Культура

Я хотел бы снять фильм о Чехове…

Микеле Плачидо о тайне актерского обаяния, любви к Чехову и своем новом фильме

  
902
Итальянский актер и режиссер Микеле Плачидо
Итальянский актер и режиссер Микеле Плачидо (Фото: Zuma/TASS)

Микеле Плачидо — известный итальянский актер и режиссер. Российские зрители знают его по роли комиссара Каттани в телесериале «Спрут» конца 80-х, но на самом деле, на счету актера десятки разных ролей в кино и в театре. В 1991 году Плачидо сыграл русского офицера в фильме Владимира Бортко «Афганский излом».

Среди ролей Плачидо не только положительные герои, но и злодеи — например, в 2006 г. в фильме «Незнакомка» (реж. Дж. Торнаторе) он сыграл зловещего сутенера, жертву которого играет российская актриса Ксения Раппопорт. С 1990 г. Плачидо активно работает как режиссер. За это время им снято 13 фильмов, многие из которых популярны в Италии и Франции. Его последняя картина «Выбор» недавно получила приз за лучшую режиссуру на кинофестивале «Мост искусств» в Ростове-на-Дону. Микеле Плачидо сам прилетел в Ростов, чтобы представить свою новую картину. Во время мастер-класса он ответил на вопросы о своей жизни и творчестве.

— Как вы стали актером?

— Я с раннего детства любил читать стихи, и ни о чем другом не думал. Учился неважно — меня выгоняли отовсюду. Я проходил военную службу полицейским в Риме и, одновременно, посещал Национальную Академию драматического искусства. Тогда я познакомился с великими драматическими произведениями — Шекспир, Чехов, греческая трагедия, такими писателями, как Достоевский. Прежде всего, я начал читать этих великих авторов. Я никогда не думал о том, что стану большим актером, но меня заметили в театре. И на меня обратила внимание кинорежиссер Лина Вертмюллер — она сказала: «Ты будешь много работать в кино. Ты средний актер, но зрители смотрят только на тебя».

Шутки шутками, но действительно, есть актеры, на которых зрители смотрят больше, чем на других. Это как в жизни — по неизвестной причине, один человек больше притягивает наше внимание, чем другой. Например, Марчелло Мастроянни привлекал внимание публики больше, чем другие, технически более совершенные актеры. Особенно это верно в отношении актрис-женщин. В этом есть какая-то тайна. Возможно, мне повезло. Но в основе своей, я более актер театра, нежели кино.

— Каким вы себя видите как режиссер?

— Как режиссер, я работаю с актерами довольно жестко. Будучи сам актером, я считаю, что знаю психологию актера, его слабости и, наоборот, сознание своих сильных сторон и своего таланта. Например, сейчас я работаю в Италии как театральный режиссер и большинство моих актеров — молодые ребята. Я провожу с ними много времени, обедаю с ними, слушаю, что они говорят о жизни, говорю с ними о политике — о том, что происходит в России и на Украине, во Франции, в Париже. Часто пишу монологи, и они пишут, потом мы их обсуждаем. Мы знаем, что каждый текст от Шекспира до Чехова говорит об одном и том же — о добре и зле. Я себе напоминаю больше дирижера, чем режиссера. Я беру лучшее от того и от этого актера и гармонизирую оркестр

— Как, будучи известным актером, вы пришли в режиссуру?

— Мой первый фильм назывался «Помидор» (1992 г.) — это история африканского паренька, который приехал в Италию, чтобы собирать помидоры и заработать денег на учебу в Болгарии (тогда Болгария была соцстраной, где можно было получить хорошее образование). Я услышал эту реальную историю от одного африканского парня. Я предложил ее продюсерам, никто не захотел сделать, тогда ее сделал я. Так состоялся мой режиссерский дебют в кино.

Быть актером легче. Тебя привозят и отвозят на съемочную площадку, ты делаешь на съемках то, что тебя просят. Заниматься режиссурой гораздо труднее. Нужно за все отвечать, первым вставать, последним ложиться. И если ты делаешь фильм не ради денег, а потому что его любишь, тобой должна руководить настоящая страсть.

—  В ваших фильмах снимались непрофессиональные актеры?

—  В моем первом фильме почти все актеры были непрофессионалы, я их набрал с улицы. Я снимал непрофессиональных актеров и в других фильмах. Я влюблялся в людей — в мужчин и женщин, из-за того, что они были просты, и обладали энергетикой — и поэтому я их приглашал и снимал.

После мастер-класса Микеле Плачидо ответил на некоторые вопросы корреспондента «Свободной Прессы».

«СП»: - Вы сняли 13 фильмов. Среди них есть и мелодрамы, и фильмы про бандитов. Но всегда в них присутствуют моральные проблемы. Вы любите кино, которое ставит моральные вопросы?

— Да, в моих фильмах, как правило, поднимаются моральные вопросы. И потом — кино это не только развлечение. Это отражение жизни. Это отражение общества, в котором я живу.

«СП»: - Но самыми успешными стали ваши фильмы, где есть криминальный сюжет — «Криминальный роман», «Валанцаска — ангелы зла». Т.е. вы пытаетесь криминальный сюжет наполнить более серьезным содержанием?

— Да, в хорошем фильме всегда должна быть мораль. В Италии имеют большой успех фильмы о гангстерах, о связи между криминалом и политикой. Но я снимаю не только в этом жанре — например, мой фильм «Путешествие под названием любовь» (2002 г.) — о любви писательницы-феминистки Сибиллы Алерамо и «проклятого» поэта Дино Кампана — также имел большой успех у публики. Мне вообще нравится кино. Иногда мои фильмы целиком посвящены человеческим отношениям — например, фильм «Выбор», с которым я приехал в Ростов.

«СП»: - Несколько слов о вашем последнем фильме «Выбор».

— Мой фильм очень нелегкий и непростой. Мне нравится работать над загадкой женщины — я уже снял об этом несколько фильмов — «О погибшей любви» (1998), «Путешествие под названием любовь» (2002), «Повсюду ты» (2004). Фильм «Выбор» снят мной по пьесе Луиджи Пиранделло, написанной в 1919 г., но я перенес ее действие в наши дни. Во время диктатуры Муссолини пьеса была исключена из репертуара. Я решил, что она актуальна и сегодня.

Это история двух супругов, которые любят друг друга, но у них нет детей. Однажды жена подвергается насилию и беременеет от насильника. Как мать, она чувствует, что должна защитить ребенка. Как жена, она должна разделить свой выбор с мужем. В общем, лучше посмотреть фильм, хотя он получился нелегкий. Мне приятно, что в зале ростовского кинотеатра было много женщин. Женщины, как известно, намного чувствительней, чем мужчины.

«СП»: - Почему вы взялись за эту тему?

— У Пиранделло много произведений, посвященных женщинам. Повсюду много насилия, но люди выбирают жизнь, а не смерть. Я считаю, что настоящая любовь — это когда мужчина разделяет с женщиной все, в том числе и насилие. Финал моего фильма немного отличается от пьесы — я решил добавить оптимизма. И еще — мне было бы интересно снять эту историю в условиях исламского или индуистского общества, где на женщину, ставшую жертвой насилия, легла бы еще большая вина. Даже в западных странах и в России — первое, что чувствует мужчина в такой ситуации — то, что женщина становится грязной. Это же чувствует и герой фильма — женщина становится неприкасаемой.

«СП»: - Какой из снятых вами фильмов вы считаете самым лучшим?

— Я люблю все свои фильмы, это мои дети, но мне особенно дорог мой фильм «О погибшей любви», снятый в 1998 году — это маленький фильм о моей стране, о женщине-политике, которая умирает молодой.

«СП»: - Это реальная история?

— Да, и эта женщина была коммунисткой. Священник из моей деревни не дал ей благословения, потому что она была коммунисткой. Действие происходит после войны, когда в Италии была сильна коммунистическая партия. Также я люблю свой фильм «Буржуазный герой» (1995 г.). Его герой — маленький буржуа, адвокат, который один ведет борьбу с мафией и считает, что должен честно выполнять свою работу.

«СП»: - Фильмы, которые вы сняли, оказались успешны в коммерческом плане?

— Некоторые — да. Например, «Криминальный роман», «Путешествие под названием любовь», «Валанцаска — ангелы зла». По «Криминальному роману» даже сделали популярный в Италии телесериал.

«СП»: — Производство ваших фильмов финансирует государство?

— Нет, государство денег не дает, у него нет такой возможности. На предыдущий фильм «Наблюдатель» — деньги дала французская сторона и отчасти съемки финансировались за счет рекламы продуктов фильме («product placement»). Также деньги дают частные лица.

«СП»: - Итальянцы ходят в кино на итальянские фильмы?

— Да, итальянцы любят свое кино. После Франции — Италия самая зрительская страна Европы.

«СП»: - Какого персонажа вам самому хотелось бы сыграть в кино?

— Я очень люблю русскую литературу. Несколько лет назад я хотел работать только над Толстым. Я считаю, что это очень современный автор, поднимающий важные темы бедности, семейных отношений, сельского труда, религии. Часто религиозное чувство бывает обращено вовсе не против насилия, поскольку сегодня сами религии — это, зачастую, насилие.

«СП»: - Какое произведение Толстого вы хотели бы экранизировать?

— Например…(задумывается), ну, например «Крейцерову сонату».

«СП»: - Почему именно «Крейцерову сонату»? Ведь это произведение — скажем так, в критическом свете показывает женщин и семейную жизнь?

— Мне хотелось бы показать, почему Толстой написал это произведение. Оно заставляет размышлять. Да, оно - другое, отличается от моих взглядов. Но этим оно мне и интересно.

«СП»: - Вы сказали, что вам нравятся произведения Чехова?

— Да, еще в молодости пьесы Чехова произвели на меня большое впечатление. Я помню фильм с Марчелло Мастроянни, снятый по Чехову, видел в Италии и другие спектакли, в том числе, чеховскую трилогию Кончаловского, поэтому мое мнение — современный театр начинается с русского театра. Недалеко от Ростова, в Таганроге, родился Чехов. Его характеры, персонажи, его театр начинается здесь. Я хорошо знаю биографию Чехова — кем были его отец, мать, братья. Когда Чехов приезжает в Москву, становится писателем, и знакомится со Станиславским — начинается театр. Но еще более Чехова и Станиславского — я очарован актерами той эпохи, как они жили, как все это развивалось.

Будучи человеком театральным, я хотел бы снять фильм о Чехове — Чехове, который присутствует на репетициях театра Станиславского. Я считаю, что это был выдающийся период в истории культуры, когда создавался современный театр — и тут же на подходе была русская революция.

«СП»: - Вы очень любите Чехова, но ваших персонажей в кино и театре (Макбет, Король Лир) не назовешь чеховскими — это, как правило, мужественные люди действия. Чем вас так привлекает Чехов?

— Да, это верно. Я играл в театре профессора Серебрякова из «Дяди Вани», но в целом, мои персонажи далеки от чеховских.

Что меня привлекает в Чехове — так это поэзия. Меланхолическая поэзия его произведений, а также ирония. Ирония и поэзия, или — и то, и другое вместе. Персонажи Чехова часто терпят неудачу на своем пути. Чехов, по-моему, прекрасно выразил отчуждение современных людей, он много говорит о глупости жизни, о ее бесполезности.

Я с возрастом полюбил Чехова еще больше. Чехов показывает в своих произведениях, что наша жизнь — ничто. Он не верит в вечность, он не религиозен. Он верит лишь в тайну жизни. Где-то у Чехова говорится: аист летает, как летал уже тысячу лет. Какой ответ на загадку жизни? Ответа, в общем, нет, кроме того, что в нашей жизни все повторяется. Говорят — воевать плохо, лучше мир. Но войны все равно повторяются. Человек из века в век совершает одни и те же ошибки.

«СП»: - Вы часто приезжаете в Россию?

— Примерно раз в год.

«СП»: - Каковы ваши впечатления?

Я всегда говорил хорошо о России, она дала прекрасных писателей, дала революцию, которая много сделала для изменения мира. Пока шел фильм, мы гуляли и говорили на прогулке только о проблемах России — здравоохранение, коррупция, и так далее. Я ценю все новые изменения и приход к демократии, но я понимаю, что в России еще многое надо делать и что Россия — не идеальная страна. Но уже многое изменилось, я приезжаю сюда и вижу, что есть большие улучшения. Когда-то я знал Ростов только по случаю с Чикатило, а теперь я вижу, что это прекрасный русский город, культурный город.

«СП»: - Современные русские напоминают персонажей русской литературы, которую вы так любите?

— Да, например, из тех, кого я знаю — Никита Михалков кажется мне очень чеховским персонажем. Он полон поэзии и меланхолии. Он любит прошлое. Чехов боится перемен, а русские очень любят что-то менять. Сейчас чеховские герои уже пропали из жизни, остались одни американские (смеется).

«СП»: - А среди обычных людей вам встречались персонажи русской литературы?

— В Москве, по-моему, нет, а в Ростове — да. В Ростове, как мне кажется, я видел много людей, напоминающих чеховских персонажей. Пока шел мой фильм, я прогулялся по Ростову и видел вокруг, как мне казалось, людей и атмосферу, во многом напоминающую пятидесятые годы.

«СП»: - Вы сыграли когда-то в фильме Владимира Бортко «Афганский излом». Были ли новые приглашения от российских режиссеров?

— Недавно Андрей Кончаловский попросил меня участвовать в съемках его фильма о Микеланджело. Он уже прислал мне сценарий. И мне интересно, как русский художник, русский режиссер сможет показать итальянского художника, такого как Микеланджело. Мы поедем в Альпы, чтобы там высекать там из мрамора скульптуры, которые делал Микеланджело. Я счастлив, для меня это — как Оскар.

«СП»: - Будете играть Микеланджело?

— Нет, я думаю — папу римского.

«СП»: - Что ж, надеемся снова увидеть вас на российских экранах.

— Спасибо.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Богдан Безпалько
Богдан Безпалько

Поздравляю уважаемых коллег из «Свободной Прессы» с юбилеем. За время существования издание превратилось в одно из ведущих российских СМИ и главное, — соответствует своему названию; журналисты «СП» не боятся рассматривать болезненные проблемы современности, они не боятся противоречить и критиковать власть за её неоднозначные внутриполитические и внешнеполитические решения, самое главное — не боятся выступать с требованиями справедливости в обществе.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня