18+
понедельник, 21 августа
Культура

Суд над российским кино

Киношники с трудом представляют, чем может закончиться эта история

  
34

Федеральное агентство по культуре и кинематографии в 2010 направило несколько исков к российским кинокомпаниям, часть исков еще в работе, но скоро тоже попадет в суд. Суть проблемы, которая привела к такому повороту событий, в том, что несколько киностудий, получившие в 2009-м году от государства частичное финансирование на запуск и производство фильмов, не выполнили обязательства по договору, по условиям которого в установленные сроки кинокомпания обязана отчитаться перед государством готовой картиной.

Под «частичным финансированием» подразумевается ситуация, когда выделяется от 30% от суммы, необходимой для производства картины, — остальные 70% (в каждом случае — разный процент) студия должна найти «на стороне» — у частных инвесторов. И всё было бы хорошо. До кризиса, который частные инвестиции из нашего неприбыльного сплошь и рядом кинематографа увёл окончательно. В результате огромная часть «ответчиков» оказалась в положении, когда на выделенные из бюджета 30% картина запустилась, привлечь инвесторов не удалось и в результате — кинокомпания не может закончить производство картины, и отчитаться по договору с госкино она может лишь тем, что успела снять на эти 30%.

Юрий Мамин, режиссёр: Государство финансирует картины, но частично. Оно дает 1/3, ¼, кому-то половину, а остальные деньги надо найти. Где? У кого? Частным независимым продюсерам это невыгодно, потому что нет нормального закона о кино, который способствовал бы его развитию. Люди, вкладывающие деньги в кино, должны иметь льготы, освобождаться от налогов. Когда такое случится, ко мне очередь из инвесторов выстроится, и я буду выбирать у кого взять деньги на фильм. Государство мне выделило всего 300 тыс. долларов на картину «Не думай про белых обезьян», попробуй снять на них полнометражный, сложно-постановочный фильм с большим количеством компьютерной анимации. И я выступил на съезде кинематографистов с вопросом, почему не обсуждается несправедливая форма финансирования кино? Почему практикуется частичное финансирование при отсутствии всякого интереса со стороны других инвесторов? И тогда министр по кино спрашивает: «А сколько Вам надо?» Я отвечаю, что мне еще нужен по крайней мере миллион. И он сказал: «Мы дадим». В результате дали, но половину, и мне этих денег не хватило. Я заложил московскую квартиру, дачу, потому что уверен в успехе фильма. И потом, что же я должен делать, если я запустил картину? Бросить? Остановиться? Нет. Не могу. Чем тогда жить? [*]

Те из «ответчиков», кого уже уведомили о поданном на них исковом заявлении, говорят, что пока с трудом себе представляют, каким образом будут рассматриваться в суде их дела. По понятным причинам, представители кинокомпаний, попавших «под раздачу», сейчас называть себя не хотят. Им только предстоят судебные разбирательства. В беседе с СП один из представителей киностудии сказал: «Здесь двоякая ситуация: с одной стороны, по договору с госкино, кинокомпания обязалась в обозначенный срок сдать готовую картину, отчитаться: как были освоены выделенные деньги. Отчитаться мы можем: на эти деньги, плюс ещё десять процентов от нашей сметы, которые таки удалось найти у частного инвестора, отснят весь материал. И мы его предоставим, естественно, со всеми документами по расходам. Но в указанные сроки закончить производство мы не можем физически. Те инвесторы, с которыми у нас были договорённости по финансированию, не смогли предоставить нам деньги. Они объясняют это тем, что расходование средств на производство картины на данный момент кажется им непривлекательным. Всех задушил кризис и отсутствие системы, при которой в кино вкладываться было бы выгодно. Мы пока с трудом представляем себе, чем может закончиться эта история.»

Говоря о ситуации, в которую попали пятнадцать киностудий, многие профессиональные киношники отмечают, что плюс в этой истории только один: в случае, если Федеральное агентство по культуре и кинематографии действительно озаботилось вопросом «отсева» случайных людей в кино, которым предоставлялось государственное финансирование, а деньги тратились не на производство кино, а на покупку домов, квартир и т. д., — из кино уйдут студии — «пузыри».

По сути, за два десятилетия российский кинематограф заполонили люди, к кино никакого отношения не имеющие. Собственно, «благодаря» именно таким киностудиям и призваны к ответу все, — связано это с тем, что государство решило перекроить систему, в которой кинематограф находится много лет. Остаётся надеяться, что результат будет адекватным. Хотя оптимистов от кино в этом вопросе мало.

В Минкульте на днях, получив текст утвержденного правительством постановления с удивлением обнаружили, что сумма, выделенная ему на поддержку фильмов «специальных категорий» сократилась с согласованных в декабре с Минфином 1,4 млрд рублей до 850 млн рублей. Объем средств, предоставляемых в распоряжение михалковскому фонду, напротив, увеличилась на 500 млн — до 2,8 млрд рублей.

«Честно говоря, для нас это было шоком, — жалуется источник Slon.ru в Минкульте. — Нас никто не известил об изменениях в проработанном документе, и сейчас мы готовим письмо на имя председателя правительства или его заместителя Александра Жукова с подробно обоснованной просьбой вернуть ту сумму, которая фигурировала в проекте постановления. При сегодняшнем финансировании мы не сможем оказывать нормальную поддержку кинопроизводству — дебютам, авторскому, детскому кино». [*], [*]

В «Бюро правовой помощи Стрелецкий, Логунцов и Партнёры», чьи контактные телефоны и адрес указаны в ежемесячном календаре Дома Кино, который рассылается всем членам Союза Кинематографистов, СП сообщили о том, что они готовы оказать юридическую помощь представителям киностудий, в случае, если они обратятся за таковой. Представитель «Бюро» подчеркнул, что юридическая помощь каждой из студий может быть оказана в частном порядке.

Все попытки добиться комментариев по этому вопросу от представителей ФАКК, Госкино или СК, не увенчались успехом. Прозвониться хоть кому-нибудь, кто курирует эти вопросы в Министерстве или Союзе Кинематографистов, невозможно: кабинеты и приёмные пустуют, или же там хронически не принято отвечать на телефонные звонки. Остаётся только сделать собственные выводы, исходя из мнения представителей киностудий и киношников вообще.

Представители киностудий, чьи дела будут рассматриваться в суде, понимают, что вариантов у них немного. Один из наихудших — если от них потребуют вернуть средства, выделенные на производство картины, или арестуют имущество киностудий. Такой вариант вполне вероятен. Ещё существует возможность каким-то образом продлить срок, в течении которого студия обязуется представить готовую картину: неизвестно, пойдёт ли на такой компромисс истец. Те, с кем удалось пообщаться СП, говорят, что есть надежда, что к моменту, когда им нужно будет представить суду отчёт по договору, — они смогут завершить работу над проектами. Но это — в ряде случаев, — очень маловероятно, учитывая отсутствие привлечённых инвестиций.

На эту проблему можно посмотреть и с другой точки зрения: выделение бюджетных средств на производство кино своей «частичностью» в какой-то мере и привело к тому, что теперь ряд кинокомпаний окажется в суде. Кинематографисты неоднократно называли систему «частичного финансирования» порочной. По сути, эти тридцать процентов в данной ситуации больше напоминают сыр в мышеловке, чем помощь в производстве картины. Рассчитывая на привлечение частных денег, мало кто из киношников подозревал о том, что обещанные им инвестиции «сольются», напуганные кризисом, производство картины встанет, а государство пригласит их в суд. Мышеловка сработала. Ожидая суда, киностудии продолжают работать над картинами. Возможно, вся эта история закончится тем, что до зрителя просто не дойдёт около двух десятков фильмов. Но нашему кино не привыкать — это уже нормальная, естественная практика…

СП будет следить за развитием событий.


Справка СП

«Для поддержки отечественных производителей культурных благ и их продвижения на мировой рынок предусматривается государственная поддержка производства российских фильмов».(из Федеральной целевой программы «Культура России)

С.Лазарук: «Объём финансирования фильма „Груз 200“ составляет 44,0 млн. рублей, из них 29,0 млн. рублей — частичная государственная финансовая поддержка».

В 1970-е годы советский кинематограф осваивал до 100 млн. рублей. Притом деньги были не бюджетные, а рыночные — бралась ссуда в банке под проценты. Чистая прибыль советского кино доходила почти до 1 млрд. рублей. Этого хватало, что бы вернуть ссуду, выплатить проценты, заплатить налоги, профинансировать убыточный документальный и научно-популярный кинематограф.

Исходя из расчетов Минкульта, в 2010-м году на каждый крупный национальный кинопроект планировалось выделять до 200 млн рублей — и несмотря на то, что правила отбора «лидеров производства» фондом до сих пор неясны, так же, как пока неизвестен его исполнительный директор (утвержден только состав попечительского совета, в который, разумеется, вошел и Никита Михалков), теоретически, 2,8 млрд руб. достанутся в лучшем случае 14 продюсерам на 14 художественных картин. Остальные будут учиться снимать кассовые фильмы без поддержки федерального бюджета.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Медиаметрикс
Рамблер/новости
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня