Культура

Русская речь мстит и спасает

Скоро выйдут в свет поэтическая антология «Я — израненная земля» и двойной диск «Мы не оставим города свои»

  
14686
Обложка диска Захара Прилепина «Мы не оставим города свои»
Обложка диска Захара Прилепина «Мы не оставим города свои»

В украинских СМИ разгоняют очередную чепуху на тему «Захар Прилепин считает украинцев бескультурными». Что, естественно, не так. Я изучал украинскую литературу на филфаке, я читал года три подряд журнал «ШО» (самый крутой киевский литературный журнал), я неплохо знаю современную украинскую поэзию, и большинство прозаиков знаю лично, и во все основные киевские музеи ходил и арт-выставки посещал (чаще всего такие же бессмысленные и самодовольные, как в России).

Украинцы делают крутые фестивали, и они очень вовлечены в культурную жизнь. Правда, шансон у них страшней и гаже российского, хотя хуже, казалось бы, некуда.

Но говорил я о другом.

Я говорил о том, что всякое событие, будь то война или революция, становится историческим только в том случае, если находит своё отображение в культуре.

Если смотреть на ближайшие примеры, то они очевидны.

Читайте также

Либерально-буржуазная революция 1991 года не стала и не станет частью национального самосознания, потому что подшивка журнала «Огонёк» за перестроечные годы, с тонной разоблачительных и временами визгливых статей, никакого отношения к культуре не имеет.

Есть очень плохой роман, Царствие Небесное, Евгения Евтушенко «Не умирай раньше смерти» — о 91-м, и десяток очень плохих стихов — собственно, всё.

Либеральная общественность может сколько угодно рассказывать о том, что события те были великими и знаменательными — а событий этих в национальной памяти нет, их хочется забыть, как дурной сон.

Февральская революция 1917-го — почти такой же промельк в историческом сознании: что-то было, а памяти об этом — почти никакой.

С другой стороны, что бы сегодня ни говорили, ни писали, ни кричали о большевистском перевороте и последующей Гражданской войне, но поэмы Блока, Есенина и Маяковского, проза Шолохова, Леонова, Катаева и Алексея Толстого, «Железный поток» Серафимовича, Багрицкий, Луговской, Павел Васильев и первые сборники Николая Тихонова — вписали всё это в народную судьбу намертво.

Как бы ни печалились о поражении Белого движения, исходе аристократии и расколе державы, противоборствующая сторона в те годы не создала хоть сколько-нибудь сопоставимых текстов.

Ну, «Окаянные дни» — ну и что.

Да и «Окаянные дни» — разве они сравнятся с прозой Бунина?

Теперь можно сколько угодно говорить, что красные были плохие, плохие, плохие, а белые — прекрасные, лучащиеся, белые, но «Левый марш» и «Анна Снегина», «Хождение по мукам» и революционные стихи Пастернака — вот они, не отменишь, не объявших заблуждениями. Можно годами и десятилетиями проводить декоммунизацию, рушить памятники и трясти Мавзолей, но песни-то, поэмы и романы будут неизбежно принуждать нас, как минимум, учитывать иную правду, и правда эта — неубиваема.

С Великой Отечественной тем более всё понятно: дураки в ток-шоу могут сколько угодно кричать про «красный фашизм», а наши либеральные подпевалы имеют все возможности рассказывать, что «это была борьба двух зол», однако в мире вообще нет ни одной сопоставимой с нашей военной литературы: офицерской, окопной и — блистательной.

С одной стороны «Василий Тёркин», а с другой очередные пасквили Минкина и компании. Что победит?

Иная история — новейшие военные конфликты: скажем, афганский и чеченский.

Как не печально, но по сути, эти противостояния не создали своей культурной традиции: несколько отличных романов и несколько хороших песен были, но… мало, мало.

Видимо, осознавая геополитическую свою правоту, мы не в полной мере осознавали свою, прямо говоря, правду. И посему не восприняли эти события как личные, народные.

И вот теперь на очереди Майдан, и вся последующая история — крымская, донбасская.

Со стороны замайданной интеллигенции, — а там был почти весь цвет их интеллигенции, — было много шума, много пафоса, много позы.

И что мы имеем спустя три года?

Пошлую, откровенно дурную песню «Никогда мы не станем братьями», десяток других пародийных, стыдных песенных сочинений, тонны слезливых постов в социальных Сетях, ужасный по качеству роман некоего Лойко «Аэропорт», ну и майданные заметки писателя Куркова. Самое нелепое в этой истории, что и Лойко, и Курков — русские, и книги свои на русском языке написали.

Есть по итогам чем гордиться? Нет.

А с другой стороны… С другой стороны вот что.

К третьей годовщине всех этих событий, задумал я собрать и систематизировать всё то, что было написано в стихах и спето в песнях (поэзия всегда реагирует быстрее, проза приходит потом) о весне крымской и войне донбасской.

Скрывать не стану, поначалу я и сам начинал всем этим заниматься с опаской.

Однако результат далеко превзошёл мои собственные ожидания.

Поэтическая антология «Я — израненная земля» и двойной диск из 38 песен «Мы не оставим города свои» получились крайне убедительными.

Я знал, какие сильные строки написаны обо всем этом Станиславом Минаковым, Игорем Карауловым, Юрием Кублановским, Олесей Николаевой, знал поэзию военкоров Донбасса Семёна Пегова и Анны Долгаревой, знал Андрея Дмитриева и Анну Ревякину, знал, как минимум, двух ополченцев, продолжавших традиции окопной лирики, но, Божей мой, когда всё это собрано под одной обложкой и читается подряд…

Вдруг стало пронзительно ясно: мы прожили пусть и жуткую, пусть и трудную, но — историю. Историю с прописной буквы. И смогли отыскать слова для того, чтоб доказать свою правду.

Нам эти слова подарили и помогли расставить в правильном порядке.

Читайте также

Только об этом я и говорил недавно: что отстояв Крым и Донбасс, мы смогли ещё и на поле русской литературы доказать свою правоту.

Никогда и не при каких условиях я не стал бы говорить о каком-то бескультурье украинцев, просто потому, что я так не думаю.

Но русский язык — он, знаете, мстит отступникам — из числа тех, что говоря на нём, желают на этом же языке доказать ничтожность его носителей и бессмысленность державы, скреплённой этой речью.

…Что до книжки и музыкального сборника — всё уже готово, вот-вот увидите и вот-вот услышите. И мы ещё поговорим об этом.

И даже споём хором. Там есть, что спеть. Есть, с чем жить и во что верить.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня