Культура

Без чувств

«Особенные» люди попытались докричаться до власти

  
2408

Как узнать, какого цвета жизнь, если с рождения слеп? Как услышать музыку, если звуки недоступны твоим ушам из-за травмы, полученной в детстве? А запах роз, прелесть яблок, нежность шелка — они какие, как понять, не имея обаяния, осязания, вкуса?..

На все эти вопросы попытались дать ответ организаторы оригинальной экспозиции в Петербурге. В одном из выставочных залов города они открыли выставку «Без чувств», выстроенную, как модно сегодня, по принципу арт-перфоманса. Пригласили на открытие авторов картин, видео, инсталляций, в большинстве своем инвалидов. И тех, кто по долгу своей службы должен бы им помогать адаптироваться в большом городе — представителей власти, как муниципальной, так и городской, а также журналистов и вообще всех желающих.

«От власти», сразу замечу, не пришел никто. Любопытствующих тоже оказалось не слишком много. «Зажигали» в основном сами «особенные» люди.

Пять мини-павильонов в одном большом, до гулкого эха при каждом слове, пространстве зала. Заходишь в тот, что слева, чуть в сторонке, и — черные нити по всей стене, причудливо сплетающиеся в странные — узлы не узлы, но что-то вязкое и завораживающее. Нить — как метафора. «Нить — это начало жизни и её конец, — убеждена Татьяна Ахметгалиева. — Она может быть прочной. А может, и чаще всего бывает, тонкой, рвущейся от простого пренебрежения ближнего к твоим проблемам».

Наша эпоха, считает слепая девушка, лишена универсального целостного мироощущения. Вокруг в основном хаос. Вспомнился Мандельштам: «Живем, под собою не чуя страны»… Себя не чуя. Отсюда — черная нить, узлы, почти приговор.

Чтобы убедиться в правоте Татьяны, к слову, известного в узком кругу инвалидов-художников мастера художественных работ с текстилем и на текстиле, достаточно взглянуть на себя через зеркала Полины Фоминой.

23-летняя Полина — студентка Высшего художественного училища им. Штиглица (прежде училище носило имя советского скульптора Веры Мухиной). Она собрала много-много зеркал, слепленных кусочками, один к другому, на нескольких плотных картонах. Смотришь и видишь: тут — ты, небольшим фрагментом; а вот тут — очень на тебя похожий, но как будто не твой «фрагмент». То есть, ты, конечно, но в другом измерении. А измерение «строят» обстоятельства…

Спрашиваю с помощью сурдопереводчика у глухой с детства Полины (трагическая реакция организма на прививку от полиомиелита), как дается ей учеба на дневном отделении такого непростого вуза, как «Мухинка»?

— Я стараюсь, мне нельзя плохо учиться, — отвечает девушка. — Когда поступала, не все преподаватели верили, что справлюсь. Была одна женщина в приемной комиссии, которая сразу меня почему-то невзлюбила. Но я все-таки поступила! Помогают однокурсники, переписываю у них конспекты, а все зачеты и экзамены сдаю письменно.

«СП»: — Трудно приходится вам в жизни с такой проблемой, как отсутствие слуха?

— У меня хорошие друзья. Научили никогда не отчаиваться.

Ещё один павильон — с лепными фигурками. Или совсем не фигурками, а… А что же тогда?

Это моё выражение сегодняшней действительности, — помогает разобраться Андрей Савочкин. — Какого цвета вот это (он показывает рукой в сторону картонки с лепкой у стены)?

«СП»: — Что-то розовое, похоже на облака…

— Розовое? Странно. Я не заказывал данный цвет. И это не облака. Это моё внутреннее «я», пытающееся приспособиться к камням на дороге.

«СП»: — Имеете в виду всевозможные бытовые препятствия в жизни людей с ограниченными возможностями?

— Вы правильно поняли. Про нас, инвалидов, не часто вспоминают. Хорошо, что несколько лет назад я пришел в студию керамики общества слепых и слабовидящих. Там познакомился со своей будущей женой. Здесь, на выставке, наши совместные работы, Лена тоже увлекается лепкой. А не пришел бы в студию, кто бы обо мне сейчас вспомнил?..

По основной специальности Андрей Савочкин слесарь-сборщик. Работает в учебно-производственном объединении инвалидов. Зарплата у него сдельная. Сколько выходит в месяц? Не больше 5−7 тысяч рублей. Заказов слишком мало. Плюс ещё пенсия — его и жены. Что называется, ни в чем себе не отказывай. Среднестатистический петербуржец, для сравнения, получает сейчас ежемесячно около 30 000 рублей.

— Во времена СССР мы совсем не чувствовали себя забытыми, — продолжает Андрей. — И зарабатывали неплохо, государство давало заказы, и возможностей для реализации хватало. А сейчас, увы, всё как-то ненадежно, что ли. Все сами по себе.

«СП»: — С этой выставкой связываете какие-то надежды?

— Хочется быть услышанным.

Услышат ли их — незрячих? Разглядят ли не слышащих? Или надо самим оказаться на их месте, чтобы прочувствовать, задумать и помочь?

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Виталий Милонов
Виталий Милонов

Свободной прессы в полном понимании этого слова, у нас в стране ещё, к сожалению, мало. Потому вашему изданию, которое носит столь ответственное название, искренне желаю продолжать помогать нам, россиянам, в получении объективной, а не скорректированной, как это иной раз водится в СМИ, информации о событиях в РФ, в мире. Это очень важно в нашей сегодняшней непростой жизни. Успехов, «СП»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня