18+
воскресенье, 20 августа
Культура

Исцелить ожог

Вышло второе, дополненное издание книги, посвящённой жителям и защитникам Новороссии

  
1144
Обложка книги «Ожог»
Обложка книги «Ожог»

Московское издательство «Вече» совместно с участниками интернет-проекта «Земляки», выпустило второе издание поэтического коллективного сборника «Ожог» — расширенного и дополненного. Первый тираж, появившийся в канун 70-летия Великой Победы, несмотря на отсутствие какой-либо, как сейчас принято говорить, «пиар-кампании», стремительно разлетелся по населенным пунктам России, был частично доставлен в Донбасс, повсеместно прикипел к сердцам неравнодушных русских людей. Ее авторы — не только профессиональные литераторы, уроженцы России, Украины и Белоруссии, но и простые люди, очевидцы, участники дынных событий, в том числе и ополченцы, в душах которых родились пронзительные и серьезные строки. Война на Украине, в Новороссии, Донбассе 2014−2015 гг. затронула всех, потому география стихотворцев, представленных в книге, обширна.

Первое издание было 196-страничным, в новом виде сборник включает 268 страниц. К сожалению, договоренности в формате «Минск-2», хоть и приостановили интенсивное ведение боев в Донбассе, но проблемы в целом пока не решили, до сих пор в Южной Руси украинская сторона ведет обстрелы населенных пунктов, по-прежнему гибнет мирное население.

Поэтому книга «Ожог» — живой отклик на события, которые происходят и сейчас. Основной ее раздел, посвящённый жителям и защитникам Новороссии, составили произведения, написанные по горячим следам событий в зоне конфликта. Среди авторов — очевидцы войны, которую ведет киевская преступная клика против собственного народа, Владислав Русанов, Дмитрий Трибушный (Донецк), Александр Морозов (Дебальцево), Александр Савенков (Горловка), Светлана Сеничкина, Елена Заславская, Елена Настоящая (Луганск) и другие.

Огненны строки Екатерины Ромащук (Горловка):

Мой город охрип от молитв,
Мой город оглох от бомбежек,
Мой город сегодня безлик…
Прошу: защити его, Боже!

Калека, бессильный на вид,
Но тлеет в нем дух поколений,
Мой город стоит на крови…
За то, что не стал на колени.

Один из составителей книги, поэт Виктор Кирюшин (над составлением работали также С. Евсеев и В. Попов) даёт аннотацию: «Боль и надежда — два этих слова определяют атмосферу поэтического сборника. Стена отчуждения, умело возведённая внешними силами между Россией и Украиной, не может не отзываться болью в сердцах людей, не оболваненных пропагандой. А надежду даёт наша общая история, в том числе победа в Великой Отечественной войне…».

Первый раздел, «Окаянные дни», с прямым отсылом к Бунину, открывает стихотворение Игоря Ляпина, 1992-го года, с напоминанием, как начиналось принудительное расчленение огромной страны:

И под Харьковом, и под Жмеринкой,
И в херсонской степи седой,
Очарованные Америкой,
Вы стоите ко мне спиной.
Вы стоите с обманом под руку,
За добро принимая зло.
Дружба — побоку, братство — побоку…
Заколдобило. Занесло.
Все вам видится даль просторная,
Все мерещится, что сейчас
Та страна, за бугром которая,
В омут бросится ради вас.

Но и горько ещё поплачете
Над развалом большой семьи.
Вот увидите, ось побачитэ,
Очарованные мои!

А поэт из Казахстана Игорь Брейдо ещё десять лет назад писал:

Пятнадцать лет на карте нет страны,
Разорванной на части без войны,
А мы победу празднуем упрямо
С томящим ощущением вины
Пред каждым, кто пророс степным бурьяном
И предан василиском полупьяным.

Горькое коллективное вступление в книгу завершает стихотворение Вадима Негатурова, сгоревшего во время кровавой пятницы в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 г., в страшном пламени «одесской Хатыни», человека, имя которого стало символом мужества и стойкости, а его стихи — гимном сопротивления фашизму. Он родился в 1959 г. и жил в Одессе, получил два высших образования как математик и экономист. Был одним из лидеров протестов на Куликовом Поле в Одессе против украинских националистов. Автор гимна антимайдана — «Марша Куликова Поля».

Эпиграфом к сочинению, датированному 07.02.2012 г., В. Негатуров предпослал эпиграф из Т. Шевченко — «…славних прадідів великих правнуки погані»:

Чёрной завистью лица землисты…
В бегстве глаз — вороватый невроз…
Липкой алчностью руки нечисты
у вахтёров, сержантов, министров,
у вождей и гламурных стервоз…
Перекручены факты истории…
Узаконен церковный раскол…
Нет ДЕРЖАВЫ. Есть блок территорий,
где паны в истребительном споре
местечковый творят произвол…

Основной посыл сборника сконцентрирован в разделе «Ожог», получившем название по стихотворению жителя Московской области Анатолия Вершинского. Автор вспоминает свое родное сибирское село Семёновка, где есть улица Киевская, на которой живут украинцы. И ему аукается другая Семёновка, донецкая, — «её накрыл ракетный ураган»: «Семёновка, ожог земли донецкой, на совести моей рубцом легла».

Так же в этом разделе опубликованы произведения Любови Берзиной (Москва), Татьяны Чертовой (Омск), Дианы Кан (Новокуйбышевск Самарской обл.), Веры Кузьминой (Каменск-Уральский Свердловской обл.), Дмитрия Мурзина (Кемерово), москвичей Марины Аввакумовой, Владислава Артемова, Людмилы Щипахиной, Юрия Лощица, молодого поэта из Оренбурга Влады Абаимовой и многих других.

Несколько стихотворений Светланы Кековой (Саратов) дают всему сборнику глубинную библейскую подсветку, побуждают задуматься о природе человека, о присутствии в нашей жизни апокалипсиса. Процитируем здесь сочинение с эпиграфом, взятым из «откровения Иоанна Богослова», «…отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе (Откр., 14,13)»:

В Киеве уже цветут каштаны,
с мостовой дождями смыло кровь.
— Ты мне, друг, для каждой новой раны
по свинцовой пуле приготовь.
Кажется, что смыты все улики,
в чистом небе носятся стрижи,
но слышны над Украиной крики:
«Москалей проклятых на ножи!»
Наточила лезвия осока,
и в лампадах кончился елей,
залита земля Юго-Востока
кровью этих самых москалей.
Сквозь вселенский ужас украинский
видно, как с ухмылкой воровской
медленно колдует пан Бжезинский
над великой шахматной доской.

Улики собственных преступлений — в Киеве, Одессе, Мариуполе, везде — киевской хунтой по-прежнему скрываются, но «Бог сохраняет всё».

В ответ на заявление министра обороны Украины Гелетея в 2014 г. о том, что город Севастополь будет украинским, и там проведут парад Победы, Владимир Костров (Москва) откликнулся стихотворением «Министру обороны Украины»:

В лучах медийного огня,
Как Бонапарт, пока зелёный,
Грозил большие куреня
На наши двинуть батальоны.
Мели, Емелюшка, мели,
Как рудимент дурной эпохи.
Да, мы не скачем, москали.
А вечно скачут только блохи.
И руки уперев в бока,
Грози сильней российской дали.
А колорадского жука
Вам из Америки прислали.

В сборнике опубликован и один из многочисленных «боевых патронов» москвички Юнны Мориц, в последние годы активно выступающей с антифашистской поэтической публицистикой. В стихотворении «Запад святой» (датировано 22 июня 2014 г.) автор ставит знак равенства между современной экспансивной идеологической доктриной «золотого миллиарда» и его детищем — нацизмом.

Миномётчик и снайпер-молодчик
Бьют по беженцам, по журналистам,
Чей язык — Достоевский, Толстой.
Так в Европу идёт Украина,
Где невинна летящая мина,
И летящая пуля невинна, —
И своей глухотой,
Немотой, слепотой
Наслаждается запад святой!

В новом издании появилось многосмысловое произведение «Славянск» харьковчанина Германа Титова, из большого цикла с символичным названием «Стихи 14-го года»:

Все высоты и волны твоя
Бездна в бездну кричит безответно
Это яви обещанный яд
Бронетехники вход предрассветный
Это сердце России в золе —
В окольцованном кровью славянской
Городишке среди тополей
Где истории сорваны связки
Голоси теперь — не голоси
Это прадедов зримые тени
На разъездах последней Руси —
Ополченье берёз и сирени
Им назавтра дано умереть
А стихи — да вернутся им хлебом
Где есть Бог твой — где ты будешь впредь
Чёрный дым под расстрелянным небом.

Трижды выводившийся украинскими нацистами на расстрел поэт, ополченец ДНР Юрий Юрченко представлен сочинением «Шкаф», уже получившим широкую известность.

Несколько пронзительных стихов в книге посвящено добровольцам, многие из которых так и не вернулись домой. Это и стихотворение Александра Сигиды (луганский посёлок Атамановка) памяти Александра Гизая «Там — на картинках — красивые горы…», и полное материнских переживаний стихотворение Натальи Лясковской «Омич», и произведение Людмилы Щипахиной «Памяти Алексея Мозгового», а так же «Баллада о Пономаре» Ивана Белокрылова, посвященная памяти ушедшего в ряды ополчения пономаря Киево-Печерской Лавры Сергея Журикова.

Бывшая харьковчанка Марина Ахмедова, почти четыре десятилетия живущая в Махачкале, тесно творчески сотрудничавшая с Расулом Гамзатовым, завершает стихотворение о дорогом ей донецком городе Торез такой строфой:

На белой мазанке убитой,
Как сито, чёрным антрацитом —
Следы от пулемётных трасс…
И на земле ветряк бескрылый.
И грохот над Саур-Могилой,
О, Господи, помилуй нас!
Прости, Донбасс…

Это вынести непросто: «Где сад шумел — теперь воронка, Немая, словно похоронка, Перетекающая в боль».

Харьковчанин Матвей Славко, помнящий о знаменитой исторической записке министра внутренних дел П. Н. Дурново Государю Николаю II Александровичу февраля 1914-го («Кто присоединит Галицию, тот потеряет Империю»), в стихотворении «Прощай, Галичина!» (2009) о неизбежном разводе-расставании говорит жёстко:

Прощай, Галичина! Мне твой несносен взор —
коричнево-кривой, с нацистской поволокой.
Набивши склочный рот слюною тягныбокой,
влачи сама-одна свой тягостный позор.
Ты Гитлеру взахлёб лизала сапоги,
и лижешь до сих пор, насупленная краля.
Твой злобный соловей — наследник «Нахтигаля».
Неси ж на Страшный суд чугунные долги.
Услужница СС, живи, но не со мной —
тиару прославляй и по латыни ботай.
Спесивая сестра, я сыт твоей заботой.
Прощай, Галичина, будь Риму ветчиной!

«Давай разойдёмся как люди, прилично», — по-человечески предлагает Надежда Надник. Но Галиция, навязавшая свою бандеровскую болезнь-бесовщину всей Украине, уже ничего не слышит, в том числе и луганца Марка Некрасовского: «Я не верю, что это традиция — Вновь нацизмом расколота нация. Что бы пели Волынь и Галиция, Если б их разнесла авиация?»

Вадим Степанцов, создатель группы «Быхыт-Компот», выступает в сборнике с жестким ответом на происходящие события стихотворением «Июльское»:

Вокзальчик поселковый за Окой,
Такой уютный, тихонький такой,
Пригрелся бомжик, ивушка кудрява.
Я укокошу этой вот рукой
Того, кто крикнет здесь: «Героям слава!»

Образ братопредательства, взятый из древней и вечной русской истории, уместно и духовидчески вспоминает москвичка Любовь Берзина: «Там были те же облака, И то же небо. Убила братская рука Бориса, Глеба».

О том же говорит и Виктор Кирюшин:

Где, за каким затаился кустом
Брат мой и враг мой
С таким же заветным,
Мамой надетым,
Нательным крестом?

И Евгений Юшин:

От Красного Лимана до Попасной
Визжит железо — солнце не встает.
Братишка мой, как глупо и напрасно
Ты позабыл, что мы — один народ.

Марина Кудимова в стихотворении с актуальным названием «Ватник» о новых сражениях в донецких степях речёт словно о Курской битве:

Как здесь танки понаворочали —
И куда лежать головой?
Кровью мокнет по Новороссии
Чернозём её даровой.
Над донецкою степью пуганой
Кропивянка поёт судьбу.
Ватник пылью пропитан угольной —
Не смывается и в гробу.

«Май зашёлся грозами, Смертные дожди… Выстой, Новороссия! Выстой и прости…» — просит краснодарец Сергей Тимшин.

В стихотворении «Молитва», посвященном мальчику Ване Воронову из Донецка и всем детям мира, погибшим или раненым в войнах, Ольга Шмакова обращается к Высшему Судии:

Уйми убийц! Им души не вернуть,
Они прошли за гибельный рубеж,
По Украине их ужасный путь
Среди развалин детской кровью свеж.

Уроженка Черкасщины, ныне москвичка Наталья Лясковская с совестной неисцелимой болью повторяет:

и старики чей мир опять войной разорван
погибшие в боях отцы и сыновья
и матери в слезах и дочери по моргам
все эти люди я
все эти люди я

* * *

Сердцевину сборника составляет раздел «Страницы общей памяти», куда включены стихотворения поэтов-фронтовиков, сражавшихся словом и оружием за Украину — против гитлеровских захватчиков и их пособников в войне, которую мы называем Великой Отечественной. Тут мы найдем и стихи Александра Твардовского, Михаила Исаковского, Константина Симонова, Сергея Наровчатова, Мустая Карима

Кроме грандиозной «Песни о Днепре» здесь помещён ещё один текст Евгения Долматовского, написанный в 1941-м, но звучащий актуально:

Жди теперь моего возвращения,
Бей в затылок врага.
Сила ярости, сила мщения,
Как любовь, дорога.
Наша армия скоро ринется
В свой обратный маршрут.
Вижу — конница входит в Винницу,
В Киев танки идут.
Мчатся лавою под Полтавою
Громы наших атак.
Наше дело святое, правое.
Будет так. Будет так!

«Радость стариков и смех подростков, Всё, чем ты, победа, дорога, — Нам залог, что сталь Днепропетровска Скоро полетит в лицо врага! — писал в 1943-м Дмитрий Кедрин.

Нельзя не привести целиком стихотворение «Харьков» (1943) уроженца Ростова Великого Ярославской области и всю жизнь киевлянина Николая Ушакова:

Харьков слышит гул родных орудий.
Гул всё громче.
Звук разрыва сух.
Превратились в слух
дома и люди,
и деревья превратились в слух.
«Ждём», — как будто говорит Сумская.
«Ждём», — соседний произносит сад.
Головы всё ниже опуская,
на балконах
мёртвые висят…
— Ждём, — живые повторяют люди.
Пепельною ночью,
сизым днём
Харьков слышит гул родных орудий,
мужественный голос:
«Мы идём!»
За противотанковыми рвами,
за скрещением дорог
вдали
Харьков вырастает перед нами.
Мы идём,
мы входим,
мы вошли.

Взяли слово на страницах сборника «Ожог» и известные авторы УССР, чьи строки были в свое время переведены на русский язык, — Платон Воронько, Мыкола Бажан, Андрий Малышко. Последний, в частности, писал в железном 1942-м:

У Днепра я спрошу: «Слушай, старый, ты видывал виды, —
Что под градом стальным ты сегодня ответишь врагам?»
И рокочет мне Днепр: «Не забыл я и старой обиды,
А уж новую эту — вовек не прощу палачам!»

Разве не о сегодняшней Одессе написал в 1945-м малоросс Бажан, когда говорил о киевском Бабьем Яре (перевод М. Лозинского):

Мы этот пламень помнить вечно будем,
И этот пепел — он неискупим.
Будь проклят тот, кто скажет нам: «Забудем».
Будь проклят тот, кто скажет нам: «Простим».

И стихи наших современников есть в этом разделе. Они посвящены той, Великой войне, но адресованы нам. Это «День Победы» недавно ушедшего от нас Михаила Анищенко (Самарская обл.), «Саженцы» из цикла 1984-го года «Война. Фрагменты общей памяти» Станислава Минакова (Харьков-Белгород), стихи Николая Рачкова, Владимира Кострова, Евгения Семичева, уже ставшие широко известной песней стихи Тимура Раджабова «Я — советский солдат» и других.

* * *

Последний раздел книги — «Мы — русские».

Как всегда, лаконичны и афористичны строфы краснодарца Николая Зиновьева:

Из камня выжимала сок
Рука Москвы — и онемела.
И сразу нечисть налетела,
Чтоб пожирней схватить кусок.
Но вдруг все с нами вновь «на Вы» —
Прошло, исчезло онеменье.
Сильнее нет руки Москвы,
Творящей крестное знаменье.
Уйдёт беда водой в песок,
Крестись, Москва, и бесов мучай,
Но всё ж дави из камня сок
Другой рукой на всякий случай.
А вот строки поэта Владислава Артёмова:
На закат, который еле тлеет,
Облака, как лебеди, летят.
Русские сдаваться не умеют.
Почему? А просто не хотят.

Смысловой точкой в книге являются последние стихи сборника. Среди них стихотворения В. Негатурова «Мужская молитва», С. Минакова «Новая походная песня слободских полков», В. Можаевой «Мы отпразднуем когда-то День Победы…»

И ребята, что погибли на Донбассе,
С нами вместе будут праздновать тогда…
А пока что этот День у нас в запасе.
До рассвета. До Победы. До Суда.

Симферопольский поэт Константин Фролов-Крымский фактически завершает сборник «Ожог» твёрдыми провидческими строками 2011 г.:

Мы однажды вернёмся, Россия,
Под твои вековые крыла,
От свободы своей обессилев,
Что обчистила нас догола…

«…Долго ли жить этой страшной войной?» — спрашивает весь Русский Мир строкой одного из авторов книги «Ожог».

Прочитать весь сборник в электронном виде можно здесь. Книга распространяется бесплатно.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня