Культура

Ее звали Же

Игорь Бондарь-Терещенко о новой книге Александра Снегирева

  
3018
Ее звали Же
Фото: обложка книги Александра Снегирева

…В общем-то, речь в новой книге рассказов известного прозаика не только о них. Хотя, в последнее время Снегирев только и пишет, что о женщинах — в песках памяти, в истории страны. Его роман «Вера» получил престижную премию, и хоть Анна Козлова заметила, что таких романов в истории — и страны, и литературы — на каждом этапе пересылки в светлое будущее, нынче у него снова о женщинах, встречающихся в жизни героя. И даже если в первом рассказе сборника «на крик Халмурода сбежались все», среди кондитера и «оказавшегося на кухне официанта» все равно была посудомойщица Нина.

«Здравствуйте, Нина, вы позволите, я переоденусь?» — подобострастно замирал герой советской комедии. Впрочем, во всех историях сборника ряженными оказываются героини, а их партнеры наоборот — остаются неизменными в своей коммунальной мужественности. Ну, то есть, скучными мачо, которые хоть и не плачут, как известно, но время от времени все равно что-то такое смаргивают. Может, патину времени, так сказать. Может, просто резкость наводят, и сравнивают, сравнивают, сравнивают. То есть, конечно, ищут — ту, единственную, про которую в аннотациях пишут. Мол, «прошли годы, он отчетливо помнит имя старухи… но не может вспомнить имени некогда любимой — с ней из его жизни ушло счастье».

Покуда же все, и даже кухонное счастье — тут много о еде, от ресторана до квартирных посиделок — на месте, и даже с избытком. Например, рот, в который не только едят. «Ротик — загляденье, — второпях сообщают нам. — Так и хочется спустить в него всех своих будущих детей, да и вообще все будущее человечество, которое, если вдуматься, в такие моменты черт знает куда отправляется». Или даже ноги, которые «хозяйка то и дело перекидывала одну ногу через другую», и зрелище это заставляло «думать только о том, как я этими ногами распоряжусь и какие насильственно-ласкательные действия произведу, когда гости разойдутся».

Словом, расходится «однообразный» герой Снегирева в этой пронзительной прозе, словно в песне Высоцкого, когда развязали, но вилки попрятали, и молодая вдова в «собирательном» образе женщины (или даже Женщины) «пожалела меня — и взяла к себе жить». Кстати, в рассказе, давшем название сборнику, почти все так и случилось. Пожилая, правда, дама приютила наглеца, надарив подарков и возжелав, ясное дело, близости, а он возьми да и останься. Голь перекатная потому что, скажете? Лимита и все такое прочее? А вот и нет, все это для того, чтобы, по сюжету, влюбиться в молодую, а остаться с проверенной насильственно-ласкательными действиями старухой, подарившей, кроме штанов и фотоаппарата, дальнейший жизненный успех. То есть, дело техники, понимаете? И суд, как говорится, его оправдал.

И дело даже не в старой коже, утверждениях о том, кому и кобыла — невеста, и прочих стыдных морщинах бытия, а также вокруг этого самого рта, куда всех будущих пролетарских детей и все такое прочее. У Снегирева в прозе всегда бытовало хорошее отношение к лошадям, и одна книжка даже называлась «Чувство вины», продолжающее, должно быть, «Снежное чувство Смиллы», а тут вдруг такое ассорти отчаянного цинизма, закамуфлированного то ли под кризис среднего возраста, то ли под требуемый формат «поиска любимой» во всех морщинистых задах мира.

И ведь самое главное, что автор все-таки понимает, что настоящая жизнь, как говорила одна знакомая, отводя руку с чтивом (чтобы ничего лишнего не подумали) — она ведь не такая. И эта мысль, иногда даже вкупе с действием, пробивается у Снегирева сквозь толщу показной бравады его героев. Даже прикрываясь тем, что это пьющая мама в детстве подгадила воспитанием — все равно лезет, как тесто груди из тесной фабулы. О чем эти мысли? Неужели о неуемном «чувстве драмы жизни и беззащитности любви», как подсказывают издатели? Если забыли, можно уточнить у недавней Леры Манович, ведь как говаривали мачо прежних времен, «баба, она сердцем чует».

«— Чем ты занимаешься? — спросил он.

— Бизнес-проекты. Руковожу отделом. А ты?

— Художник. Рисую комиксы

Она улыбнулась

— У тебя прическа как у Красти из Симпсонов

— Я и есть долбаный Красти, — он грустно усмехнулся"

У героев Снегирева, в принципе, то же самое, ведь типичной бывает не только пневмония. Глянем для сравнения?

«Сначала спросила меня о жизни.

— Нормально, только с детьми не складывается. Считается, обычно у баб проблемы, но у нас с женой иначе — проблемы у меня.

Поинтересовалась карьерой.

— Пишу. Но все чаще думаю найти себе нормальное мужское дело.

Сказала, что я всегда был ненормальным, да и поздно что-то менять. Подмигнула по-свойски и показала фотографии".

И разница даже не в том, что в первом случае любимой женщине нечего показать своему первому мужчине, кроме себя самой, успешной и верхом на иномарке, а во втором, у Снегирева, бывшего мужика все-таки добивают, показывая фото: «Сплошной активный отдых: на одной она карабкается в гору, на другой летит вниз головой с небес, на третьей ныряет с акулами». Дело тут в другом.

В прозе у женщин знают, что потеряли, и оттого активно не ищут, лишь при удобном случае не отказываясь посмотреть, что (из него, бывшего) получилось. Тогда как у мужчин… Впрочем, об этом тоже лучше у них, хотя у Снегирева, где гуляют втроем, как в фильме «Прогулка» и автор-герой пишет о себе, как Сорокин в «Моей трапезе», тоже неплохо, и все же как звать ее — и женщину как трапезу, и десерт как сладкую жизнь — толком не знает, не положено по сюжету. «Его звали Роберт» — об этом даже кино было, а насчет женщин…

А на самом деле, ведь так просто бывает.

«После вернисажа, когда они пили в служебной коньяк, он, раскрасневшийся и пьяный, шепнул Глебу: — Я хоть и старик, но никогда донжуанству вашему не завидовал. На кой мне свиристели эти… А тут в первый раз затосковал. Такая женщина!

— Какая? — Глеб поднял пьяный, затуманенный взгляд.

Андрей Сергеевич c улыбкой наклонился к нему, шепнул что-то на ухо. Глеб нехорошо усмехнулся. Потом мотнул головой и налил себе еще".


Александр Снегирев. Как же ее звали? — М.: Эксмо, 2015. — 288 с.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Валерий Рязанский
Валерий Рязанский

Сердечно всех приветствую и поздравляю с 10-летием со дня образования «Свободную прессу».

Начав с нуля, вы сумели создать одну из самых ярких и неординарных электронных газет страны, ваш авторитет выкован вашим профессионализмом и талантом.

Вы делаете упор на освещении политических, экономических и социальных тем, создающих резонанс в обществе, освещаете культурные и научные события. Ежедневно сайт просматривается сотнями тысяч человек.

Появление действительно независимой интернет-газеты стало возможно в результате демократических преобразований в России. Вы последовательно и профессионально отстаивает демократические ценности, достигнутые российским многонациональным обществом.

Желаю всем здоровья, творческих успехов и профессионального долголетия!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня