Культура

Жизнь замечательного человека

Пять лет назад умер известный историк, писатель и публицист Сергей Николаевич Семанов

  
941
Сергей Николаевич Семанов
Сергей Николаевич Семанов (Фото: hrono.ru)

29 октября 2011 года от нас ушел Сергей Николаевич Семанов. К сожалению, информационный и общественно-политический облик нынешней эпохи с видимой неприязнью опровергает есенинскую формулу «большое видится на расстоянье», и о Семанове, личности громадной и легендарной, помнят, конечно, но мало, плохо, с каждым годом все меньше и хуже. Заслужил он иного.

Сергей Николаевич, главред журнала «Человек и закон» в лучшие (собственно, благодаря Семанову) его годы и руководитель редакции серии ЖЗЛ в один из самых золотых (опять же благодаря Семанову) ее периодов, входил в число тех, кто определял русское лицо и русский стержень СССР и всемерно за них боролся. Он мог не без гусарского куража предложить своим спутникам почтить вставанием память генерала Корнилова, пролетая над местом его гибели, но в первую очередь из уважения ко всем сильным и ярким фигурам русской истории. Антисоветчиком при этом он не был, полагая Советский Союз продолжением исторической России, надеясь, что среди правящей партийно-государственной элиты больше понимающих этот факт, чем их противников, и делая все для укрепления русско-советского преемства и единства. Даже с первой супругой, настроенной значительно более оппозиционно и антикоммунистически, он развелся во многом из-за этого. Курс статьи «Против антиисторизма» в итоге победил курс «Молодой гвардии», «Нашего современника» и ВООПИК, но вина Семанова и его соратников здесь если и есть, то невеликая, они делали все, что могли.

В последние годы жизни Сергей Николаевич серьезно и вряд ли без тяжелой душевной работы трансформировал свое мировоззрение, отбросив многие старые оценки и открыв себя новым веяниям. Ничего удивительного. Есть замечательное высказывание Ральфа Дарендорфа, касающееся идейно-политической жизни Германии второй половины XIX века: «В имперской Германии были национал-националисты, как Трейчке, национал-социалисты, как Шмоллер, национал-либералы, как Вебер, и множество версий и оттенков этих позиций, но все группы исповедовали примат национального». Семанов, в советские годы скорее национал-социалист (не убоимся этого изрядно стигматизированного слова, означающего всего лишь сочетание здоровых национальных и социальных начал), в целом был национал-националистом. Он любил Россию и русский вне зависимости от текущего идеологического облаченья, и верил, что режимы для России, а не Россия для режимов.

Сергей Николаевич не был идеалом толерантности и политкорректности, и в своих книгах, особенно после отмены цензуры, среди прочих линий конфликтного разлома в советском и российском обществе, искусстве и литературе указывал на, скажем так, этнокультурные моменты. Что сказать по этому поводу… В конце 1920-х Василий Шульгин написал крайне острую и откровенную брошюру об отношениях русских с другим славным заслуженным народом, и назвал ее предельно откровенно и конфронтационно — «Что нам в них не нравится». Существует заметный корпус критики данного произведения, в том числе и от представителей рассматриваемого в нем народа. Но эта критика по объему значительно уступает той, что удостоилась много лет спустя книга А.И.Солженицына «Двести лет вместе», написанная во многом как реплика на «Что нам в них не нравится», причем Александра Исаевича бранили с обеих сторон. Шульгин ставил вопросы предельно недвусмысленно, местами вызывающе и провокационно, Солженицын же, обозначив некий острый угол, тут же начинал его обрезать и наждачить столь усердно, что у читателей щепками забивались глазами. Выходит, что откровенно — оно порой полезнее для всех участвующих сторон.

Нет, клейма «фашист» Семанов, безусловно, все равно удостоился. Причем — загодя, авансом. Писатель С.Резник, бывший коллега Сергея Николаевича по редакции ЖЗЛ, в своих мемуарных заметках, в основном написанных еще до самых острополемических семановских книг, с нескрываемой неприязнью вспоминает, как после прихода нового редактора в легендарный проект, основанный некогда Горьким, биографий революционеров стало меньше, а русских писателей, военачальников и ученых — больше. По мнению автора, сие — огромное компрометирующее красно-коричневое пятно. Резник кстати, знаменит еще статьей 1990 года «Десант советских писателей в Вашингтоне"(!) — о визите в США группы отечественных литераторов, имевших наглость употреблять слова «русский» и «русское» не только в связке с существительными «пьянство», «бездорожье» и «бандитизм». Как тут не вспомнить афоризм: «Если вас незаслуженно оскорбили — вернитесь и заслужите».

Одной из последних серьезных радостей в жизни Семанова был всплеск русской молодой пассионарности на Манежке в декабре 2010 года, вызванный близорукой и скудоумной политикой государства в сфере национальных отношений. Для либерала или просто шаблонно мыслящего обывателя подобная радость — несомненное подтверждение клейма если не «фашист», то «отпетый шовинист», а скорее — обоих определений сразу. Но не все так просто… Вполне передовая и либеральная Зинаида Гиппиус как-то шокировала своего собеседника, либеральных же воззрений журналиста, вопросом, кому он будет сочувствовать в случае погрома, добавив: «Я-то буду сочувствовать погромщикам». В крайне заостренной и эпатажной форме это примерно то же, о чем писала другая поэтесса, предпочитавшая, правда, называть себя поэтом: «Я была тогда с моим народом там, где мой народ, к несчастью, был».

Гиппиус сохранить приверженность данному кредо в любых обстоятельствах не сумела, написав в конце октября-1917, в душевном упадке, раздражении и по вполне объяснимым причинам, злые строки: «Скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой, народ, не уважающий святынь». Семанов не писал такого даже в раздражении. Он действительно всегда был со своим народом — и в моменты величественно-строгого державного подъема, и тогда, когда народное настроение и отношение к происходящему вокруг выражалось в молодецкой разбойничьей удали. Сергей Николаевич Семанов всей своей жизнью, всей своей творческой и общественной деятельностью заслужил книги о себе в серии ЖЗЛ, для которой он столь сделал. Признаюсь честно, мне очень хочется написать и увидеть изданной эту книгу. Надеюсь, такая возможность когда-нибудь появится.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня