Культура

Алексей Булдаков: До генерала в жизни я не дорос

Известный актер не любит охотиться на крупную дичь, предпочитая стрельбу по пустым бутылкам

  
649

Общаться с Алексеем Булдаковым даже при минимальном стечении народа — занятие абсолютно бесперспективное, даже безнадежное. Поклонники буквально разрывают актера на части, стоит ему оказаться в пределах их досягаемости. Популярность в народе генерала Иволгина (в просторечии Михалыча) из трилогии про особенности национальной охоты и рыбалки сопоставима сегодня разве что с популярностью комдива Чапаева, разведчика Штирлица, красноармейца Сухова — культовых персонажей отечественного кино. А завершив только что съемки в фильме Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов» (это продолжение ее же комедии «Человек с бульвара капуцинов»), Булдаков надеется добавить себе еще капельку всенародной любви. Хотя куда уж больше…

СЛАВА

— Я давно уже отказался от попыток ходить по московским улицам, заглядывать в магазины, спускаться в метро, — делится со мной своими печалями актер. — Только зазеваешься, сразу какой-нибудь мужичок подкатывает: «Товарищ генерал, а по чуть-чуть?». А то и вдвоем подходят и без обиняков предлагают: «Михалыч, третьим будешь?». Отказать — значит людей смертельно обидеть. А со всеми выпивать — это же никакой печени не хватит. Вот и стараюсь на публике лишний раз не светиться. Хотя людей люблю, и никто меня в мизантропии обвинить не может.

— Алексей, а на охоту, рыбалку тебя часто зовут?

— Не то слово. Жена уже прячет меня от народа. На все телефонные звонки отвечает, что я на съемках. А звонят чуть не каждый день: из Белоруссии, Украины, Краснодара, Урала, Сибири и даже насквозь зарубежной Прибалтики… Я мог бы теперь до конца жизни не сниматься, а только в качестве свадебного, то бишь охотничьего, генерала участвовать в этих бесконечных мужских играх на свежем воздухе. Меня бы и напоили, и накормили, и свежатины на дорогу в сумку положили…

НАЧАЛО ПУТИ

 — Но так было далеко не всегда. Путь к актерской известности, насколько я знаю, у тебя был нелегкий…

— Ну да. Я же родился не в актерской, а в простой рабочей семье на Алтае. В школу пошел уже в Павлодаре, куда мы вскоре переехали. Как все мальчишки, занимался спортом (боксом, борьбой), мастерил авиамодели и мечтал стать летчиком. Рос я совсем не трудным, а «легким» ребенком. Не хулиганил, не проказничал, не дрался. Учился, правда, неважнецки: «тройка» была моя стабильная оценка. В химии, физике вообще ничего не понимал, но географию, историю, литературу обожал. А больше всего на свете любил кино. Однажды я посмотрел фильм «Большая жизнь», и Петр Алейников потряс меня до самой глубины моей детской натуры. Я вышел из кинотеатра и громко сказал себе вслух: буду актером.

 — Родители, подозреваю, удивились такому желанию…

— Мама у меня женщина простая, всю жизнь занималась крестьянским трудом, но сердце у нее мудрое и чуткое. Она сказала только: Алексей, ты сам выбрал свою судьбу, смотри, чтоб на меня потом не обижался.

— Как постигал азы актерской профессии?

— При Павлодарском театре была драматическая студия, в которой готовили по программе театрального училища. Мне было то ли четырнадцать, то ли пятнадцать лет, у меня как раз голос ломался. «Почему хрипите? Курите?» — грозно спросил кто-то из педагогов. Я сознался, что балуюсь немного. «Ну, попейте водички», -- великодушно разрешили мне. Смотрю, стоит графин, а стакана нет. Я от волнения и маханул полграфина из горла. Рассмешил, конечно, комиссию, но и расположил к себе. Словом, меня приняли. Дальше все пошло своим чередом. Работал в театрах родного Павлодара, в Томске, Рязани, Минске… В тридцать лет дебютировал в кино. Снялся не в одном десятке картин, прежде чем получил приглашение в «Особенности национальной охоты». Думал, будет очередной фильм, каких у меня много, а оказалось — культовое кино.

ПРОТОТИПЫ

 — Алексей, скажи честно, с кого образ генерала Михалыча лепил?

— Да прототипов много разных было. Я ведь в армии отслужил, как мужику положено. До генерала, конечно, не дорос, но старший сержант из меня, говорят, хороший получился. Один из моих командиров, капитан Рубакин, который, к слову говоря, оправдывал свою фамилию, в том смысле, что любил рубануть с плеча, хотел оставить меня в армии, соблазнял даже погонами прапорщика. Но ходить по струнке, командовать людьми — это не мое призвание. А вот капитан Рубакин искренне любил это дело. Так что какие-то черточки в моем Михалыче есть, наверное, и от него. Но больше всего мы с режиссером Александром Рогожкиным целили, конечно, в генерала Лебедя. Когда мы только замышляли фильм, Александр Иванович еще не был так всенародно известен. Рогожкин, с которым мы раньше вместе работали над фильмами «Караул», «Ради нескольких строчек», показал мне его однажды на телеэкране и спросил: «Сможешь сделать?». — «Какие проблемы?» — только и ответил я.

 — Ну и как, генерал Лебедь признал тебя?

— А то как же! Когда мы встретились с Александром Ивановичем, он сказал: «Вы знаете, когда я смотрел фильм первый раз, то буквально рыдал от восторга, настолько похоже мы меня изобразили. Единственная неточность — это то, что я не пью уже пять лет». Мы с ним тогда сблизились и были дружны до самой его гибели.

СТРЕЛЬБА ПО БУТЫЛКАМ

 — Лебедь, как всякий боевой генерал, должен был уважать охоту. А сам-то ты в кабана или хотя бы в зайца стрелял?

— Нет, я не могу убить живое существо. Не я его создал, не мне его лишать жизни. При этом, правда, я люблю сам процесс подготовки к охоте, атмосферу ожидания гона, охотничьи рассказы под дымок костра и под неизменную рюмку водки… Но самому нажать на спуск винтовки — это выше моих сил. Пробовал — слава Богу, не получилось. Это при том, что в армии я от самого командира дивизии благодарность за стрельбу получил. Еще и сегодня по пустым бутылкам шарахаю — будь здоров.

 — А ружье-то охотничье у тебя есть?

— А то как же? С этим ружьем, впрочем, занятная история получилась. Мне жена как-то говорит: «Знаешь, Алексей, надо тебе в психдиспансер сходить, провериться». — «Зачем это?» — справедливо возмутился я. «Ну, так надо», — уклончиво отвечает она. Ладно. Сходил. Дальше — больше. «Надо наведаться к наркологу», — опять говорит жена. «Минуточку! — взрываюсь я. — Я, конечно, выпиваю, но не до такой же степени!». А она ласково так: «Не кипятись, это чистая формальность, сейчас всех проверяют». В общем, как выяснилось, мои друзья — а это Аристарх Ливанов, Женя Жариков, Коля Расторгуев — решили мне охотничье ружье преподнести на день рождения. Для этого, собственно, им и понадобились от меня различные справки. А я уже, горемычный, чего только про себя бессонными ночами не думал…

ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК

- Ну, выпить ты, по моим многолетним наблюдениям, очень даже не дурак. Так что к наркологу сходить, хотя бы в чисто профилактических целях, тебе, может, и не помешало…

— Ну что можно ответить на это хамство? На-ли-вай! А если серьезно, то я, как ты правильно заметил, действительно люблю иногда принять на грудь. Но только — в приятной мне компании, под неспешные разговоры про житье-бытье и хорошую закуску. А чтобы махануть стакан-другой и тут же отключиться — это не по мне. В выпивке, как и в охоте, рыбалке, я люблю не результат, а процесс. И это роднит меня с генералом Михалычем.

— А на съемках позволяешь себе?

— Очень редко. Только когда вся группа гуляет по случаю удачно отснятых сцен. Но это уже такая традиция, ее нарушать нельзя, а то кино не получится…

 — Кстати, какой напиток ты предпочитаешь в жизни?

— Исключительно национальный. Никакого баловства с вином, шампанским, пивом, ромом, кальвадосом, текилой, коньяком, виски я себе не позволяю. Как-то по молодости и неразумению я смешал водку с пивом, с тех пор «коктейли» не уважаю.

 — А ведь народная мудрость гласит: водка без пива — деньги на ветер…

— Остроумно сказано, но не про меня. В выпивке я последовательно и твердо выступаю за чистоту жанра.

МУЖ И ЖЕНА — ОДНА САТАНА

 — Скажи, а как жена относится к твоим возлияниям?

— С редкостным пониманием. Люся, с которой мы соединились в зрелом уже возрасте, плешь по пустякам мне не проедает. Она знает, что я иногда могу выпить, так сказать, «для разрядки». А она мне необходима, потому что работать мне приходится много и тяжело. Снимаюсь в кино, выступаю с концертами, выпускаю диски с песнями… Надо крутиться, я ведь единственный в семье, так сказать, кормилец-поилец. И Люся это ценит, закрывая глаза на некоторые мои «особенности». Может, потому что уверена: я свою норму знаю. А я ее действительно знаю. Чего и другим советую.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня