Жизнь с Мастером

К 125-летию со дня рождения Михаила Булгакова

  
9122
Михаил Булгаков и Татьяна Лаппа
Михаил Булгаков и Татьяна Лаппа

Когда-то по Дому литераторов бродили юные (и не очень) девы с напряженным, бегающим взглядом — это маргаритки искали своих мастеров. Жизнь героини знаменитого романа представлялась им как вечный праздник благополучия — с балами, пайками, путевками и романтическими взлетами впридачу.

На самом деле Маргарита и ее прототипы жили совсем не так! О Любови Евгеньевне Белозерской, второй жене Булгакова, и о Елене Сергеевне Шиловской, жене последней, известно много. Про первую жену вспоминают редко.

Летом 1908 года 16-летняя гимназистка приехала из Саратова погостить к киевской родне. «Я познакомлю тебя с мальчиком, — сказала тетка. — Он покажет тебе Киев». Так встретились Татьяна Лаппа, Тася, избалованная девочка из богатой дворянской семьи, и юный Булгаков.

Роман их длился почти пять лет. И было все: угроза застрелиться, если тотчас же не увидит любимую, заброшенная учеба, недовольство родителей, первый аборт. Они обвенчались в апреле 1913-го.
Подстать друг другу, беззаботные и несерьезные, они стояли у аналоя и смеялись, не сознавая торжественности момента. У невесты не было ни фаты, ни подвенечного платья.

Но зато жених заказал особые плоские кольца с именами, выгравированными внутри, — «Михаил Булгаков» у нее, «Татьяна Булгакова» у него. (В голодном 1921 году кольца будут проданы — сначала ее, потом его.)
Жили они счастливо и легко. Веселый город Киев, шумная молодежная компания, опера, кафе, журфиксы, бильярд, синематограф… Но в августе 1914 года Германия объявила войну России. Студент-медик работал в госпиталях, а его юная жена помогала ему — «держала ноги, которые он ампутировал. Первый раз стало дурно, потом ничего».

В 1916 году весь выпуск медфака Киевского университета распределили по земским больницам — взамен опытных врачей, которых отправляли на фронт. Так Булгаковы оказались в Смоленской губернии.

В первую же ночь привезли роженицу, чей муж объявил: «Если умрет, и тебе не жить — убью!». Роды принимали вместе: Михаил говорил, какую страницу в учебнике по гинекологии и акушерству надо открыть, и Тася зачитывала нужные места. Так? вдвоем, они и стали работать.

Потом наступила безнадежная полоса — молодой врач пристрастился к морфию. Прошумела где-то вдалеке Февральская революция. Как в тумане, прошел Октябрьский переворот — в те дни Булгаков ездил в Москву избавляться от зависимости. «Стрельбу и переворот я пережил еще в лечебнице, — говорит герой рассказа „Морфий“. — Никакая стрельба меня не страшила. Да и что вообще может испугать человека, который думает только об одном — о чудных божественных кристаллах!»
Бедная Тася испытала весь ужас жизни с наркоманом. По его требованию доставала морфий, делала уколы. Он предлагал попробовать, но ей хватило ума отказаться. Во время ломок он впадал то в депрессию, боясь, что о его недуге узнают, то в агрессию — наставлял на жену браунинг, как-то швырнул в нее горящий примус. К тому же, Тасе снова пришлось делать аборт: Булгаков боялся, что ребенок родится больным. (Есть даже версия, что он сам делал эту операцию.)
Но именно Тасе удалось вылечить мужа. Весной 1918 года они вернулись в Киев, и, по совету отчима Булгакова, Тася стала разбавлять дозу дистиллированной водой, а потом вкалывала только воду. С морфием было покончено навсегда!
В Киеве Булгаков открыл венерологический кабинет, и опять Тася ассистировала ему. На прием шли «солдаты и всякая голытьба, богатые люди редко болели этими болезнями», вспоминала потом Татьяна Николаевна. Так они прожили относительно спокойных полтора года.

А в августе 1919-го по мобилизации в Добровольческую армию Булгаков отправился в военный госпиталь на Северный Кавказ.
Владикавказ, Грозный, Тифлис, Батум — вот география их странствий, в которую вместилось много чего. Он впервые напечатался в газете «Грозный» (фельетон «Грядущие перспективы»). Заболел тяжелейшей формой тифа, из-за чего они не смогли уйти с белыми, а когда очнулся, в городе были уже красные.

«Ты — слабая женщина, не могла меня вывести», — будет он потом попрекать жену. Но нет, слабой она не была! Просто роли в этом союзе распределились давно: по некоторым воспоминаниям, Булгаков относился к Тасе «высокомерно, с постоянной иронией и как к обслуживающему персоналу». Хотя и любил.
Тася служила «на выходах» в первом советском Владикавказском театре. Денег там не платили, и они продавали по кусочку золотую Тасину цепь. Жизнь теряла смысл, пора было что-то менять…

Сначала в Москву уехала Тася, думая, что они расстаются навсегда — ведь из Батума в Константинополь пароходы ходили часто. Но они встретились в Москве осенью 1921-го. Каким-то чудом образовалась комната — в той самой «проклятой квартире 50» в доме 10 по Большой Садовой. Первый год, отмеченный «бешеной борьбой за существование», оказался невероятно тяжелым. Булгаков ночами сочинял «Белую гвардию» и требовал, чтобы Тася сидела рядом и что-нибудь шила. Когда уставал, у него леденели руки, и Тася специально для этого грела воду.
К 1924 году Булгаков входит в моду. Он пользуется успехом у женщин, крутит романы (обычно с женами приятелей). Тасе говорит, что никогда от нее не уйдет, сердится, если с ней кто-то флиртует, но притом предупреждает: «Имей в виду, если ты встретишь меня на улице с дамой, я сделаю вид, что тебя не знаю».

Тут-то на горизонте и появилась Любовь Евгеньевна Белозерская. Нередко мужчина, выходящий на новый социальный виток, инстинктивно хочет отбросить прошлое, включая спутницу и свидетельницу той жизни. А здесь еще сработал контраст: Тася была измотана, носила темные, скучные платья, перешитые из старого; Люба же прекрасно одевалась, видела дальние страны, включая Париж, где она танцевала в кафешантане, имела множество литературных знакомств.

В апреле 1924-го, ровно через 11 лет после венчания, Булгаков предложил Тасе развестись, сказав, что это лишь формальность, ему просто удобнее считаться холостым. Действительно, они по-прежнему жили вместе. До тех пор, пока он не предложил поселить сюда же Любу — треугольник, о котором втайне мечтают многие! Люба-то не возражала, а вот Тася согласиться не могла. И Булгаков ушел жить с Любой.
Правда, Тасю он все равно навещал, помогал ей деньгами и продуктами. Однажды принес в подарок журнал, где была напечатана «Белая гвардия» с посвящением Любе. Объяснил так: «Она меня попросила. Я чужому человеку не могу отказать, а своему — могу». Объяснение вроде бы лестное, но Тася обиделась и швырнула журнал об пол. Больше они не виделись.
Спустя 15 лет он, понимая, что умирает, попросил привести к нему Тасю. Но Таси в Москве давно не было, она жила в Иркутске с педиатром Александром Крешковым. А в 1945 году вышла замуж за адвоката, приятеля Булгакова, и стала Татьяной Кисельгоф. Последние годы ее жизни прошли на Северном Кавказе, в Туапсе. Здесь она и умерла в возрасте 90 лет, в 1982 году.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня