18+
пятница, 20 октября

Правда Голливуда: «Фабрика грез» под колпаком ЦРУ и Пентагона

Российскому зрителю предлагают уже проверенный высокой цензурой продукт

  
5893
«Аллея славы» в Голливуде, США
«Аллея славы» в Голливуде, США (Фото: Michael Weber/imagebroker.com/Global Look Press)

Вас никогда не настораживала идеологическая, в особенности антирусская, направленность голливудской продукции? Не вызывали недоверие такие персонажи, как эти вечно пьяные русские космонавты на борту орбитальной станции? Эти, похожие на киборгов, бессердечные русские шпионы? Эти бесчеловечно жестокие русские бандиты? У вас не закрадывалось подозрение, что все это делается не в силу творческого замысла, а по чьему-то злому политическому умыслу?

Если так, то не расстраивайтесь — это не говорит о том, что вас обуяла приверженность «теории заговора». Вы не одиноки. Более того, вы — в приличной компании.

Недавно британско-канадский дуэт авторов — Том Секер и Мэтью Элфорд — вознамерились написать книгу о взаимоотношениях кино- и телеиндустрии и политики в США. Приступая к работе, они априори приняли, что какой-то маленький офис в Пентагоне за всю историю ведомства — по просьбе «представителей творческой интеллигенции», естественно, — оказал содействие при съемке где-нибудь 200 фильмов. На всякий случай Секер и Элфорд, в соответствии с действующим в США законом о свободе информации подали запрос в Пентагон и в ЦРУ о предоставлении им сведений по этому вопросу.

Когда Секер и Элфорд в ответ получили 4 000 страниц спешно рассекреченных документов (т.е. раньше-то сотрудничество американских вояк с голливудскими фантазерами проходило под грифом «секретно»), то поняли, насколько невежественны они были! Как сами они пишут, «эти документы впервые демонстрируют, что американские власти (их военно-разведывательная ветвь — С.Д.) тайно работали над более чем 800 главными киноблокбастерами и 1000 ведущих ТВ-программ Америки».

Читайте также

Как это часто бывает с примитивно мыслящими американцами, они постоянно теряют всякое чувство меры. Можно еще понять, когда ЦРУ оказывало влияние на создание таких «шедевров», как «Солт» (Salt), «Игры патриотов» (Patriot Games), «Войны Чарли Уилсона» (Charlie Wilson’s War), об одной из самых продолжительных и самых дорогостоящих секретных операций ЦРУ «Циклон» по вооружению афганских моджахедов) или «Шаровая молния» из «Бондианы».

Но «Трансформеры"-то зачем американским «призракам»? Или сериал «Гавайи 5−0» (Hawaii Five-O)? Или, того хлеще, телешоу «В Америке есть таланты» (America's Got Talent)? Или телешоу с участием такой звезды, как Опра, или комик Джей Лено? Или «Кексовые войны» (Cupcake Wars)? Это ж, вообще, реалити-шоу про то, как печенюшки печь!

Если в Штатах долгие годы так понимают приоритеты в ведении разведывательной деятельности (там, где здравый смысл — основа основ и минимум миниморум любой работы), то не приходится удивляться насколько интенсивный характер приобрел царящий в американском политическом классе и в СМИ невроз навязчивых состояний в отношении России («когда больной не доверяет впечатлениям, доставляемым органами чувств»).

Военно-политическая цензура в Голливуде

Как сообщают Секер и Элфорд, «когда сценаристы или продюсеры обращаются в Пентагон и просят о помощи в создании их фильма, они должны предоставить свой сценарий для изучения и проверки. Конечное решение принимает Фил Страб (Phil Strub), шеф службы министерства обороны по связям с Голливудом.

Если имеются персонажи, действия или диалоги, которые минобороны не одобряет, то производители фильма обязаны произвести изменения для удовлетворения требований военных. Если они отказываются, то Пентагон пакует свои игрушки и уходит домой. Для того, чтобы заручиться полным сотрудничеством, продюсеры должны подписать контракты — соглашения о содействии производству (Production Assistance Agreements), — которые ограничивают их использованием той версии сценария, которая утверждена военными." А это приводит к спорам, если актеры и режиссеры обходятся свободно с утвержденным сценарием или импровизируют.

Так, «при съемках «Железного человека» (Iron Man) на авиабазе «Эдвардс» произошла ожесточенная перепалка между Страбом и режиссером Джоном Фавреау (Jon Favreau). Фавреау хотел, чтобы персонаж-военный произнес фразу «Люди будут убивать себя ради тех возможностей, которые есть у меня». Но Страб возразил. Фавреау стал настаивать на том, что фраза должна остаться в фильме, но фразу все равно из фильма сняли.

Секер и Элфорд объясняют, что «любое упоминание о военных и о самоубийстве — даже в мимолетной ремарке в приключенческом экшен-комедийном фильме о несуществующем супергерое — является чем-то таким, что голливудский офис Пентагона не разрешит. Понятно, что для них это чувствительная и позорная тема, поскольку в определенные периоды все расширяющейся и все более бессмысленной „войны с террором“ от самоубийств погибали больше американских военнослужащих, чем в результате боевых действий. Но почему фильм о человеке, который создает свой собственный бронированный летательный костюм, не может содержать такие шутки?»

А вот как в Пентагоне отцензурировали «Завтра не умрёт никогда» (Tomorrow Never Dies) из бондовской эпопеи. «Когда Бонд собирается совершить высотный затяжной прыжок с парашютом из военно-транспортного самолета, становится ясно, что завершит прыжок он во вьетнамских водах. В оригинальной версии сценария црушный кореш Бонда шутит: „Ты же знаешь, что произойдет. Будет война, и может быть, на этот раз мы победим“. Эту фразу из фильма удалили по требованию минобороны». Впоследствии участие Пентагона в «Завтра…» было внесено в графу «Сотрудничество без признания факта сотрудничества».

Вьетнам, наверняка, очень больная тема для американских военных. Видимо, поэтому они удалили упоминание о той войне из сценария фильма «Халк» (Hulk, 2003 г.). Об участии Пентагона в создании фильма не указывается ни в конце фильма, ни в базе данных о кинематографе (IMDB, Internet Movie Database), ни в собственной базе данных минобороны США. Но в Корпусе морской пехоты США Секер с Элфордом нашли досье, в котором указано, что в сценарии фильма морпехи произвели «радикальные» изменения. В их числе — превращение лаборатории, в которой случайно создали Халка, в невоенный объект. Вслед за этим руководитель лаборатории превратился в бывшего военного, а кодовое наименование военной операции по поимке Халка из «Работника с ранчо» (Ranch Hand) заменили на «Рассерженного мужчину» (Angry Man).

Все дело в том, что Ranch Hand была реальной «военной» операцией, в ходе которой ВВС США распылили миллионы тонн пестицидов и других ядовитых веществ, чтобы уничтожить растительность джунглей. Это облегчало обнаружение подразделений северовьетнамской армии и партизан. Ranch Hand стала самым известным случаем применения тактики «выжженной земли» и использования химического (экологического) оружия в истории человечества. Операция была начата с санкции президента Кеннеди в январе 1962 года и продолжалась до 1971 года. Применялись химические агенты, носившие названия «розовый», «зелёный», «пурпурный», «голубой» и «оранжевый» (названия произошли от цвета маркировки контейнеров с химикатами). Наибольшую известность получил Оранжевый агент (Agent Orange), оказавшийся токсичным для человеческого организма, в том числе для самих американских военнослужащих.

Из «Халка», кроме того, сняли диалоги, в которых упоминались «все те мальчики, морские свинки, умирающие от радиации и бактериальной войны». В этом усмотрели прозрачный намек на эксперименты Пентагона над людьми.

Секер и Элфорд получили документальное подтверждение того, что некоторые фильмы, если их отвергали военные, снимались с производства. Так, в частности, произошло с фильмом «Контрмеры» (Countermeasures). Впоследствии, чтобы замести следы, под практически тем названием был создан другой фильм. Но тот, первый, был «снят с пробега» все тем же «военным киноэкспертом» Страбом по той причине, что в сценарии содержались упоминания скандала «Иран-контрас"*. Страб тогда сказал: «Нам нет никакой нужды… напоминать общественности о деле «Иран-контрас». Аналогичная участь постигла фильм Fields of Fire (Огненные поля).

Как отмечают Секер и Элфорд, «невозможно узнать точно, насколько широко распространена военная цензура в отрасли развлечений потому, что многие досье все еще засекречены. Большинство документов, что мы получили, это дневниковые записи и докладные из офисов по связям с индустрией развлечений. В них редко упоминаются конкретные изменения в сценариях и никогда эти изменения не излагаются в исчерпывающей, детализированной форме. Однако, документы, все-таки, свидетельствуют, что минобороны требовало предварительного отсмотра любого проекта, который они поддерживали, и иногда изменения производили даже после того, как производство уже было завершено.»

Документы говорят и о том, что «военные операции» в Голливуде Пентагон проводил активно и инициативно, стремясь встрять в производство фильмов на самых ранних стадиях, когда «и персонажи, и линии повествования легче всего сформировать в интересах вооруженных сил». Таким образом, получается, что кинозрители всего мира на самом деле поглощают продукцию Пентагона, а вовсе не «кинотворцов» и «свободных художников».

В Голливуд в плаще и с кинжалом

У црушников «объемы продукции» поменьше — просто потому, что фильмов про них снимается меньше, чем про военных. Но ухватки у них те же — «тащить и не пущать», т.е. давить на тех, кого поддерживают, и «закрывать» тех, кто не соглашается. В Лэнгли, вроде бы, нет формально установленного порядка контроля за кинопроизводством, но их давний «офицер по связям с развлекателями» Чейс Брэндон (Chase Brandon) тоже укореняется в производственно-творческий процесс с самого начала.

Ровно так он поступил и в шпионском триллере «Рекрут» (The Recruit), кромсая сценарий уже в его начальных версиях — и по форме, и по содержанию. Правда, в конце фильма Брэндона упоминают лишь как «технического консультанта». Наверное, это его рукой писаны фразы о том, что «провалы ЦРУ (ссылка на 11 сентября) известны, а вот его успехи — нет». Как пишут Секер и Элфорд, цель фразы — «пропаганда идеи о том, что ЦРУ — благожелательное и рациональное действующее лицо в этом хаотичном и опасном мире».

Црушникам удается цензурировать сценарии, удаляя из них то, что им не хотелось бы показывать публике. После того, как сценарист фильма «Цель номер один» (Zero Dark Thirty) Марк Боул (Mark Boal) «в устной форме поделился» своим сценарием с чиновниками ЦРУ, они удалили сцену, в которой пьяный црушник, стоя на крыше дома в Исламабаде, стреляет в воздух из автомата Калашникова. А из сцен пыток они убрали применение собак.

В довольно популярной комедии «Знакомство с родителями» (Meet the Parents) Брэндон добился изменения сцены, когда персонаж Бена Стилера находит тайник отца невесты (Роберт Де Ниро). В оригинальной версии сценария Стиллер обнаруживает на столе црушные пособия по ведению пыток. Но Брэндон заменил это на фотографии Де Ниро с разного рода знаменитостями.

Про участие Агентства национальной безопасности в «творческом процессе» известно еще меньше, но и его тактика не отличается от црушно-пентагоновской. Как показала внутренняя электронная переписка АНБ, во время съемок фильма «Враг государства» (Enemy of the State) агентство пригласило съемочную группу в свою штаб-квартиру в мэрилэндском предместье Вашингтона и не стало противиться, когда киношники сняли Форт Мид с воздуха и включили этот материал в свою ленту. Зато, как в одном из своих интервью признался продюсер фильма Джерри Брукхаймер (Jerry Bruckheimer), «по просьбе АНБ они изменили сценарий таким образом, чтобы все преступления были представлены как деяния одного „плохого“ сотрудника АНБ, а не всего агентства в целом». Брукхаймер сказал: «Думаю, что люди в АНБ будут довольны. Они, конечно же, не будут выглядеть так плохо, как могли бы. АНБ — не злодей». Интересно, после разоблачений Эдварда Сноудена Брукхаймер остался при своем мнении?

Как отмечают Секер и Элфорд, «идея использования киноиндустрии с тем, чтобы во всех проблемах винить отдельных „плохих“ агентов, таким образом, избегая любых обвинений в системной, институциональной или криминальной ответственности, исходит просто из учебников ЦРУ и Пентагона».

Интересны выводы, к которым приходят Секер и Элфорд. «В целом, мы видим обширный пропагандистский аппарат, действующий в Соединенных Штатах по всей экранной индустрии развлечений. … Решения по сценариям делаются по воле продюсеров, но при сильном и почти не признаваемом давлении… В условиях, когда общества (стран-членов НАТО — С.Д.) уже сильно желают применять нашу „жесткую силу“ за рубежами страны, формирование нашей поп-культуры в целях продвижения образа мышления в интересах войны должно быть воспринято серьезно».

Эти слова да нашим думцам в уши. Принимая во внимание то, какие громадные масштабы имеет влияние военно-разведывательного комплекса США на американскую кино- и телеиндустрию, нам просто необходим закон, в соответствии с которым на внутренний российский рынок был бы разрешен доступ только тем продуктам Голливуда, создатели которых предоставляли бы стопроцентные гарантии неучастия Пентагона и разведсообщества в их производстве. И несли бы за это полную юридическую, финансовую и моральную ответственность.

Читайте также

И закон этот должен быть принят вне зависимости от ситуации с санкциями в отношении Вашингтона. Просто чтобы защитить россиян от того, чтобы их мозги промывал военно-разведывательный комплекс США.

* Крупный политический скандал в США во второй половине 1980-х годов. Разгорелся в конце 1986 года, когда стало известно о том, что отдельные члены администрации США организовали тайные поставки вооружения в Иран, нарушая тем самым оружейное эмбарго против этой страны. Дальнейшее расследование показало, что деньги, полученные от продажи оружия, шли на финансирование никарагуанских повстанцев-контрас в обход запрета конгресса на их финансирование.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня