Культура

Между Годзиллой и Ктулху

В прокат вышел «Тихоокеанский рубеж» Гильермо Дель Торо

  
2014

Блокбастер «Тихоокеанский рубеж» работы мексиканского сказочника Гильермо Дель Торо идет под грифом «детям старше двенадцати лет», и это истинная правда. Если ребенок в вас спит, то битых два часа наблюдать поединки огромных боевых роботов- «егерей» с морскими чудовищами, более всего напоминающие схватку трансформеров и динозавров из «киндер-сюрпризов» в ванной (не хватает только резиновых уточек) будет скучновато.

Дело ли в диктате студии, или самому режиссеру захотелось снять историю, практически исчерпывающуюся слоганом фильма «Сражайтесь или умрите», но тех, кто ценит режиссера за работы вроде «Лабиринта фавна», кино скорее разочарует. Правду сказать, из истории «между Годзиллой и Ктулху» можно было выжать и нечто большее, тем более что Дель Торо переключился на «Тихоокеанский рубеж» после закрытия проекта экранизации одного из романов Говарда Лавкрафта, что намекало на то, что нереализованные идеи оттуда перекочуют в новый фильм и придадут ему шарм и оригинальность. К сожалению, это если и произошло, то в очень небольшой степени: ровно настолько, чтобы истинному гику сделать слегка приятно, но при этом ни на мгновение не помешать обывателю хрустеть попкорном.

Завязка сюжета, меж тем, проста и вместе с тем впечатляюща: из тектонического разлома на дне Тихого океана (Марианская впадина?) внезапно лезут громадные твари различных конфигураций — напоминающие динозавра то с акульим рылом, то с щупальцами осьминога. Человечество отвечает созданием техногенных монстров — огромных роботов, которым для успешного боевого функционирования нужны два пилота, они выполняют задачи двух полушарий (мозга, а вы что подумали?). Пилоты, в теории, связаны особой техникой драфта — слияния созданий, поэтому особенно доставляют моменты, когда один из них задает напарнику классический вопрос: «Ты в порядке?..»

Бесспорная удача кино — парочка сумасшедших ученых, один из которых — математик, считает вероятность появления существ, а другой — биолог и фанат этих самых Кайдзю (кстати, общее наименование Годзилл в японской традиции). Математик (артист Берн Горман) каждый раз трогательно огорчается, когда Кайдзю не оправдывают его ожиданий по количеству и качеству, а биолог (Чарли Дэй) и вовсе мечтает слиться с монстром в экстазе разумов. Кстати, биология монстров — это отдельная история. По внешнему облику это ящеры, по ходу действия выясняется, что это еще и клонированные ящеры, но при атаке на Гонконг один из Кайдзю внезапно оказывается беременным, и эта загадка так и не находит определенного ответа.

Отдельного рассказа заслуживает отряд роботов — «Егерей», состоящий из китайской машины, ведомой братьями-тройняшками, русским роботом «Черная Альфа», за штурвалом которой два блондинистых фрика Алексей и Александра, то ли брат и сестра, то ли муж и жена, и два задиристых егеря-англосакса: один скоростной и инновационный, а другой аналоговый. Вся эта бодрая компания принимает бой за Гонконг, который, тем не менее, оказывается разрушен атакой монстров чуть менее чем полностью.

Но более всего удивляет отсутствие в морской эпопее океана: море показывается только в финале, когда главные герои — девушка-японка и бывший пилот-неудачник, трогательно качаются на волнах, и вместо страстного поцелуя происходит неловкое пионерское объятие. С приветом из детства.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Александр Ющенко

Руководитель пресс-службы ЦК КПРФ, депутат Госдумы РФ

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня