую в конце, когда ребята лузгают семечки на железнодорожном мосту. «Лузер — это тот, кто рожден в Болгарии», — рождается вывод, в то время как упомянутая выше девочка со свирепым выражением лица шагает вперед по ЖД-полотну. «Хотел бы обратить ваше внимание на то, что в этот момент раздается звук приближающегося поезда», — прояснил концовку сам Христов на пресс-конференции после фильма. В общем, будущее Болгарии режиссер видит непростым.

В то же время, после просмотра совершенно не остается чувства безысходности, так что, кино явно не про «болгашку-говняшку». В «Лузерах» много забавных моментов, местами вспоминается Кустурица, еще больше советские школьные фильмы (сходства добавляет и то, что картина черно-белая), можно упомянуть и Чехова, в любви к которому Христов признался журналистам. Вовсе неслучайно этот фильм покорил и публику, и кинокритику, и стал обладателем Гран-При — «Золотого Георгия» .

Если болгарские «лузеры» (по-болгарски они «каръци»), в целом, милые ребята, которые даже не сильно увлекаются марихуаной и почти не дерутся, то испанские «Герои зла» — это другой этап развития. Сое Берриатуа превращает подростков, почти детей, в цветы зла как-то ненавязчиво и без особенных причин. У главного героя это гиперчувствительность, у его друга тоска по ушедшей подруге, у героини — тяга к мальчишескому образу жизни с драками и воровством.

Дети приходят в класс в начале фильма, рассаживаясь под тонко подобранную классическую музыку (Сое рассказал, что она у него предваряет даже сценарий и в данном кино является «четвертым главным героем») и разбирая свои роли: красавицы, хулигана, заучки, изгоя. Главным действующим лицам, испанским лузерам, с ролями немного не везет, и они быстро меняют школу на вольную жизнь за ее пределами.

Показательно, что в фильме отсутствуют родители, как и какое-то направляющее и сдерживающее начало. Взрослые вообще почти не живут в этом мире красивого испанского городка с полками супермаркета, которые можно почти беспрепятственно обчищать и заброшенными особняками, в которых можно неплохо устроиться со всем украденным, пивом и наркотой. Любовь втроем (еще одна сквозная тема 37-го ММКФ, фильмом-сюрпризом даже стала скандальная «Любовь» Гаспара Ноэ), гомосексуальность, волшебные грибы — во все стороны растет цветок, какие угодно буквы появляются на чистых глиняных досках.

Для двух из трех героев зло остается игрой, они возвращаются в школу и сдают экзамен, а вот «самый главный псих» так и не может найти другой выход из своих комплексов. Режиссер (и сценарист в одном лице) элегантно завершает историю, демонстрируя, что плохой и тянущий товарищей в пропасть герой может быть и лучше «нормальных» друзей, спокойно перерезающих эту связывающую их нить.

«Я сделал такой фильм, потому что меня достали картины о подростках-идиотах, с единственной проблемой в виде каких-то лайков на Фейсбуке. Хотел выразить всю ту боль и трудности, через которые они проходят в период взросления», — пояснил Сое Берриатуа.

И может быть, режиссер хотел сказать нечто большее. В одном из самых красивых мест фильма девочка-героиня реализует свой постоянный сон, в котором она «в конце цивилизации собирает свои детские игрушки». Злые дети конца цивилизации — актуальный посыл.

Еще одной частью этой виртуальной трилогии можно назвать картину «Будь паинькой» японки Мипо О. Этот фильм немного отматывает назад, в ту пору, когда зло только начинает пускать корни внутри цветов жизни. Главные герои ленты — молодой и старательный учитель, мамы, которые по-разному подходят к воспитанию, совсем маленькие дети из начальной школы, искренне ставящие вопрос, как им стать хорошими — ну, чтобы не быть битыми.

Для одной из этих мам воспитание заключается в постоянном рукоприкладстве. Пожалеть розгу — испортить ребенка, это, кстати, все еще популярный для Японии принцип. Сама Мипо О и продюсер ее фильма сообщили, что подняли очень важную тему для своей страны, но заметили, что, наверное, она важна и для других государств, в частности, России. По данным Минздрава Японии, около 50 тысяч детей забирают у родителей каждый год, и при этом детское насилие выросло в 40 раз за последние десятилетия.

Фильм снят очень тонко и трогательно, сразу видно, что сделала его не просто мама, а человек, готовящийся к этому процессу. Мипо О родила сына за месяц до ММКФ и долго сомневалась, стоит ли приезжать в Москву. Все молодые родители тоже оценят и проникнутся этой работой, захотят стать добрее к своим детям, да и чего там, ко всему миру. Трудно спокойно смотреть на героев, бьющих или кричащих на своих детей (лучше японского языка здесь мало какой подойдет), особенно на совсем маленькую девочку лет трех, мама которой одевает ей специальную одежду, чтобы скрыть следы побоев. Как выяснилось в конце фильма, об маму, когда она была маленькой, тушили бычки. Вот она и свою дочь воспитывала согласно традициям.

Ханс не мил, «Орлеан» впечатлил

В конкурсной программе было сразу три российских фильма, плюс немало отечественных картин в рамках специальных показов. Например, на фестивале состоялась мировая премьера картины «Райские кущи» Александра Прошкина, а сын маститого режиссера и тоже уже большой художник Андрей Прошкин пополнил число своих поклонников с помощью «Орлеана».

Фильмы отца и сына сложно сравнивать из-за существенных жанровых различий, но если все же делать это, то «Орлеан» уверенно победит. «Райские кущи», несмотря на звездных актеров и серьезную основу в виде пьесы Александра Вампилова «Утиная охота», получились просто еще одним фильмом, не слишком отличающимся по качеству от любого мелодраматического сериала в вечернем телевизоре. Не вытянули артисты, неубедительным получился перенос героя Зилова из инженера в работника медиа-бизнеса (хотя потенциально это богатая пища для сделок с совестью, проистекающих на фоне кризиса среднего возраста), и уж совсем нелепой выглядит доделанная концовка с охотой.

Прошкин-младший, уже триумфовавший на ММКФ в качестве режиссера «Орды», на этот раз снова снял фильм с помощью Юрия Арабова — одного из лучших российских сценаристов. Фильм также о сделках с совестью, которой служит таинственный экзекутор, «часть той вечной силы» и т. д.

Жанр фильма можно описывать с помощью популярных в среде кинокритиков слов вроде трагифарс, кич, абсурд и обязательно «философская притча», что будет несомненно правдой, но лучше позаимствовать термин у группы The Tiger Lillies, чьи песни в качестве саундтрека во многом его и определяют, и создают неповторимую атмосферу «Орлеана». То есть, темное кабаре (dark сabaret).

Именно форма привлекает в этом фильме, от афиши, важной части циркового искусства, до первых же кадров и звуков. Но и с содержанием все хорошо.

Три главных героя, жителя алтайского городка Орлеан, достаточно буднично плохие. Ничего экстраординарного. Парикмахерша (Елена Лядова стала лучшей актрисой фестиваля) делает аборты и запирает в шкафу сынишку, успевшего появиться на свет. Врач, циничный молодой человек — эдакий доктор Быков в юности — делает эти аборты, надкусывая мороженое из рук медсестры, и не находит времени поменять простыню под лежащим дома больным отцом. Начальник полиции борется со злом, в рамках существующей системы.

Экзекутор (его, разумеется, не мог сыграть кто-то кроме Виктора Сухорукова) также поначалу лишь развлекает грешников философскими задачками, воссоздавая подвергнувшуюся эрозии моральную максиму, но так как герои активно сопротивляются, он слегка демонстрирует свои запредельные возможности, впрочем, не перегибая в этом плане палку. Он, как и положено совести, действует изнутри.

Блудница, эскулап и страж пытаются убить экзекутора, потом, убедившись, что это невозможно, пытаются ему понравиться, делая мертвой совести припарки, затем подсовывают его фокуснику из бродячего цирка, который любит распиливать людей по-настоящему. После такого даже мистически материализовавшаяся в Орлеане совесть-Сухоруков на некоторое время пропадает, но без нее не становится легче. После того, как герои вкусили этого запретного плода.

Сравнивая этот фильм с другими, посвященными разным порокам жителей российской глубинки или царящей там беспросветности, например, с картиной «Юрьев день» по сценарию того же Арабова, понимаешь, что «Орлеан», как и болгарские «Лузеры», производит куда более светлое впечатление. За счет ли юмора, тонких диалогов, если не на уровне классических образцов этого искусства, то аналогичного направления, трагикомического фальцета и аккордеона Мартина Жака из The Tiger Lillies, постоянно входящего в кадр циркового автомобиля в виде слоновьей головы, рождается лишь отчасти реальный мир. Который продюсер картины Игорь Мишин сопоставил с «Фарго» братьев Коэнов, фильмами Тима Бертона и Дэвида Линча. Вспоминаются, впрочем, и фильмы Карена Шахназарова, у которого Андрей Прошкин был вторым режиссером. Например, «Город Зеро».

Значительными событиями на ММКФ стали и два других российских фильма. «Арвентур» Ирины Евтеевой удостоился ряда призов от критиков (жюри NETPAC и жюри российской кинокритики) и многих теплых слов, сочетание художественного фильма и анимации вызвало у председателя NETPAC сравнение с концепцией Рихарда Вагнера («Художественное произведение будущего») о пополнении ветвей искусства за счет друг друга. «Арвентур» оценило и главное жюри, удостоив специального приза «Серебряный Георгий».

А вот картина «Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе, к удивлению многих, осталась практически без призов. Этой ленте пока не очень везет в фестивальной жизни, трудно ей было и 2 года назад на самом ответственном этапе получения госфинансирования, которое в итоге досталось со скандалом. А на пресс-конференции режиссеру уже пришлось избегать подозрений в том, что он пошел на серьезные изменения ради государственных денег. «Никаких категорических условий не было, только вкусовые вещи», — отвечал Миндадзе.

Фильм начинается с титра о пакте Молотова-Риббентропа и посвящен работе немецких инженеров над оптикой на заводе в России (в ходе скандала с Минкультом, эксперты отмечали, что после подписания пакта немецкие специалисты не работали в России и не разрабатывали здесь высокотехнологическое оборудование).

Знаменитый пакт проступает уже из названия, достаточно очевидные параллели производит и киноязык. Русский рабочий Петр не может помешать обезумевшему Хансу, бросающему уголь в топку, после чего люди гибнут от взрыва, но немцы продвигаются в плане своей научной работы. Ханс умоляет Петра не выдавать его, потом они некоторое время вместе едут на телеге, когда Петр решает сбежать вместе с семьей.

Наконец, российская девушка с пятеркой по немецкому интересуется Хансом-инженером в это предвоенное время и затем именно ее рука с бритвой оказывается на шее уже немецкого солдата Ханса.

Фильм производит впечатление и актерскими работами (от Якоба Диля до Розы Хайруллиной), и операторским мастерством Олега Муту, и прежде всего работой режиссера-сценариста (а как известно Александр Миндадзе достаточно «молодой» режиссер, но один из действующих классиков-сценаристов). Но основное жюри ММКФ выбрало другие фильмы, имея полное право на собственные «вкусовые вещи».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня