Культура

Неудавшаяся охота Квентина Тарантино

Что хотел сказать нам знаменитый режиссер своим новым фильмом?

  
2941
Неудавшаяся охота Квентина Тарантино
Фото: PLANET PHOTOS/ Global Look Press

Итак, некто, отдаленно напоминающий помещика Ноздрева в исполнении незабвенного Павла Луспекаева в телевизионном спектакле «Мертвые души» 1969 года выпуска, а также его спутница, антропологически восходящая к еще одному Гоголевскому персонажу — Степану Плюшкину, едут по бескрайним, занесенным снегами просторам то ли Вайоминга, то ли Северной Дакоты, то ли Колорадо.

Холодно.

Ветренно.

Пустынно.

Мимо покосившихся деревянных изгородей, что кривятся вдоль дороги, расчищенной тяжелой снегоуборочной техникой, несется дилижанс, запряженный шестеркой резвых лошадей.

Невзирая на шквальный ветер, изрядный «минус» и заряды колючего снега, голосистый кучер ни на минуту не закрывает рта, подгоняя и без того летящих во весь опор коней. Впрочем, это и понятно, ведь его пассажиры торопятся в заштатный городок Ред-Рок, где каждый из них получит заслуженное.

С Джоном Рутом, хорошо известным от Орегона до Висконсина «охотником за головами» по прозвищу «Вешатель», щедро расплатятся за мастерски сделанную работу, а его попутчицу — кровавую разбойницу Дейзи Домергу, казнят судом Линча.

Практически «однозвучно гремит колокольчик» в том смысле, что все идет своим чередом и, как кажется, уже ничто не изменит заведенного порядка вещей.

Но, как это часто бывает на охоте, особенно на охоте за головами, что-то все-таки начинает идти не так.

И речь в данном случае вовсе не о законах жанра, когда появляются новые персонажи, поступки коих кардинально меняют ситуацию и приводят к неожиданной (ожидаемой) развязке.

Тут свершается нечто иное, а именно, происходит сбой в авторском высказывании, и легендарный создатель «Бешеных псов» и «Криминального чтива», «Убить Билла» и «Бесславных ублюдков», как представляется, перестает понимать, о чем он снимает свою восьмую по счету картину.

Вполне возможно, что предшествовавший запуску фильма скандал с воровством сценария, а также последовавшие за ним депрессия и отказ работать над «Восьмеркой», впрочем, впоследствии преодоленные при помощи продюсеров Боба и Харви Вайнштейнов, не прибавили режиссеру оптимизма.

Теперь же, читая постпремьерные интервью Тарантино, приходишь к неожиданному выводу, что более всего в этой истории режиссера вдохновляло то обстоятельство, что картина снималась на 70 мм. кинопленку в формате Ultra Panavision 70, на котором в Голливуде работали последний раз в 1966 году. По мысли маэстро, возвращение к классическому изображению на новом уровне развития киносъемочной техники должно было придать вестерну особую реалистичность и брутальность.

Нет, не придало…

Хотя бы по той причине не придало, что, являясь техническим видом искусства, игровое кино, в первую очередь, это сценарий, режиссура и игра актеров, а только потом техника.

Вполне возможно, что Тарантино запустился с невнятным, плохо прописанным сценарием, а также пригласил знаковых исполнителей, с которыми работал раньше, в надежде поохотиться за состоянием и поймать его в ходе съемок.

Да, так бывает, и человек, снявший постмодернистское «Криминальное чтиво», вполне мог рассчитывать на подобное развитие сюжета, когда импровизация на площадке по умолчанию закладывается в материале, над которым работает съемочная группа. Но после «Джанго освобожденного», видимо, вестерн-тема была выбрана без остатка, и чуда не случилось.

Случился унылый, незатейливо подсвеченный, словно из телепостановок ЦТ образца 70-х годов интерьер, в котором актеры старательно произносили путаный текст, несмешно шутили, картинно дрались, а потом, что и понятно, потекли реки крови и полетели в разные стороны оторванные конечности.

Видимо, уже на монтаже «Омерзительной восьмерки» режиссер, поняв, что картина не складывается, решил прибегнуть к испытанному приему — поделить фильм на главы, дабы структурировать материал, и ввести авторский закадровый текст, чтобы хоть как-то связать несвязываемое.

И опять промах.

Не помогло.

Не связалось.

Главы рассыпались, а закадровый голос в конце картины только усугубил ощущение авторской беспомощности.

Да, охота явно не задалась, а в качестве поощрительного трофея после трехчасового просмотра недоуменный зритель получил лишь пафосную сцену с чтением письма президента Соединенных Штатов Авраама Линкольна темнокожему офицеру федеральной армии северян, опять же охотнику за головами Маркизу Уоррену.

Именно недоумение! Пожалуй, впервые от просмотра фильма Тарантино возникло это чувство. А ведь бывало всякое — восхищение, раздражение, восторг, негодование, но вот чтобы недоумение — это впервые!

Что хотел сказать режиссер своим восьмым по счету фильмом, зачем он снимал пустоту при помощи супертехники Ultra Panavision 70, кому адресовал свое послание?

Вопросы, на которые нет ответа, при том, что сам Квентин молчит, хотя его дилижанс уже давно никуда не мчится, а стоит засыпанный бутафорскими снегом.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Елена Вяльбе
Елена Вяльбе

«Десяточка»? Хорошая для начала дистанция, в лыжных гонках она применяется в эстафете 4×10 километров. Это означает, что дистанция преодолевается в команде четырьмя отдельно взятыми спортсменами, но результат — один на всех, тут общая и победа, и поражения. В общем, поздравляю всю команду «Свободной прессы» с первым 10-летием и желаю не сходить с дистанции и в таком же темпе идти вперед! Ну, и спорта, конечно, побольше!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня