18+
понедельник, 26 сентября
Культура

Алексей Булдаков: До генерала в жизни я не дорос

Известный актер не любит охотиться на крупную дичь, предпочитая стрельбу по пустым бутылкам

  
636

Общаться с Алексеем Булдаковым даже при минимальном стечении народа — занятие абсолютно бесперспективное, даже безнадежное. Поклонники буквально разрывают актера на части, стоит ему оказаться в пределах их досягаемости. Популярность в народе генерала Иволгина (в просторечии Михалыча) из трилогии про особенности национальной охоты и рыбалки сопоставима сегодня разве что с популярностью комдива Чапаева, разведчика Штирлица, красноармейца Сухова — культовых персонажей отечественного кино. А завершив только что съемки в фильме Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов» (это продолжение ее же комедии «Человек с бульвара капуцинов»), Булдаков надеется добавить себе еще капельку всенародной любви. Хотя куда уж больше…

СЛАВА

— Я давно уже отказался от попыток ходить по московским улицам, заглядывать в магазины, спускаться в метро, — делится со мной своими печалями актер. — Только зазеваешься, сразу какой-нибудь мужичок подкатывает: «Товарищ генерал, а по чуть-чуть?». А то и вдвоем подходят и без обиняков предлагают: «Михалыч, третьим будешь?». Отказать — значит людей смертельно обидеть. А со всеми выпивать — это же никакой печени не хватит. Вот и стараюсь на публике лишний раз не светиться. Хотя людей люблю, и никто меня в мизантропии обвинить не может.

— Алексей, а на охоту, рыбалку тебя часто зовут?

— Не то слово. Жена уже прячет меня от народа. На все телефонные звонки отвечает, что я на съемках. А звонят чуть не каждый день: из Белоруссии, Украины, Краснодара, Урала, Сибири и даже насквозь зарубежной Прибалтики… Я мог бы теперь до конца жизни не сниматься, а только в качестве свадебного, то бишь охотничьего, генерала участвовать в этих бесконечных мужских играх на свежем воздухе. Меня бы и напоили, и накормили, и свежатины на дорогу в сумку положили…

НАЧАЛО ПУТИ

 — Но так было далеко не всегда. Путь к актерской известности, насколько я знаю, у тебя был нелегкий…

— Ну да. Я же родился не в актерской, а в простой рабочей семье на Алтае. В школу пошел уже в Павлодаре, куда мы вскоре переехали. Как все мальчишки, занимался спортом (боксом, борьбой), мастерил авиамодели и мечтал стать летчиком. Рос я совсем не трудным, а «легким» ребенком. Не хулиганил, не проказничал, не дрался. Учился, правда, неважнецки: «тройка» была моя стабильная оценка. В химии, физике вообще ничего не понимал, но географию, историю, литературу обожал. А больше всего на свете любил кино. Однажды я посмотрел фильм «Большая жизнь», и Петр Алейников потряс меня до самой глубины моей детской натуры. Я вышел из кинотеатра и громко сказал себе вслух: буду актером.

 — Родители, подозреваю, удивились такому желанию…

— Мама у меня женщина простая, всю жизнь занималась крестьянским трудом, но сердце у нее мудрое и чуткое. Она сказала только: Алексей, ты сам выбрал свою судьбу, смотри, чтоб на меня потом не обижался.

— Как постигал азы актерской профессии?

— При Павлодарском театре была драматическая студия, в которой готовили по программе театрального училища. Мне было то ли четырнадцать, то ли пятнадцать лет, у меня как раз голос ломался. «Почему хрипите? Курите?» — грозно спросил кто-то из педагогов. Я сознался, что балуюсь немного. «Ну, попейте водички», -- великодушно разрешили мне. Смотрю, стоит графин, а стакана нет. Я от волнения и маханул полграфина из горла. Рассмешил, конечно, комиссию, но и расположил к себе. Словом, меня приняли. Дальше все пошло своим чередом. Работал в театрах родного Павлодара, в Томске, Рязани, Минске… В тридцать лет дебютировал в кино. Снялся не в одном десятке картин, прежде чем получил приглашение в «Особенности национальной охоты». Думал, будет очередной фильм, каких у меня много, а оказалось — культовое кино.

ПРОТОТИПЫ

 — Алексей, скажи честно, с кого образ генерала Михалыча лепил?

— Да прототипов много разных было. Я ведь в армии отслужил, как мужику положено. До генерала, конечно, не дорос, но старший сержант из меня, говорят, хороший получился. Один из моих командиров, капитан Рубакин, который, к слову говоря, оправдывал свою фамилию, в том смысле, что любил рубануть с плеча, хотел оставить меня в армии, соблазнял даже погонами прапорщика. Но ходить по струнке, командовать людьми — это не мое призвание. А вот капитан Рубакин искренне любил это дело. Так что какие-то черточки в моем Михалыче есть, наверное, и от него. Но больше всего мы с режиссером Александром Рогожкиным целили, конечно, в генерала Лебедя. Когда мы только замышляли фильм, Александр Иванович еще не был так всенародно известен. Рогожкин, с которым мы раньше вместе работали над фильмами «Караул», «Ради нескольких строчек», показал мне его однажды на телеэкране и спросил: «Сможешь сделать?». — «Какие проблемы?» — только и ответил я.

 — Ну и как, генерал Лебедь признал тебя?

— А то как же! Когда мы встретились с Александром Ивановичем, он сказал: «Вы знаете, когда я смотрел фильм первый раз, то буквально рыдал от восторга, настолько похоже мы меня изобразили. Единственная неточность — это то, что я не пью уже пять лет». Мы с ним тогда сблизились и были дружны до самой его гибели.

СТРЕЛЬБА ПО БУТЫЛКАМ

 — Лебедь, как всякий боевой генерал, должен был уважать охоту. А сам-то ты в кабана или хотя бы в зайца стрелял?

— Нет, я не могу убить живое существо. Не я его создал, не мне его лишать жизни. При этом, правда, я люблю сам процесс подготовки к охоте, атмосферу ожидания гона, охотничьи рассказы под дымок костра и под неизменную рюмку водки… Но самому нажать на спуск винтовки — это выше моих сил. Пробовал — слава Богу, не получилось. Это при том, что в армии я от самого командира дивизии благодарность за стрельбу получил. Еще и сегодня по пустым бутылкам шарахаю — будь здоров.

 — А ружье-то охотничье у тебя есть?

— А то как же? С этим ружьем, впрочем, занятная история получилась. Мне жена как-то говорит: «Знаешь, Алексей, надо тебе в психдиспансер сходить, провериться». — «Зачем это?» — справедливо возмутился я. «Ну, так надо», — уклончиво отвечает она. Ладно. Сходил. Дальше — больше. «Надо наведаться к наркологу», — опять говорит жена. «Минуточку! — взрываюсь я. — Я, конечно, выпиваю, но не до такой же степени!». А она ласково так: «Не кипятись, это чистая формальность, сейчас всех проверяют». В общем, как выяснилось, мои друзья — а это Аристарх Ливанов, Женя Жариков, Коля Расторгуев — решили мне охотничье ружье преподнести на день рождения. Для этого, собственно, им и понадобились от меня различные справки. А я уже, горемычный, чего только про себя бессонными ночами не думал…

ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК

- Ну, выпить ты, по моим многолетним наблюдениям, очень даже не дурак. Так что к наркологу сходить, хотя бы в чисто профилактических целях, тебе, может, и не помешало…

— Ну что можно ответить на это хамство? На-ли-вай! А если серьезно, то я, как ты правильно заметил, действительно люблю иногда принять на грудь. Но только — в приятной мне компании, под неспешные разговоры про житье-бытье и хорошую закуску. А чтобы махануть стакан-другой и тут же отключиться — это не по мне. В выпивке, как и в охоте, рыбалке, я люблю не результат, а процесс. И это роднит меня с генералом Михалычем.

— А на съемках позволяешь себе?

— Очень редко. Только когда вся группа гуляет по случаю удачно отснятых сцен. Но это уже такая традиция, ее нарушать нельзя, а то кино не получится…

 — Кстати, какой напиток ты предпочитаешь в жизни?

— Исключительно национальный. Никакого баловства с вином, шампанским, пивом, ромом, кальвадосом, текилой, коньяком, виски я себе не позволяю. Как-то по молодости и неразумению я смешал водку с пивом, с тех пор «коктейли» не уважаю.

 — А ведь народная мудрость гласит: водка без пива — деньги на ветер…

— Остроумно сказано, но не про меня. В выпивке я последовательно и твердо выступаю за чистоту жанра.

МУЖ И ЖЕНА — ОДНА САТАНА

 — Скажи, а как жена относится к твоим возлияниям?

— С редкостным пониманием. Люся, с которой мы соединились в зрелом уже возрасте, плешь по пустякам мне не проедает. Она знает, что я иногда могу выпить, так сказать, «для разрядки». А она мне необходима, потому что работать мне приходится много и тяжело. Снимаюсь в кино, выступаю с концертами, выпускаю диски с песнями… Надо крутиться, я ведь единственный в семье, так сказать, кормилец-поилец. И Люся это ценит, закрывая глаза на некоторые мои «особенности». Может, потому что уверена: я свою норму знаю. А я ее действительно знаю. Чего и другим советую.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье