Культура / Кино и театр

Пилите, доктор, пилите

100 лет провинциальной хирургии в Доме актера

  
414
Пилите, доктор, пилите
Фото: предоставлено пресс службой ЦДА

В последний день так называемой весны театральный сезон в Центральном доме актера завершил питерский спектакль «Записки провинциального врача» по произведению… не Михаила Булгакова, а современного драматурга Елены Исаевой, впрочем, с более булгаковским названием (у Исаевой пьеса — Doc. тор). Постановка Андрея Корионова не первая, но одна из самых удачных и неудивительно, что спектакль участвовал во множестве фестивалей и с успехом продолжает идти в Санкт-Петербурге (премьера в «Театре За Черной речкой» состоялась в 2009 году). Тепло встретили хирургический вербатим, в присутствии самой Исаевой, и в Москве.

Пьеса Елены Исаевой неспроста называется Doc. тор, это документальный театр. Собственно, пьеса была поставлена в 2005 году в «вербатим-центре» Театре. doc, как и ряд других произведений автора. Основой пьесы являются страшные истории из жизни хирурга, сначала молодого, потом более опытного. Те же, в общем-то, истории, что и у Булгакова, особенно это касается прямо упомянутого в пьесе рассказа «Полотенце с петухом», но с некоторыми особенностями постсоветского (а не до) врачевания. Если предреволюционный герой Михаила Афанасьевича, прибыв на место, отмечает, какой в деревенской больнице прелестный инструментарий, то хирург Исаевой то и дело сталкивается с нехваткой самого необходимого. Где-то посередине находится еще один молодой хирург, герой Василия Ливанова из «Коллег».

В 2009 году за текст взялся Андрей Корионов, тогда только выпустившийся из СПГАТИ. Постановка стала лучшим спектаклем режиссерской лаборатории ON. Театр, места, где при поддержке городского комитета по культуре и Санкт-Петербургского академического театра имени Ленсовета как раз и дают слово молодым режиссерам, авторам и актерам.

Корионов очень грамотно вовлекает зрителя и технично держит его до самого конца. Сначала аудитория видит на сцене хмурого человека в черной майке, иногда отхлебывающего из бутылки. При этом некий техник что-то продолжает настраивать (спектакль как будто еще не начался) и в один прекрасный момент человек в майке бросается ему помочь и падает, сраженный ударом тока. Девушка, перед этим извинявшаяся за технические проблемы, зовет на сцену врача — вполне возможно, что где-то ей и удавалось дозваться настоящего эскулапа, но в Доме актера на Арбате на сцену вышел, конечно, только заслуженный артист России Василий Реутов, который и играет главного врача этой постановки.

Фото: предоставлено пресс службой ЦДА

Играет, вне всяких сомнений, очень хорошо, артист БДТ и других питерских театров — это крепкая основа всей постановки. Кроме врача Реутова в спектакле задействованы всего два человека — молодые парень с девушкой, которые играют все прочие роли, от различных медсестер-анестезиологов до полицейских.

Фото: предоставлено пресс службой ЦДА

Но еще одну важную роль играет деревянное полено — универсальный пациент. Его сначала рожает женщина под Брянском, потом его всячески оперируют, промывая разрезанный кишечник, то удаляя язву. Полено пилят, кромсают, сверлят, вставляют разные инструменты, таскают туда-сюда и даже дают прикурить после особо сложной операции. В самом конце с помощью набора вонзенных в дерево инструментов и гирлянды деревянный пациент становится даже елочкой.

Получается вербатим-буратино, но, помимо того, что полено отлично дополняет актерский ансамбль, оно довольно точно определяет, кто мы все на этом свете есть. Ну а маг и чародей, булгаковский врач или современный хирург в полуразрушенной районной больнице — это промежуточное звено между мирами, проводник наших деревянных тел.

«Жизнеспособность гуманиста в современном мире — вот главный вопрос постановки», — цитирует пресс-релиз режиссера Андрея Корионова. И вопрос этот ставится четко. Хирургу в полуразваленной стране (временной период задается набором песен советской эстрады, «Земля», «Комарово» и т. д.) действительно не позавидуешь. Спасение в постоянно сопровождающем героев пьесы стакане. Ну, хоть не в морфии, на который 100 лет назад подсел от аналогичных трудностей Булгаков.

Читайте также

Хотя в спектакле, в основном, документализируются малоприятные вещи, но находится место и забавному. Особенно в финальной сцене, когда подвыпивший хирург немного путает свое обычное обращение к встретившимся полицейским и вместо «я ж вас оперирую» говорит «я же вас, с. и, режу». После этого советскую эстраду в саундтреке заменяет неустраняемая из нашей жизни Верка-Сердючка, под которую полицейские долго с наслаждением пинают доктора.

В общем, от стремительно всасывающего зрителей яркого начала и до эффектного конца спектакль смотрится на одном дыхании. И если вам посчастливилось еще не сталкиваться с отечественной медициной, то «Записки провинциального врача» дают хорошее представление о ней изнутри. Хотя, как сказано у того же Булгакова, «если человек не ездил на лошадях по глухим проселочным дорогам, то рассказывать мне ему об этом нечего: все равно он не поймет. А тому, кто ездил, и напоминать не хочу».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня