18+
четверг, 19 октября
Культура

О чем молчат российские экраны

От невозвратного миллиона к невозвратному миллиарду

  
35

Ну вот, вроде как свершилось: то, о чем так долго просили киношники станет явью с 2010 года.

Много лет все знали о ситуации с распределением государственных средств на поддержку отечественного кино. Знали, ныли, обсуждали, жаловались и были услышаны правительством. Тема «невозвратного миллиона» — вроде как закрыта.

Невозвратный миллион долларов

Поясню: «невозвратный миллион» — это система господдержки, когда на картину Госкино выделяло один миллион долларов без возврата. Т.е. выигравший в «конкурсе» режиссер получал «лимон» зеленых и мог делать с ним, что хотел. Хотели киношники разного — кто-то хотел квартиру, кто-то дом в Подмосковье или на море, а кто-то хотел снять кино. Но тех, кто хотел снять кино, было, к сожалению, меньшинство. Для всех остальных достаточно было сдать в Красногорск «непонятно чего снятого на пленку», получить об этом справку и отнести ее в Госкино. Все, вопрос о деньгах закрыт. На данный момент есть люди, которые четыре-пять лет назад взяли деньги, и за них до сих пор не отчитались. И так продолжалось много лет. За год Госкино осчастливливало миллионом в среднем около 100 киношников. Конечно, сами чиновники, в накладе не оставались — все знали в какой кабинет надо зайти и сколько там оставить. В накладе оставалось государство и зрители-налогоплательщики, чьи деньги киношники и транжирили миллиардами государственных рублей в год.

Список счастливцев

Теперь, вроде как, гиря дошла до полу и прогнившую систему решили поменять. Деньги начнут выделять не напрямую картинам — т.е. не режиссерам по миллиону, а производящим студиям. И не по миллиону, а где-то по 20 миллионов (долларов). Список счастливцев до сих пор утрясается, то называют десять студий, то пять, но костяк ясен — производящая компания студии «Централ Партнершип», «РВС Санкт-Петербург», «Студия ТРИТЭ Никиты Михалкова» и некоторые другие.

Для чего это делается, нам объяснил Путин, который возглавил Госсовет по кинематографии. Государство хочет сделать российское кино конкурентоспособным и востребованным и в стране и за рубежом, государство не хочет, чтобы миллиарды долларов ежегодно уходили безвозвратно, ну и, как бонус, хочет узаконить что-то типа госзаказа на патриотичность — «государство будет стимулировать кинопроекты, несущие идеи гуманизма, духовности, патриотизма и другие нравственные ценности народов России».

И, как положительный пример, Путин привел историю голливудского успеха в дни «Великой депрессии». Логика подсказывает правительству, что нынешний кризис можно использовать по тому же сценарию и вернуть вложенные в кинопроизводство деньги.

Давайте разбираться по пунктам.

Великая голливудская депрессия в России

Всем понятно, что государство вообще не может рассчитывать на возврат денег, вложенных в российское кино, т.к. когда нам красиво рассказывают про «Великую депрессию», когда все американцы рванули в кинотеатры, то стыдливо не говорят, что в Америке на тот момент было 30 тысяч залов. В современной Росии их всего 1800. ВСЕГО!

В нашей стране у огромного количества людей нет никакой возможности смотреть кино. В городах с населением менее 500 тысяч человек кинопоказ отсутствует вовсе (официальные данные прокатчиков). Все, что можно увидеть в бывших ДК идет мимо государственного учета, а, значит, и мимо кассы. И вряд ли в ближайшее время при современной технологии пленочного показа эта ситуация изменится. А цифровые технологии — дорогое удовольствие. Так что про окупаемость кино можно забыть. Но надо помнить, что полстраны смотрят старенькие телевизоры, на которых, хорошо если работает две кнопки: первая — ОРТ и вторая — ВГТРК, вот и все кино.

Российское кино, востребованное зарубежом

«Факты таковы: только каждый шестой российский фильм востребован в зарубежном прокате и собирает там не больше одной пятой от своей российской аудитории… Мы обладаем богатейшим кинематографическим наследием, наши фильмы традиционно получают престижные награды на международных фестивалях. Но массового иностранного зрителя у нашей продукции пока еще нет, то есть не только экономические, но и цели культурного, гуманитарного влияния в полной мере не достигаются».  — сетовал Владимир Путин.

Дорогой Владимир Владимирович, у нас в стране подрастает второе поколение, выросшее на голливудских фильмах. Молодежь, да и люди среднего возраста чуть за тридцать, уже привыкли смотреть кино, созданное по голливудским лекалам. Мы сами сделали это, когда в 90-х годах к нам просто хлынул поток запрещенных ранее картин, и все телевидение и хоумвидео было завалено зарубежной продукцией. Наши люди привыкли смотреть американское кино, им это привычно и удобно, а 20 лет — большой срок. И это реальность, с ней не поспоришь. А российское (советское) и американское кино, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Американцы снимают по-другому, совсем по-другому, как шутят киношники, мы на «Арифлекс», они на «Панавижн». Точка.

Яркий пример любви наших зрителей к Голливуду — недавняя история с фильмом «Суррогаты», который провалился в американском прокате, собрав всего 30 миллионов (для их рынка это копейки), а в России он собрал 15 миллионов (огромная сумма для нашего проката), т.к. ну, подсели наши зрители на Брюса Уллиса и прочих мачо из Голливуда больше самих американцев!

Поэтому идея выйти на их рынок и тягаться там с ними — бредовая. Им наши блокбастеры сроду не нужны, мы лучше, чем они, не сделаем. Но как на внутренний продукт, когда берем голливудское лекало, их манеру и подачу, и делаем это с нашими актерами, мы вполне можем рассчитывать. У нас, и это заслуга именно советского кино, до сих пор в народе очень сильна любовь к своим актерам, и на этом мы выезжаем и будем выезжать. Т.е. рецепт успешного в российском прокате кино — американская схема и наши актеры. Чему множество примеров из картин последних лет.

Можем мы рассчитывать и на рынок бывших советских республик, где те же тенденции. А вот на дальнее зарубежье нет.

Чем же мы можем заинтересовать запад? Только самобытным русским кино, авторским кино в лучших традициях нашего кинематографа, — это Герман- старший и младший, Звягинцев, Сокуров, Хлебников, Попогребский, Калатозишвили и т. д. Мы никогда не сможем написать Гарри Поттера, но у нас есть Достоевский.

Вот такое кино и надо делать на продажу зарубеж. Но в планах правительства имена этих людей как-то не прозвучали вовсе.

А «Любовь-морковь», сделанную по лекалам американского кино, мы им никогда не впарим, они «Один дома» еще в 80-х годах сняли. И «9 рота» им не нужна, они «Спасение рядового Райна» давно посмотрели, у них это вчерашний день. А нашему зрителю было интересно — наша история про Афган и про наших ребят.

Значит, задача выйти на зарубежные рынки у правительства все-таки не стоит?

Короткая жизнь российского кино

При существующих в стране 1800 залах фильм не может жить в прокате больше 3 недель. Извините, за экран стоит очередь. И картина либо успевает за эти три недели заработать денег, либо нет. В Америке и Европе картина в прокате может находиться по два-три месяца, а то и дольше, и собирать деньги, собирать и собирать.

О тех, кому решили дать денег

Тут не может не возникнуть вопрос: чем же за последние годы эти компании себя зарекомендовали? В чем они эффективнее других? Не хочу сказать ничего плохого об этих студиях, но если один из критериев, которым как говорит правительство, оно руководствовалось в их отборе, это — окупаемость и возвратность денег, то есть много сомнений.

Всем известно, что на сегодняшний день прибыльные проекты смогли сделать только телеканалы: «Ночной дозор», «Адмирал», «Ирония Судьбы-2», «Каникулы строгого режима» — 1 канал, дирекция кино, «Жара» — СТС, «Самый лучший фильм» — ТНТ и единицы независимых студий, таких как «Реал-дакота» — «Любовь-морковь» — 1 и 2. Почему только телевизионные кампании? — это просто, во-первых, умные люди делали, во-вторых, и это самое важное, рекламные возможности каналов были задействованы на полную мощность, как поговаривают, за очень маленькие деньги. Даже приходили проверки из антимонопольного комитета, Эрнста обвиняли в использовании служебного положения, он выделил дирекцию кино в отдельную структуру, и дело утихло. Из этих студий в правительственный список попал только Первый канал.

Значит окупаемость не основной критерий господдержки?

О предполагаемых бюджетах картин по госзаказу

Если государство будет выделять на фильм около 20 миллионов долларов, сколько оно сможет вернуть?

В кулуарах давно есть ясность, что максимальные сборы в нашем прокате — 50 миллионов долларов. Это пример «Иронии судьбы — 2» и, хотя есть большие сомнения у специалистов в правдивости этой суммы, возьмем ее за основу. Итак: надо сразу разделить эти деньги пополам — 50% забирают кинотеатры. Остается 25 миллионов. Из этой суммы — 10−15% (3,7 миллиона) нужно отдать прокатчику, остается 21,3 миллиона и вычесть из них стоимость копий — около 1,5 миллиона долларов. Осталось около 19,5 миллионов. Рекламный бюджет — в среднем 3−5 миллиона — вычитаем и остается 17,5. Т.е. 17 миллионов это максимум, что может получить продюсер обратно. 17 миллионов — это максимум, который можно закладывать в бюджет современного российского кино. И надо понимать, что это ЕДИНСТВЕННЫЙ фильм, у которого такие показатели, тут все сложилось: и прицел на аудиторию более старшего возраста, и очень массированная реклама по ТВ с заходом, что фильм два года не будет идти по телевидению, и то, что компания сама — и производитель, и прокатчик, и рекламная площадка. А фильмов с такими вводными у нас почти нет.

Значит, государство скорее всего и при такой стратегии распределения господдержки будет продолжать только тратить и тратить деньги?

О фильмах, несущих идеи гуманизма, духовности, патриотизма

Ни для кого не секрет, что и сейчас делается много фильмов на телевидении и в кино по госсаказу — не впрямую, а опосредованно. И «Апокалипсис» сделали по заказу «Фонда патриотического кино», и сейчас выходит в прокат фильм «Поп» — на деньги «Православной книги», читай православной церкви, и много чего. И все они имели печальную прокатную судьбу. Взять хотя бы «1612» Хотиненко или «Тараса Бульбу». Из патриотизма у нас почему-то все больше получается развесистая клюква. Печально, но и этот советский навык наши киношники уже растеряли. А, когда в нашем кино народ, собравшись убить боярыню, потом умиленно апплодирует — хочется от стыда плакать, а не размахивать российским флагом. Так что тут надо очень хорошо подумать, кому можно доверить снимать патриотическое кино, а то как бы хуже не вышло.

Итого:

Обычно, выделяя деньги на целевые программы, государство хотя бы приблизительно понимает показатели, которых хочет достичь. Например, программа «Доступное жилье»: можно поставить в план к такому-то году столько-то метров жилья. Или программа «Жилье военнослужащим» и т. д. В кино, как мне кажется, никто не понимает, что же делать и как быть, от чего точно оттолкнуться. Недавно например, упирались в показатель 100 фильмов в год. Ну, есть у нас сейчас 100 фильмов в год, и половину их них даже не берут в прокат.

Теперь решили поменять показатель — снять десять фильмов вместо ста, но очень хороших. А объективных показателей измерения качества нет. Это типа как, есть в стране есть 1800 библиотек, но нет в них книг, написали 100 книг — их никто не читает, тогда давайте напишем 10, но хороших — а будут ли их читать?

Поэтому вопросы: по каким критериям будут избираться «творцы нацпроектов», по каким схемам оцениваться результат — повисли в воздухе. Если, к примеру, завет премьера не исполнят и «ценностный фильм» не будет востребован не только на Западе, но и на родине, какие механизмы позволят корректировать, направлять развитие индустрии?

И есть острое ощущение, что денежный поток перенаправили тому, кто чаще сидит с высшим руководством за одним столом, тому, кто имеет возможность «проесть плешь» и нашептать на ухо. А внятного продумывания ситуации не произошло.

Подождем, может передумают.

И начнут развивать прокат, без которого все остальные шаги бесполезны. И начнут целево финансировать фестивальное кино, без которого на запад не попасть. И начнут опять приучать зрителя к российскому, родному, языку кино, который он раньше смотрел и любил.

А «Любовь-морковь» и «Ирония судьбы 2» и без госденег вполне проживут. А те, кто останется без господпитки вспомнят, как снимать хорошее патриотическое кино, как делал это, хотя бы Сергей Бондарчук в «Они сражались за Родину». Без аплодисментов и клюквы. Но до самых печенок пробирало.

Справка:

С 2006 по середину 2009 года общий объем инвестиций в кино и телевидение составил 61 миллиард рублей. Всего было выпущено 1300 полнометражных картин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня