Культура

Я хотел бы снять фильм о Чехове…

Микеле Плачидо о тайне актерского обаяния, любви к Чехову и своем новом фильме

  
902
Итальянский актер и режиссер Микеле Плачидо
Итальянский актер и режиссер Микеле Плачидо (Фото: Zuma/TASS)

Микеле Плачидо — известный итальянский актер и режиссер. Российские зрители знают его по роли комиссара Каттани в телесериале «Спрут» конца 80-х, но на самом деле, на счету актера десятки разных ролей в кино и в театре. В 1991 году Плачидо сыграл русского офицера в фильме Владимира Бортко «Афганский излом».

Среди ролей Плачидо не только положительные герои, но и злодеи — например, в 2006 г. в фильме «Незнакомка» (реж. Дж. Торнаторе) он сыграл зловещего сутенера, жертву которого играет российская актриса Ксения Раппопорт. С 1990 г. Плачидо активно работает как режиссер. За это время им снято 13 фильмов, многие из которых популярны в Италии и Франции. Его последняя картина «Выбор» недавно получила приз за лучшую режиссуру на кинофестивале «Мост искусств» в Ростове-на-Дону. Микеле Плачидо сам прилетел в Ростов, чтобы представить свою новую картину. Во время мастер-класса он ответил на вопросы о своей жизни и творчестве.

— Как вы стали актером?

— Я с раннего детства любил читать стихи, и ни о чем другом не думал. Учился неважно — меня выгоняли отовсюду. Я проходил военную службу полицейским в Риме и, одновременно, посещал Национальную Академию драматического искусства. Тогда я познакомился с великими драматическими произведениями — Шекспир, Чехов, греческая трагедия, такими писателями, как Достоевский. Прежде всего, я начал читать этих великих авторов. Я никогда не думал о том, что стану большим актером, но меня заметили в театре. И на меня обратила внимание кинорежиссер Лина Вертмюллер — она сказала: «Ты будешь много работать в кино. Ты средний актер, но зрители смотрят только на тебя».

Шутки шутками, но действительно, есть актеры, на которых зрители смотрят больше, чем на других. Это как в жизни — по неизвестной причине, один человек больше притягивает наше внимание, чем другой. Например, Марчелло Мастроянни привлекал внимание публики больше, чем другие, технически более совершенные актеры. Особенно это верно в отношении актрис-женщин. В этом есть какая-то тайна. Возможно, мне повезло. Но в основе своей, я более актер театра, нежели кино.

— Каким вы себя видите как режиссер?

— Как режиссер, я работаю с актерами довольно жестко. Будучи сам актером, я считаю, что знаю психологию актера, его слабости и, наоборот, сознание своих сильных сторон и своего таланта. Например, сейчас я работаю в Италии как театральный режиссер и большинство моих актеров — молодые ребята. Я провожу с ними много времени, обедаю с ними, слушаю, что они говорят о жизни, говорю с ними о политике — о том, что происходит в России и на Украине, во Франции, в Париже. Часто пишу монологи, и они пишут, потом мы их обсуждаем. Мы знаем, что каждый текст от Шекспира до Чехова говорит об одном и том же — о добре и зле. Я себе напоминаю больше дирижера, чем режиссера. Я беру лучшее от того и от этого актера и гармонизирую оркестр

— Как, будучи известным актером, вы пришли в режиссуру?

— Мой первый фильм назывался «Помидор» (1992 г.) — это история африканского паренька, который приехал в Италию, чтобы собирать помидоры и заработать денег на учебу в Болгарии (тогда Болгария была соцстраной, где можно было получить хорошее образование). Я услышал эту реальную историю от одного африканского парня. Я предложил ее продюсерам, никто не захотел сделать, тогда ее сделал я. Так состоялся мой режиссерский дебют в кино.

Быть актером легче. Тебя привозят и отвозят на съемочную площадку, ты делаешь на съемках то, что тебя просят. Заниматься режиссурой гораздо труднее. Нужно за все отвечать, первым вставать, последним ложиться. И если ты делаешь фильм не ради денег, а потому что его любишь, тобой должна руководить настоящая страсть.

—  В ваших фильмах снимались непрофессиональные актеры?

—  В моем первом фильме почти все актеры были непрофессионалы, я их набрал с улицы. Я снимал непрофессиональных актеров и в других фильмах. Я влюблялся в людей — в мужчин и женщин, из-за того, что они были просты, и обладали энергетикой — и поэтому я их приглашал и снимал.

После мастер-класса Микеле Плачидо ответил на некоторые вопросы корреспондента «Свободной Прессы».

«СП»: - Вы сняли 13 фильмов. Среди них есть и мелодрамы, и фильмы про бандитов. Но всегда в них присутствуют моральные проблемы. Вы любите кино, которое ставит моральные вопросы?

— Да, в моих фильмах, как правило, поднимаются моральные вопросы. И потом — кино это не только развлечение. Это отражение жизни. Это отражение общества, в котором я живу.

«СП»: - Но самыми успешными стали ваши фильмы, где есть криминальный сюжет — «Криминальный роман», «Валанцаска — ангелы зла». Т.е. вы пытаетесь криминальный сюжет наполнить более серьезным содержанием?

— Да, в хорошем фильме всегда должна быть мораль. В Италии имеют большой успех фильмы о гангстерах, о связи между криминалом и политикой. Но я снимаю не только в этом жанре — например, мой фильм «Путешествие под названием любовь» (2002 г.) — о любви писательницы-феминистки Сибиллы Алерамо и «проклятого» поэта Дино Кампана — также имел большой успех у публики. Мне вообще нравится кино. Иногда мои фильмы целиком посвящены человеческим отношениям — например, фильм «Выбор», с которым я приехал в Ростов.

«СП»: - Несколько слов о вашем последнем фильме «Выбор».

— Мой фильм очень нелегкий и непростой. Мне нравится работать над загадкой женщины — я уже снял об этом несколько фильмов — «О погибшей любви» (1998), «Путешествие под названием любовь» (2002), «Повсюду ты» (2004). Фильм «Выбор» снят мной по пьесе Луиджи Пиранделло, написанной в 1919 г., но я перенес ее действие в наши дни. Во время диктатуры Муссолини пьеса была исключена из репертуара. Я решил, что она актуальна и сегодня.

Это история двух супругов, которые любят друг друга, но у них нет детей. Однажды жена подвергается насилию и беременеет от насильника. Как мать, она чувствует, что должна защитить ребенка. Как жена, она должна разделить свой выбор с мужем. В общем, лучше посмотреть фильм, хотя он получился нелегкий. Мне приятно, что в зале ростовского кинотеатра было много женщин. Женщины, как известно, намного чувствительней, чем мужчины.

«СП»: - Почему вы взялись за эту тему?

— У Пиранделло много произведений, посвященных женщинам. Повсюду много насилия, но люди выбирают жизнь, а не смерть. Я считаю, что настоящая любовь — это когда мужчина разделяет с женщиной все, в том числе и насилие. Финал моего фильма немного отличается от пьесы — я решил добавить оптимизма. И еще — мне было бы интересно снять эту историю в условиях исламского или индуистского общества, где на женщину, ставшую жертвой насилия, легла бы еще большая вина. Даже в западных странах и в России — первое, что чувствует мужчина в такой ситуации — то, что женщина становится грязной. Это же чувствует и герой фильма — женщина становится неприкасаемой.

«СП»: - Какой из снятых вами фильмов вы считаете самым лучшим?

— Я люблю все свои фильмы, это мои дети, но мне особенно дорог мой фильм «О погибшей любви», снятый в 1998 году — это маленький фильм о моей стране, о женщине-политике, которая умирает молодой.

«СП»: - Это реальная история?

— Да, и эта женщина была коммунисткой. Священник из моей деревни не дал ей благословения, потому что она была коммунисткой. Действие происходит после войны, когда в Италии была сильна коммунистическая партия. Также я люблю свой фильм «Буржуазный герой» (1995 г.). Его герой — маленький буржуа, адвокат, который один ведет борьбу с мафией и считает, что должен честно выполнять свою работу.

«СП»: - Фильмы, которые вы сняли, оказались успешны в коммерческом плане?

— Некоторые — да. Например, «Криминальный роман», «Путешествие под названием любовь», «Валанцаска — ангелы зла». По «Криминальному роману» даже сделали популярный в Италии телесериал.

«СП»: — Производство ваших фильмов финансирует государство?

— Нет, государство денег не дает, у него нет такой возможности. На предыдущий фильм «Наблюдатель» — деньги дала французская сторона и отчасти съемки финансировались за счет рекламы продуктов фильме («product placement»). Также деньги дают частные лица.

«СП»: - Итальянцы ходят в кино на итальянские фильмы?

— Да, итальянцы любят свое кино. После Франции — Италия самая зрительская страна Европы.

«СП»: - Какого персонажа вам самому хотелось бы сыграть в кино?

— Я очень люблю русскую литературу. Несколько лет назад я хотел работать только над Толстым. Я считаю, что это очень современный автор, поднимающий важные темы бедности, семейных отношений, сельского труда, религии. Часто религиозное чувство бывает обращено вовсе не против насилия, поскольку сегодня сами религии — это, зачастую, насилие.

«СП»: - Какое произведение Толстого вы хотели бы экранизировать?

— Например…(задумывается), ну, например «Крейцерову сонату».

«СП»: - Почему именно «Крейцерову сонату»? Ведь это произведение — скажем так, в критическом свете показывает женщин и семейную жизнь?

— Мне хотелось бы показать, почему Толстой написал это произведение. Оно заставляет размышлять. Да, оно - другое, отличается от моих взглядов. Но этим оно мне и интересно.

«СП»: - Вы сказали, что вам нравятся произведения Чехова?

— Да, еще в молодости пьесы Чехова произвели на меня большое впечатление. Я помню фильм с Марчелло Мастроянни, снятый по Чехову, видел в Италии и другие спектакли, в том числе, чеховскую трилогию Кончаловского, поэтому мое мнение — современный театр начинается с русского театра. Недалеко от Ростова, в Таганроге, родился Чехов. Его характеры, персонажи, его театр начинается здесь. Я хорошо знаю биографию Чехова — кем были его отец, мать, братья. Когда Чехов приезжает в Москву, становится писателем, и знакомится со Станиславским — начинается театр. Но еще более Чехова и Станиславского — я очарован актерами той эпохи, как они жили, как все это развивалось.

Будучи человеком театральным, я хотел бы снять фильм о Чехове — Чехове, который присутствует на репетициях театра Станиславского. Я считаю, что это был выдающийся период в истории культуры, когда создавался современный театр — и тут же на подходе была русская революция.

«СП»: - Вы очень любите Чехова, но ваших персонажей в кино и театре (Макбет, Король Лир) не назовешь чеховскими — это, как правило, мужественные люди действия. Чем вас так привлекает Чехов?

— Да, это верно. Я играл в театре профессора Серебрякова из «Дяди Вани», но в целом, мои персонажи далеки от чеховских.

Что меня привлекает в Чехове — так это поэзия. Меланхолическая поэзия его произведений, а также ирония. Ирония и поэзия, или — и то, и другое вместе. Персонажи Чехова часто терпят неудачу на своем пути. Чехов, по-моему, прекрасно выразил отчуждение современных людей, он много говорит о глупости жизни, о ее бесполезности.

Я с возрастом полюбил Чехова еще больше. Чехов показывает в своих произведениях, что наша жизнь — ничто. Он не верит в вечность, он не религиозен. Он верит лишь в тайну жизни. Где-то у Чехова говорится: аист летает, как летал уже тысячу лет. Какой ответ на загадку жизни? Ответа, в общем, нет, кроме того, что в нашей жизни все повторяется. Говорят — воевать плохо, лучше мир. Но войны все равно повторяются. Человек из века в век совершает одни и те же ошибки.

«СП»: - Вы часто приезжаете в Россию?

— Примерно раз в год.

«СП»: - Каковы ваши впечатления?

Я всегда говорил хорошо о России, она дала прекрасных писателей, дала революцию, которая много сделала для изменения мира. Пока шел фильм, мы гуляли и говорили на прогулке только о проблемах России — здравоохранение, коррупция, и так далее. Я ценю все новые изменения и приход к демократии, но я понимаю, что в России еще многое надо делать и что Россия — не идеальная страна. Но уже многое изменилось, я приезжаю сюда и вижу, что есть большие улучшения. Когда-то я знал Ростов только по случаю с Чикатило, а теперь я вижу, что это прекрасный русский город, культурный город.

«СП»: - Современные русские напоминают персонажей русской литературы, которую вы так любите?

— Да, например, из тех, кого я знаю — Никита Михалков кажется мне очень чеховским персонажем. Он полон поэзии и меланхолии. Он любит прошлое. Чехов боится перемен, а русские очень любят что-то менять. Сейчас чеховские герои уже пропали из жизни, остались одни американские (смеется).

«СП»: - А среди обычных людей вам встречались персонажи русской литературы?

— В Москве, по-моему, нет, а в Ростове — да. В Ростове, как мне кажется, я видел много людей, напоминающих чеховских персонажей. Пока шел мой фильм, я прогулялся по Ростову и видел вокруг, как мне казалось, людей и атмосферу, во многом напоминающую пятидесятые годы.

«СП»: - Вы сыграли когда-то в фильме Владимира Бортко «Афганский излом». Были ли новые приглашения от российских режиссеров?

— Недавно Андрей Кончаловский попросил меня участвовать в съемках его фильма о Микеланджело. Он уже прислал мне сценарий. И мне интересно, как русский художник, русский режиссер сможет показать итальянского художника, такого как Микеланджело. Мы поедем в Альпы, чтобы там высекать там из мрамора скульптуры, которые делал Микеланджело. Я счастлив, для меня это — как Оскар.

«СП»: - Будете играть Микеланджело?

— Нет, я думаю — папу римского.

«СП»: - Что ж, надеемся снова увидеть вас на российских экранах.

— Спасибо.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня