Культура

Глобальная битва мушкетеров

Сергей Митрофанов об экранизациях классического романа

  
2965

Она началась сразу же после глобальной битвы Шерлоков Холмсов. Но уже в нашем веке, отсчитываемом, понятно, от 1991 года, мы имели мушкетеров нескольких типов, видов и характеров.

«Три мушкетера» — 1993 года, США. «Мушкетер» — 2001 г., Германия-Люксембург- Великобритания-США. «Три мушкетера» — 2011 года, США-Великобритания-Франция-Германия. «Три мушкетера» -2013г., Россия. И наконец, «Три мушкетера» — 2014 г., Великобритания. Не говоря уже о нескольких сиквелах, выражаясь современным языком, — «Железных масок».

Третья и четвертая позиция — 3D, четвертая и пятая позиции — сериалы. 1993 год хорош тем, что там играли Кифер Сазерленд («24 часа») и Чарли Шин («Очень страшное кино» -3,4), они играли соответственно Атоса и Арамиса. 2011-й знаменит славянкой Миллой Йовович в роли Миледи. И, к сожалению, везде мы совсем не помним, кто играл Д’Артаньяна.

В 1993-ом году «мушкетеры» получились достойно, особенно на фоне современного кино. Но не особенно выразительно. В 2001 году все в фильме практически держится на одном Д’Артаньяне, лица которого мы по-прежнему не помним. Но которого, тем не менее, делают атмосфера и знаменитый постановщик боевых сцен Xin Xin Xiong. Зато там помним Рошфора, которого почему-то звали Фебре. Его играет самый интеллектуальный мерзавец западного кино Тим Рот («Клондайк», 2014).

В 2011 от всех приключений в памяти остаются летающие (буквально) над Лувром парусные корабли, бомбардирующие дворец, но, в целом, это хорошая попытка развлечь. Про российских мушкетеров, хотя там были на удивление хорошие лошади и почти французские пейзажи, вспоминать как-то неудобно. Автор, продюсер и режиссер Сергей Жигунов, видимо, решил, что «Три мушкетера» Дюма — это обычный приключенческий роман, который можно и в третьем тысячелетии тупо снимать как приключение для подростков. Так, вроде, и снял. Возможно, так снимали бы и во Франции шестидесятых, если б хотели пригласить кого-то вроде Бурвиля. Но российские подростки в третьем тысячелетии играют совсем в другие игры, вот чем дело, и опять у Жигунова возникла проблема с Д’Артаньяном. У Жигунова он дурашливо хихикает, подпрыгивает в самых неподходящих местах и вообще какой-то «Труфальдино из Бергамо». Подражать ему и олицетворять себя с ним вряд ли кому из подростков захочется.

По крайней мере, два варианта этой серии провалились. К великому сожалению, «Мушкетер» маститого Питера Хайамса. И, без сожаления, все тот же злополучный жигуновский. Можно предположить, конечно, что все это оттого, что невозможно вступить дважды в одну и ту же реку романтизма. Но вполне вероятно, все дело в том, что у Хайамса «Мушкетер» умнее своей потенциальной аудитории, а у Жигунова «Три мушкетера» — глупей. В обоих случаях — это просчет.

И, тем не менее, нам понятно это постоянное возвращение к сюжету Александра Дюма, несмотря на угрозы провала и изменения конъюнктуры. Дюма как будто специально написал его для кино, строго выдерживая жанр и деля сюжет на серии-главы. И он поразительно четко разделил характеры действующих лиц, практически презентуя готовый сценарий. Но также и возводя образы своих героев до уровня вечных метафор.

Д’Артаньян у него — мужество, честь и непобедимость. Атос — благородство и элитарность. Арамис — утонченность, хитрость и сексуальность. Портос — мощь и простодушие. Вместе — четыре друга. Четыре стихии. Почти корпорация. И в то же время эти герои с изъянами, с легкостью превращающими их в современных «сложных героев», наподобие декстеров и докторов хаусов.

Ведь Д’Артаньян — солдафон. Атос — алкоголик. Арамис — лицемер и развратник. Портос — недалекий. Богатая палитра для всяческих метаморфоз. Хочешь — делаешь так, хочешь — эдак, хочешь — задаешь эволюцию.

Но огромная проблема с Д’Артаньяном.

Он — главный герой, причем иногда даже кажется, что повествование идет от его имени, хотя это не так. Дюма как будто бы сидит у него в голове, смотрит его глазами, отчего и мы смотрим глазами Д’Артаньяна в больше степени, чем кого бы то еще. Эффект создается тем, что Дюма сообщает, что тот думает в каждый конкретный момент. Однако, чем Д’Артаньян так хорош — не очень понятно. Ведь все подвиги Д’Артаньяна закончились катастрофой. Бурная молодость уместилась в несколько месяцев. А затем он… уснул на 20 лет. Проснулся же каким-то деревянным. И очень странно, что после трех близостей с женщинами (Миледи, Констанция и Кэти), они как будто совсем перестали его интересовать. В силу чего интерпретировать Д’Артаньяна очень трудно.

Один из лучших Д’Артаньянов в кино, это, конечно, Жерар Баррэ из фильма Бернара Бордери 1961-го года. Это канон. Его повторил наш Боярский в 1978 году. Однако Д’Артаньяны Баррэ и Боярского все же староваты для юноши, приехавшего покорять Париж. И слишком умудрены. Стопроцентное попадания в романтического Д’Артаньяна у Майкла Йорка (1978 г.), который действительно сумел сочетать в себе молодость, ловкость, европейскость и органичность актера и роли. Лучший Д’Артаньян зрелого возраста, это, конечное Жан Маре (1962 г.), который несомненно являлся Д’Артаньяном и в жизни. Чего, например, не скажешь про Боярского, хоть и ходящего в шляпе, но мелко суетящегося впоследствии перед властью. Однако так нередко бывает, когда поведение актера напрочь убивает созданный им образ. (В этом месте обычно вспоминается Депардье.)

Положение усугубляется тем, что романтическое кино скончалось в восьмидесятые, и от «мушкетеров» нового времени потребовалось что-то оригинальное, если не сказать политическое. Этого не понял наш Жигунов. Уже в 1993 году мушкетеры Стивена Херека — это не просто какие-то омоновцы короля, а элитарные телохранители в сложном мире. Не случайно же, короля, как и Кеннеди, там пытаются застрелить из снайперской винтовки, но в отличие от американского президента, у которого не было мушкетеров, короля мушкетеры все же спасают.

Д’Артаньян 2001 года — это Гамлет, мрачный мститель, супермен, не чуждый политике, энергия которого буквально взнуздывает ситуацию антикварного романа. Он явился в кризис, в период узурпации и засилья спецслужб кардинала, и не в лучшие времена для истинных мушкетеров. Но, демократ, он на голову выше стоит сильных мира сего, чего, если честно, мы и ждали всегда от героя, пережившего сто пятьдесят лет непрерывных перепрочтений. И от себя, переживающих великую трансформацию своей страны. Жаль лишь, что ни нам, ни актеру не хватило харизмы.

И вот, наконец, мы подходим к последней постановке — BBC, 2014 года. Она — как эхо всего, что мы слышали об этом раньше. Обманка. Все элементы сюжета Дюма вроде присутствуют. Но поданы как будто через отражения в кривых зеркалах. Больше грязи, больше реализма. Даже знаменитый девиз мушкетеров «Один за всех, все за одного» тут искажается в циничное «Каждый сам за себя!», и все разбегаются. Что, конечно, лишь трюк. Просто мушкетеры BBC живут и действуют в реальном мире, который еще долго не воспримет «мушкетерскую этику», и они это прекрасно понимают. Им противостоят не только и не столько зловещая Миледи, но в большей степени человеческое рабство. Конформизм обывателей. Жулики, рядящиеся под революционеров. Коррупционеры короны… Эту битву невозможно было выиграть, — ни тогда, во Франции 1625 года, ни до сих пор, но пытаться все же стоит. И деваться нам некуда. Кто сказал, что мушкетерская тема умерла? Нет, она затаилась на время.

Иллюстрация: кадр из фильма Пола У. С. Андерсона «Три мушкетера», 2011 год.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня