Культура

Мечтать не вредно

Владимир Новиков о всеобщем литературном образовании

  
1375

Да, всеобщее и литературное. И никак не меньше!

После того, как режиссер Карен Шахназаров замолвил словечко за русскую литературу на августейшем совете, в прессе пошел очередной виток разговоров о школьном экзамене, о возвращении выпускного сочинения и так далее. ЕГЭ, конечно, великое зло, о чем и мне доводилось писать, но и сочинение — не панацея. Братья по литературе! Разве вы не знаете, что сам жанр сочинения исключает возможность что-либо сочинить? Можете вы привести пример талантливого школьного сочинения? Обычно это набор штампов усредненного литературоведения, наличие собственных мыслей о классике здесь заведомо исключено. К прошлому возврата больше нет, и в экзаменационном деле нужны решительные инновации, смелые изобретения.

Более интересно и оригинально, по-моему, предложение Шахназарова «сделать курс классической русской литературы обязательным во всех вузах страны, включая технические и военные высшие учебные заведения». Согласно реляциям прессы, президент назвал эту инициативу «очень важной», а министр образования и науки пообещал в ближайшее время «проработать» вопрос.

Можно, конечно, всех троих: и президента, и министра, и режиссера назвать «кремлевскими мечтателями». Даже в филологических вузах сейчас сокращается преподавание литературы, урезаются преподавательские ставки и прочее. И в этой ситуации говорить о «литературизации» всего высшего образования… А поговорим! В нашем отечестве — даже в советские годы — носитель подлинно высшего образования, как правило, был человеком, кое-что смыслящим в литературе, способным процитировать наизусть Тютчева или Пастернака, сравнить соседа с Плюшкиным, а начальника с Иудушкой Головлевым. Знание и понимание литературы изощряет мышление, делает специалиста более креативным в его профессиональной деятельности. В 1960-е годы с легкой руки Бориса Слуцкого пошли споры о «физиках и лириках», но лирика-то отнюдь не была тогда «в загоне». Физики (а также химики, математики, биологи, геологи и т. д.) были самыми активными читателями Достоевского и Булгакова, Ахматовой и Мандельштама. А заодно и тогдашней актуальной словесности. Кстати, одно невозможно оторвать от другого: реальное, а не притворное увлечение классикой немыслимо без азартного интереса к современной поэзии и прозе.

Всеобщее литературное образование — не совсем утопия. Пока министр образования собирается прорабатывать данный вопрос, в МГУ имени М.В. Ломоносова уже кое-что делается практически. В частности, читаются межфакультетские учебные курсы — для того, чтобы студенты не вырастали «односторонними» специалистами, подобными флюсу, а расширяли кругозор, слушая лекции по другим областям знания. И словесность попала в число таких предметов. Сам я читаю, например, у себя на журфаке курс «Современная литература в медийном пространстве». Среди слушателей — физики, почвоведы, экономисты, социологи… Идет разговор о нынешних литераторах, а заодно и о классических традициях, которые они продолжают.

Сможет ли министерство образования внедрить подобный опыт во всех вузах? Едва ли. Думаю, здесь есть поле для частной инициативы. Власть не очень заинтересована в пропаганде литературной классики, которая отнюдь не воспитывает верноподданность. Начитаются люди Щедрина да Платонова — и тут же воспротивятся насаждению единой для всех идеологии.

Литературное образование не заканчивается в средней школе. Да и в высшей тоже. Это процесс пожизненный. Даже в старости читатель продолжает учиться литературе — удивляясь новинкам словесности, по-новому понимая знакомые шедевры прошлого. А уж юность к такому неформальному образованию расположена природно. Новые формы существования письменности не убивают книгу — наоборот: расстояние между автором и читателем сокращается. И для их живого взаимодействия не нужны никакие министерства и наспех собранные советы. Вспомним Маяковского:

Господа!

Остановитесь!

Вы не нищие,

вы не смеете просить подачки!

Только общественная самоорганизация: клубная, лекционная, сетевая — сможет выстроить этот процесс.

Моя реальная мечта — неофициальный, независимый, неограниченный Союз Читателей. Людей, внутренне нуждающихся в литературном образовании и готовых им активно заниматься. Если сформируется в России такое высокое племя людей, то и все остальное, глядишь, образуется.

Автор — критик, прозаик, профессор МГУ

Фото: ИТАР-ТАСC/ Сергей Фадеичев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня