18+
среда, 29 марта
Культура

Михаил Боярский: Меня заставили играть в мертвых мушкетеров

Д’Артаньян совсем не в восторге от нового поворота в своей судьбе

  
78

5 февраля в российский прокат вышел фильм «Возвращение мушкетеров» режиссера Георгия Юнгвальда-Хилькевича. Бюджет — 5 миллионов долларов, мощная наружная и ТВ-реклама. А самое главное — то, что удалось тридцать лет спустя после выхода первой картины «Д'Артаньян» собрать всех исполнителей главных ролей (к счастью, все живы-здоровы!), усадить их на лошадей, дать в руки шпаги… Тот же режиссер, тот же композитор Максим Дунаевский, тот же слоган: «Один за всех и все за одного!» Поклонники киносаги о мушкетерах пребывают в приподнятых чувствах. Тем неожиданней было услышать мнение народного Д’Артаньяна России Михаила Боярского о новом проекте и его личном видении продолжении истории мушкетеров.

«СП»: — Разговоры о том, что готовится фильм-продолжение начались еще лет десять назад… Но история превратилась в кинодолгострой, и, говорят, что камнем преткновения были, как ни странно, вы, Михаил Сергеевич…

— Да, мне приходилось читать какие-то интервью Георгия Эмильевича Юнгвальда-Хилькевича, что Боярский, мол, отрекается от дальнейшего сотрудничества. Конечно, все было не так! С какой стати я стал бы отрекаться от роли, которая стала моей актерской судьбой! Просто сценарий Хилькевич под условным названием «Мушкетеры на том свете» совершенно не совпадал с моим представлением судьбы мушкетеров. Виртуальное существование мушкетеров на том свете, а затем их странный «транзит» на этот свет, просто не укладывались в моей голове…

Мое недоумение подтолкнуло меня даже к написанию своего сценария, хотя никакой я не писатель, не сценарист. Однажды в долгом перелете во Владивосток я взял ручку, тетрадку и попробовал записать свои идеи. Восемь часов пролетели незаметно…

«СП»: — Что же вы такое записали?

— Все сводилось к тому, что Железная маска был спрятан совершенно не том месте, где все думали. Когда умер кардинал Мазарини, он завещал Людовику для счастливой жизни остаться одному, то есть избавиться от двойника. И хотя он пообещал королеве, что волос не упадет с головы, сам наслал на того убийц. Но попытка покушения провалилась. А помехой ему становится сын Д’Артаньяна, который много лет находился в глуши, в полуразрушенном замке (причем Д’Артаньян имеет сына от дочки Де Тревиля). Мушкетеры едут на праздник, они знают, что вот-вот получат маршальский жезл. Но им вновь приходится сражаться за Францию, и в неравном бою они гибнут по одному. Гибнет и Д’Артаньян, но успевает передать свою шпагу сыну, который отправляется в Париж, как это когда-то сделал Д’Артаньян…

Это в двух словах, но там, конечно, много нюансов, сюжетных линий. Для меня очень важно, что между «мной» и «сыном» происходит короткий диалог, который похож на песню из первой серии «Я провожаю вас в дорогу». Я отдаю шпагу, и с ней новый Д’Артаньян отправляется за врагом…

Когда я рассказал об этой идее Хилу (так зовут Хилькевича друзья и коллеги. — Прим. Авт.), то он сказал: давай, запиши, сделай! Я обратился к профессионалам — один вариант сценария написал Юрий Ряшенцев (известный поэт, сценарист, писатель. — Прим. Авт.) но он был категорически против, чтобы Д’Артаньян имел сына от дочки Де Тревиля, а кроме того говорил: «Я мушкетеров не представляю мертвыми». Тогда я пошел Григорию Горин, и тот сказал: «Прекрасно, я бы с удовольствием, великолепная идея, сударь!», но, к великому сожалению, Гриша ушел раньше, чем все мушкетеры, на тот свет. И сценарий так и остался у нас в уме.

Хилькевич же нашел другую идею, нашел деньги на фильм (бюджет картины — 5 миллионов долларов. — Прим. Авт.). Я долго отказывался сниматься, просил объяснить: «Как они существуют на том свете?», просил собраться всех участников вместе за круглым столом, объяснить, что задумал Юра. Но нам говорили: будет монтаж, спецэффекты, новейшая графика. В итоге Георгий Эмильевич заразил своей идеей актеров, и когда «на том берегу» остался только Боярский, то мне ничего не оставалось, как сказать: «Один за всех, и все за одного!» и пуститься вместе с моими друзьями в это весьма рискованное плавание.

«СП»: — Ну, хорошо, сценарием вы недовольны, а своей актерской работой удовлетворены?

— Решившись на этот проект, я старался работой на совесть, позабыв все, что предшествовало съемочному периоду. Работал по специальности! Все старались, особенно молодые ребята, для кого роли детей мушкетеров — огромное событие. Они, а не мы, в этом проекте главные! Максим Дунаевский сделал свою работу, художник свою… Мечта Хилькевича воплотилась в жизнь, и мы помогали ему как могли. Один за всех, и все за одного. И все же своей работой я не удовлетворен. По многим причинам — я не донес того, что хотелось бы мне, нет у меня такого последнего монолога, как у Сирано, а в этом вся прелесть. Есть в «Возвращении мушкетеров», правда есть хорошая финальная песня, но, поскольку она идет на титрах, то теряется эффект. Но нет того последнего слова, если уж это был финал истории о мушкетерах… Ну да ладно. Главное, чтобы фильм, который сделал Хилькевич, оправдывал высокую идею: яблоко от яблони далеко не падает, дух мушкетеров остался в их детях. А мушкетеры такие герои, что могут вернуться даже с небес… Может быть, эта идея и выстрелит.

«СП»: — В картине «Возвращение мушкетеров» у Д’Артаньяна не сын, а дочка, которая выдает себя за мужчину… Многие недоумевали, почему бы в этой роли не появиться вашей родной дочери?

— Меня об этом постоянно спрашивают! Лизе предлагали, но она в тот момент уже снималась в двух картинах, и ждать Хилькевич просто не мог.

«СП»: — Кстати, Лиза говорила мне в интервью, что она тоже не в восторге от сценария…

— Поверьте, я не навязывал ей своего мнения. Она вполне самостоятельна в творчестве, ее учитель в искусстве не я, а Лев Абрамович Додин. Конечно, я вправе давать советы дочери, но при этом стараюсь не забывать, что я сам в ее годы играл в театре: «Кушать подано!» и не мечтал о роли в фильме про мушкетеров…

«СП»: — Вам, наверное, обидно, что в киноистории про мушкетеров поставлена такая невыразительная точка, а не восклицательный знак?

— У каждого из нас может быть свое мнение, но точки над i все-таки расставит зритель. Я знаю, что у Хилькевича есть еще два сценария. Мне тоже совсем не хочется расставаться с Д’Артаньяном, и кажется, что вполне возможно продолжение — в театральном, мультипликационном, киноварианте.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня