18+
среда, 18 октября
Культура

Канны-2009 остаются Каннами. Пусть меньше яхт и нет икры

Русских в окрестностях фестиваля больше, чем даже французов. Хотя наше кино там — с боку припеку

  
8

Кинофестиваль на Лазурном берегу, призы которого ценятся в мире кино не ниже, чем американские «Оскары», в самом разгаре. Иметь на афише фильма знак «Пальмой ветви», значит получить абонемент в мировую киноиндустрию. В этом году от России на главный конкурс не попал ни один российский фильм, зато во внеконкурсной программе «Особый взгляд» сразу две отечественных картины: «Иван Грозный и митрополит Филипп» Павла Лунгина с Петром Мамоновым и Олегом Янковским в главных ролях (французы назвали картину попросту «Царь») и «Сказка про темноту» Николая Хомерики. Кинопоказ «Царя» уже состоялся, и, по оценкам экспертов, фильм имеет неплохие шансы на победу.

Кинокритик Кирилл Разлогов, находящийся сейчас на Каннском Кинофестивале, поделился со «Свободной прессой» своими впечатлениями о кинофоруме.

«СП»: — Кирилл Эмильевич, действительно ли фильм «Царь» Павла Лунгина, который представлен от России в номинации «Особый взгляд», пришелся «по вкусу» каннским критикам?

— Фильм «Царь» был показан два раза. Дневной сеанс прошел при полном зале, на вечернем показе преобладала русская аудитория. Пресса была положительная, картина произвела хорошее впечатление. Во всяком случае, крупным критикам она понравилась.

«СП»: — Изменился ли сам фестиваль? Что появилось нового? Может быть, кризис как-то — отразился, ведь все сейчас экономят…

— Один из режиссеров — завсегдатаев Каннского фестиваля уверял меня, что за последние 20 лет здесь ничего не поменялось. То есть все как было, так и есть. Я тоже, честно говоря, по сравнению с прошлыми годами никаких изменений не заметил. Есть основание полагать, что когда нынешний президент фестиваля Жиль Жакоп, который руководит им железной рукой, уйдет из жизни, тот, кто займет его место начнет все ломать. Вот тогда и посмотрим, что изменится. Что касается сторонних вечеринок, которые устраивают разные организации параллельно, возможно они изменились — их стало меньше, да немного скромнее они стали. А те, которые проводят делегации разных стран — они какими были, такими и остались. И с бюджетом фестиваля все в порядке. Актеры, актрисы ведут себя так, как им и положено. Сами себя рекламируют — так было, есть и всегда будет.

«СП»: — А на приемах как, что нового? Яхт, где совершаются все главные бизнес — сделки, говорят, стало меньше?

— Вот вчера, например, были турецкий прием, польский и немецкий. Одни и те же люди переходили с одного на другой. Они все проводятся вдоль набережной Круазетт на пляже. А все великосветские приемы, куда ходят «звезды», проводятся на удаленных виллах. Туда кинокритики не ходят — не приглашают, да и времени нет. Говорят, что стало меньше яхт, но я этого что-то не заметил. Икры всегда было мало, ее подавали русские. А нынче в русском павильоне подают вино. Из достижений прогресса здесь, наконец-то, появилась кофемашина. В прошлом году ее не было, и несмотря на все слухи о русской роскоши, мы пили растворимый кофе.

«СП»: — А много ли русских вообще?

— Если брать нашу делегацию, то она мизерная. А если считать русских вообще, то их здесь больше, чем французов. Это русская территория. Вот я вчера обедал с мэром Канн, который говорил, что будет с Михалковым проводить дни русской культуры в августе. И это главная его гордость. Самого Михалкова здесь сейчас нет. Кого-то из российских звезд кино я тоже не видел. Есть группа, которая ездит по фестивалям, но они звезды условные — у нас их никто не знает, но на фестивалях они очень часто бывают.

Бриджит Бардо и Хайден Панеттьери Бриджит Бардо и Пэрис Хилтон

«СП»: — Что вас удивило, произвело наиболее сильное впечатление на этом фестивале?

— Удивительное впечатление произвел на меня фильм Пауля Верхувена «Тинейджер». Он был показан на кинорынке, а сам Каннский фестиваль его отверг. На картину пришел полный зал. И в течение первых 3 минут все пришедшие этот зал покинули. Осталось только два человека, я в том числе. Картина идет 3 часа, и я ее досмотрел. Такое мне пришлось видеть первый раз в жизни. Очень странная картина, до сих пор раздумываю, что бы это значило. Она, как вы понимаете, не имеет никакого отношения к конкурсу. А имеет отношение к курьезам, которые всегда на фестивале есть.

«СП»: — А есть ли среди фильмов уже сейчас лидеры?

— Да, это «Пророк», режиссера Жака Одьяра, картина Джейн Кемпион «Яркая звезда», а также самая скандальная картина «Антихрист», и вот теперь все ждем Тарантино.


Из досье «СП»:

Самый почётный приз — присуждаемая за лучший фильм в Каннах «Золотая пальмовая ветвь». Иногда (последний раз в 1997) «Золотая пальмовая ветвь» дается сразу нескольким фильмам. Кроме того, существуют и другие награды: Гран-при, награды лучшим актёру, актрисе, режиссёру и сценаристу, приз жюри, «Золотая пальмовая ветвь» за короткометражный фильм и «Золотая камера» за лучший дебют. Главная премия Каннского кинофестиваля свое название получила в 1955 году. С 1946 по 1954 год высшая награда называлась «Гран-при». Считается одной из самых престижных наград в мире кино. За всю историю ни один кинорежиссёр не смог завоевать эту награду трижды.


Ненавязчивые символы

Канны в дни проведения кинофестиваля — это, прежде всего, набережная Круазетт, пирсы с яхтами и фасады дорогих паласов. Бесконечная череда вечеринок и просмотров. Однако просто зевакам попасть на них не светит. Поэтому им остается утешаться фланированием по набережной Круазетт. Две ее главные достопримечательности: красная фестивальная лестница и старлетки топлесс. У первой, чтобы увидеть какую-нибудь звезду, нужно занимать место, минимум, с ночи. Ко вторым, как повествуют путеводители, можно подрулить с «деловым предложением» в любой момент.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня