Культура

Певица надежды

Екатерина Шаврина: после моих концертов люди верят в завтрашний день

  
2185

Вечером 21 марта на 36 километре автотрассы Москва — Рославль автомобиль Honda CR-V под управлением известной российской певицы Екатерины Шавриной выехал на встречную полосу и столкнулся с Audi A4. Пассажирка японской машины погибла на месте. Еще один пассажир госпитализирован. Заслуженная артистка РСФСР, народная артистка России Екатерина Шаврина получила закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга и перелом лицевых костей. После оказания медицинской помощи она отказалась от госпитализации.

Незадолго до трагического происшествия в Новой Москве собственный корреспондент «СП» встретился с певицей и записал интервью. До последнего времени Екатерина Шаврина не прекращала гастрольную деятельность, была полна сил и творческих планов.

«СП»: — Екатерина Феоктистовна, как вы пришли к музыке?

— Не знаю, не помню. Я до четырех лет вообще не слышала. У меня была какая-то аномалия в ушах. Была глухонемым ребенком. В железнодорожной больнице Свердловска работал очень крупный профессор, который сделал мне операцию. И вот в четырехлетнем возрасте я стала играть из себя артистку. И стала петь в это же время. Пела все подряд. Перепевала всех, кто звучал по радио. А в одиннадцать лет я уже давала концерты за деньги, когда мои родители переехали из поселка Пышма в Свердловской области, где я родилась, в город Пермь. С тех пор музыка стала моей работой.

«СП»: — Где вы выступали в то время?

— В Пермском окружном доме офицеров и во дворце культуры имени Свердлова.

«СП»: — Пышма вам чем запомнилась?

— Рекой Пышмой. Как я бегала туда купаться. Детство проходит через всю жизнь.

Все думают, что я из Верхней Пышмы, которая находится рядом с Екатеринбургом. А я из древней Пышмы, из далекого леспромхоза.

Сейчас это — маленький поселок. Там убрали железную дорогу, вокзал. Раньше там было три школы, а сейчас осталось только две. Но все равно поселок очень красивый, песочный. Там нет грязи, даже когда пройдет ливень. Этим мне запомнилась Пышма — как мы босиком бегали по песку, купались, веселились на реке.

Вся Пышма состояла из частных домов. И только школа, кинотеатр, пекарня, райком партии были построены из кирпича. А сейчас там даже вокзала нет. Сейчас Пышма не такая, какой была в детстве. А если не такая, то она меня уже отталкивает. Все меня спрашивают: «А часто ли вы бываете на родине?» А я два раза побывала и чуть не плакала. Все поселки, села дряхлеют в России. И это очень угнетает.

«СП»: — Где находился ваш дом?

— Мы жили у самой железной дороги. На берегу реки, рядом с железной дорогой стоял наш дом барачного типа. Потом родители купили свой дом, и мы переехали ближе к школе. Из этого дома уехали в Пермь.

Там я закончила десять классов вечерней школы. В 16 лет поступила в мединститут в Перми. Но на второй сессии меня оттуда поперли, потому что пошла латынь. А я почти не занималась — все время была на гастролях. Но еще во время учебы в институте я постоянно участвовала в музыкальных конкурсах в Москве. С 12 лет я была солисткой Прикамского русского народного хора и Осинского народного хора. Куда бы они ни ездили, я все время была к ним приставлена. А так как я была солисткой, то пела отдельно и везде побеждала на конкурсах.

Когда в 15 лет впервые пела в Москве, на Всероссийском конкурсе ко мне подошла народная артистка Ирма Петровна Яузе и сказала: «Девочка, тебе надо остаться в Москве и учиться». С того момента я стал постоянно бывать в Москве. А в 16 лет перебралась туда окончательно.

Я с детства была крупным ребенком. У меня была огромная коса. Даже в газете «Советская Россия» в 1964 году был напечатан снимок, где я стою с Хрущевым с огромной косой.

В Москве проходил конкурс мастеров эстрады, на котором отбирали певцов в Волжский государственный хор. Это был первый советский хор, в полном составе выехавший за границу, в Париж. Я прошла этот конкурс и немножко пела в этом хоре. Так я стала одновременно жить и в Куйбышеве, и в Москве. Потому что в то время училась в студии эстрадного искусства, которая базировалась в Зеленом театре парка ВДНХ в Москве. В музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова я потом поступила, когда Зыкина меня услышала. В эту студию стремились попасть все артисты, чтобы постичь азы эстрадного искусства. Меня туда приняли. Там был очень квалифицированный преподавательский состав. Нам платили стипендию 20 рублей. Но в те годы это были деньги. Там преподавателями работали солисты большого театра. Я сначала была привязана к Перми, потом — к Куйбышеву. Постоянно ездила в Москву сдавать экзамены. И в этот же период поступила работать в Москонцерт, где работали Шульженко, Утесов, Русланова, Великанова, Лазаренко. Выдержала восемь экзаменационных комиссий. Тогда никто никого по блату никуда не принимал. В Москву тогда было очень тяжело поступить работать. Меня приняли только на договор.

Детство, юность у меня кипели. Все время было занято, весь день забит.

Училась заочно. Они давали задания. И я училась мастерству какого-нибудь артиста. Раньше не было блата. Экзаменаторам было плевать, кто бы ни приходил — тот был для них начинающим. Ведь среди экзаменаторов были такие люди как Утесов.

В 1980 году я закончила режиссерское отделение ГИТИСа. И Утесов успел у меня принять зачет и через восемь месяцев умер. В моем дипломе имеется его роспись.

«СП»: — Вы уже тогда были состоявшейся певицей. Зачем вам нужны были все эти училища, ГИТИС?

— Я уже тогда знала, что пение — это не работа. Пока ты молода — ты поешь. А потом нужно будет работать. И я пошла учиться на режиссера. Я, видимо, неплохой режиссер. Я сейчас ставлю хоровые постановки. Но времени на это не хватает. С годами на меня спрос все больше и больше. Не могу попасть в струю, чтобы бросить работать.

«СП»: — Вас часто можно было увидеть на совместных выступлениях с Аллой Пугачевой. Как вы с ней познакомились?

— Мы учились с ней в ГИТИСе на одном курсе. Она сидела за первой партой, я — за второй. Она очень любит учиться, поглощает любые знания. Она такая серьезная в плане учебы. Даже я могла не придти на занятия. Уезжала на гастроли — деньги нужны были. Я одна воспитывала троих детей. Нужно была за детский сад платить, моему сыну Гришке за школу платить… Поэтому старалась много гастролировать. Я могла позволить себе пропустить занятие, а она не могла. Она всегда была на месте. И всегда сдавала с первого раза. Она — уникальнейшая личность.

«СП»: — В чем ее уникальность?

— Она добрая. Всегда всем поможет. Она сразу распознает талант. Человек только два слова сказал, а она уже знает: талантливый он или нет.

Я тоже разбираюсь в людях. Конкурсы идут. Я вижу: кто победит, а кто — нет. Посмотрев на артиста, я смогу определить, сколько он проработает на сцене. Если человек все прошел, имеет практику, знает, что народ любит, а что отвергает, уже можно определить — далеко пойдет этот молодой артист дальше или нет. Пугачевой этот дар дан.

«СП»: — Заметил, что из огромного множества российских певиц Алла Пугачева признает только Кристину Орбакайте и Екатерину Шаврину.

— В одном европейском глянцевом журнале я прочла интервью с Пугачевой. Корреспондент спросил: каких бы вы певцов выделили в России? Орбакайте тогда еще не пела. Так вот, Пугачева поставила меня на шестое место. Это было очень большое достижение для меня.

Сейчас она не стесняется ставить в свои программы Орбакайте, потому что Кристина — великая труженица. Она, если не прозанимается танцем, движением, голосом шесть часов в сутки, считает, что день прошел даром. Пугачева прозорливая, она видит человека насквозь и чувствует, что Орбакайте — это настоящая артистка. Она сама себя выковала. Она себя сама сделала. Без помощи мамы.

Орбакайте все сделала сама, потому что Пугачева была против того, чтобы Кристина стала артисткой. В молодости они все время были на ножах. Пугачева была против артистической карьеры своей дочери, а Орбакайте тайком от матери занималась вокалом, трудилась, репетировала. И вот теперь, пожалуйста, — Орбакайте — артистка европейского класса.

Во мне она, наверное, видела мое трудолюбие, поэтому и отметила меня столь высоко в том журнале. Я была так удивлена, что Пугачева поставила меня на шестое место из всех певцов России. Это очень почетно. Тем более, это сказала сама Пугачева.

Сейчас она уже не приглашает меня на «Рождественские встречи». Но по-прежнему относится ко мне неплохо. Видно человека по его трудолюбию, растет человек или нет. Готовит ли он новые программы, включает ли он новые песни или стоит на старье. Что сделал в молодости, то и использует до старости. Есть певцы, которые четырьмя песнями всю жизнь проживают. А певец, который постоянно находится в тонусе и не надоедает зрителю, его сразу видно.

«СП»: — А вы кого выделяете из артистов?

— На первое место ставлю Бейонсе. На втором месте для меня Мэрайя Кэри. На третье поставлю Шакиру.

«СП»: — А чем вам привлекательны рок-музыканты?

— Когда бываю в Лондоне, всегда приезжаю к дому Фредди Меркюри. Это для меня как наркотик — я хочу увидеть этот дом, круглый балкон, на который он выходил, этот маленький садик, закрытый от посторонних глаз. В заборе я нашла дырочку, о которой никто не знает, и смотрю на его дом. Приезжаю в Лондон и бегаю, как дурочка, к его дому.

У Гребенщикова недавно услышала новую песню «Не стреляйте». От нее можно сойти с ума! Из двух слов он сделал такое произведение! А как он записал ее. Боже мой! Когда я впервые ее услышала, у меня пошли мурашки по коже, зашевелились волосы на голове. Я остановила машину на проспекте Вернадского, и пока не дослушала эту песню, ехать не могла. Это шедевр!

Художник всегда видит художника, талантливый человек всегда в другом человеке распознает талант. Для меня Гребенщиков — солнышко в окошке. Талантище необыкновенный.

«СП»: — Вы побывали на всех континентах, знакомы со многими звездами. Кто из артистов запомнился вам больше всего?

— Я со многими выступала: Демис Руссос, группа «Смоки»… Некоторых уже и не помню. Поверхностно относилась к тем, кто со мной работает. Молодая была. Спела и пошла дальше.

«СП»: — Как вы относитесь к сегодняшним конкурсам?

— Как можно судить о конкурсе «Голос»? Мужчины победили, как я и предсказывала себе. Но как можно Москвину отодвинуть на второй план? У нее такой красивый голос и широкий диапазон. А первое место дали тому, у кого можно послушать только две песни, и она уже надоедает. Сама по себе телепередача очень интересная. Но это не конкурс. Хотя Диана Гарипова мне понравилась. У нее не голос, а бархат. Она похожа на Анну Нетребко.

«СП»: — А вообще как вы относитесь к эстраде, шоу-бизнесу, телевидению?

— Нормально отношусь. Эстрада ушла далеко вперед. Она дорогая, красивая. Все стараются себя красиво преподнести, концерты проходят интересно. А у кого концерты неинтересно проходят, того народ и не смотрит.

К телевидению отношусь плохо. Когда есть время — снимаюсь. Нет времени — я и не горюю об этом. Потому что спрос на меня большой, заказов много. Зачем мне телевидение? У меня все расписано на полгода вперед. Каждый день я даю концерты. Только за последние дни выступила в Берлине, Калининграде, Севастополе, Омске, Екатеринбурге, Москве, Северодвинске… А потом заканчиваю гастроли и лечу на Кипр, чтобы побыть без народа. У меня дом на Кипре.

«СП»: — Интересно, как народная артистка проводит свой досуг? У вас есть хобби?

— Люблю животных. У меня есть розовый кот породы «сфинкс». У меня есть собака породы «чихуахуа» палевого цвета. Если бы я не стала артисткой, то работала бы ветеринаром или ученым-зоологом в заповеднике. По телевидению люблю смотреть такие телеканалы как ZOO, «Моя Планета», «Мир диких животных». Даже когда засыпаю, продолжаю смотреть — кто кого ест, кто кого рожает. Особенно люблю смотреть львов. Очень интересно наблюдать за жизнью их прайдов. Я раньше ненавидела крокодилов. А когда посмотрела, как они переносят в своей пасти маленьких крокодильчиков, как они их ласкают, пестуют, изменила к ним свое отношение.

«СП»: — Вы уже больше 55 лет провели на сцене. Что больше всего запомнилось за эти годы?

— Запомнилось много встреч с хорошими людьми. Я встречалась с индийским актером Раджем Капуром. Была у него дома. Имела счастье поговорить с ним. В Буэнос-Айресе была в гостях у певицы Лолиты Торрес. Совершенно случайно встретилась с футболистом Марадоной на одном из банкетов.

Встречи с ними запоминаются. Но Лолиту Торрес я любила в детстве по фильму «Возраст любви». А когда меня провели в гостиную ее дома, я увидела белый рояль, а над ним в рамке с позолотой висел ее портрет из «Возраста любви». Я подумала: вот сейчас она выйдет, и я скажу, что всю жизнь мечтала ее увидеть. В это время в гостиную вошла женщина и спросила: «Кто желает чай или кофе?». Я подумала, что это ее домработница и попросила водички. Она принесла на подносе воду, соки. И тут я поняла, что это — Лолита Торрес. И мне захотелось убежать, заплакать. Оттого, что она стала такая грузная, располневшая, с несколькими подбородками. А на портрете она была такая красивая.

Следующая запоминающаяся встреча была с Раджем Капуром. В нем больше осталось от «бродяги». Он по-прежнему оставался веселым, подвижным, но ходил с тросточкой. Он пригласил трех человек из советской делегации, в том числе и меня. Но поначалу я не хотела идти к нему домой, потому что это уже был не тот человек, которым я бредила в молодости.

Почему сейчас я не люблю приезжать в Пермь, Пышму, где прошло мое детство. Потом что они теперь совершенно другие. Они не те, которые я увезла с собой в сердце, в душе. Пермь расстроилась, стала огромным мегаполисом. Там уже больше миллиона жителей. Это уже не такой купеческий город, каким был раньше. С деревянными домами, с деревянными улицами. Там уже все чужое, не мое. Не хочу быть там.

Мне теперь что Екатеринбург, что Пермь, что Буэнос-Айрес — все эти города стали похожими, на одно лицо. Поэтому я хотела бы что-то сохранить в душе из своего детства. Но в жизни все меняется, преображается. Поэтому я свыклась с этим и никогда не жду от жизни сюрпризов, которые бы пришли ко мне из детства.

«СП»: — Вы стали почетным гражданином 11 городов. Как это произошло и зачем вам это надо?

— В молодости я была очень популярной певицей. Была лауреатом премии Ленинского комсомола, премии Московского комсомола. Раньше в нашей стране не отмечали День города. Просто приглашали поработать в шефском порядке. И я ехала на эти «шефаки». Тогда стеснялась говорить слово «нет». Они пользовались этим. И я по нескольку концертов пела бесплатно на заводах, на фабриках. Однажды пела в ледяном прокатном цехе, на сквозняке. Потом месяц лечилась в больнице. Но стала почетным гражданином города Калуги.

Не могла отказать людям. Мне казалось, что люди действительно хотят меня послушать. И поэтому я заслужила звания почетного гражданина 11 городов. Сейчас это мне уже не надо. Это ничего мне не дает.

«СП»: — Какие песни ваши самые любимые?

— Которые не пою на сцене. Например, песни «Три бокала тоски», «Шрам на душе». Я на сцене пою те песни, которые зрителям приносят радость. После моих концертов они уходят и верят в завтрашний день. Это — цель, которой я добиваюсь. У меня очень позитивная программа. Она выстроена так, что от песни к песни у зрителей появляется больше надежды в душах.

Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня