Культура

Непокорённые

В Чеченской республике отпраздновали День казачки

  
65736
Непокорённые

Есть исторические факты, незаслуженно забытые, но ярко демонстрирующие силу духа народного. Одним их таких знаковых событий можно по праву назвать подвиг наурских казачек, разгромивших почти десятикратно превосходящие силы противника. Случилось это в июне 1774 года, 240 лет назад. Вот как описывает те события летописец Кавказской войны генерал Василий Потто. «В начале июня 1774 г. Россия продолжала находиться в состоянии войны с Турцией, начавшейся в 1768 году. 8 июня стало известно, что большой турецко-крымский корпус движется через Большую Кабарду на Малку и Терек, привлекая на свою сторону кабардинских владетелей с их вооруженными отрядами. Лишь единицы правителей из Малой Кабарды остались союзниками российских военных сил. Задача перед вражеским корпусом стояла серьезная — уничтожить одновременно все русские селения на Тереке. Оборона Наурской станицы моздокскими казаками началась десятого июня (24 июня по новому стилю) 1774 года. Это один из тех подвигов, которые… невольно останавливают на себе внимание и современников и потомства, поражая ум и воображение… Станицу Наурскую обложило восьмитысячное скопище татар, кабардинцев и турок, под предводительством калги из рода крымских султанов. Строевые казаки еще не возвратились из похода, и дома оставались только старики, женщины, дети и легионная команда. У неприятеля был явный расчет захватить врасплох беззащитных жителей станицы, которая… была обнесена валом и снабжена орудиями. События развивались так стремительно, что разодетые по-праздничному в Духов день казаки еще не успели выйти из церкви, когда зарево от пожаров в соседних станицах охватило значительную часть небесного горизонта. Через час вся станица была обложена восьмитысячным войском. К этому времени большая часть защитников уже была на станичных укреплениях. Начался мощный приступ. Только находившиеся в стане врага некрасовские казаки уклонились от непосредственного участия в бое.

На валы на помощь мужчинам кинулись разряженные по случаю праздника в цветастые сарафаны казачки. Оружием им, в основном, служили серпы, вилы и косы. На казачек полковник Савельев возложил обязанности и по поддержанию огня под котлами со смолой и кипятком, которые выливались на головы штурмующих. По преданию казачки не пожалели и горячих праздничных щей. Они не боялись ни пуль, ни страшных криков, стреляли из ружей, косили косами, кидались в рукопашную, перетаскивали своими руками орудия с места на место. Несколько отбитых штурмов дорого стоили татарам. Полагают, что их потеря простиралась до восьмисот человек… В числе убитых был и один из известных владельцев, князь Кагока Татарханов, и тело его осталось на поле сражения. Уже одно это обстоятельство показывает, как сильно было смятение татар, считающих священным долгом выносить из боя тела убитых товарищей, а тем более вождей и предводителей".

Далее Потто пишет: «Красноречивые сведения сохранились в рапорте моздокского коменданта, в котором указывалось, что не только казачьи жены, но и молодые девки, явили чудеса смелости и героизма, успевая стрелять до двадцати раз, выхватывать оружие у противника и бить их наповал. Оборона Наура была первым случаем, когда от кавказской женщины понадобилась серьезная и опасная боевая служба. Впоследствии она уже не расставалась с ней и сроднилась, как с чем-то неизбежным среди суровой обстановки порубежного быта. Моздокские казачки не пугались ни свиста вражеских пуль, ни стрел, ни дикого рева и гика нападающих неприятелей. Более двенадцати часов продолжался бой. Силы защитников таяли и были на исходе. Они надеялись на поддержку, но она все не приходила. Командующий российскими войсками генерал де-Медем опасался оставить Моздокскую крепость, которой также угрожали отряды чеченцев и кумыков. Были перекрыты водные и сухопутные пути из Кизляра».

Предание гласит, что защитники станицы вдруг увидели двух святых всадников на белых конях и в белых одеждах — апостолов Варфоломея и Варнаву, появившихся в День их памяти и сильно напугавших врагов. К вечеру бой постепенно утих. На ситуации сказался и удачный выстрел казака Перепорха из пушки в шатер калги на кургане, в котором погиб любимый племянник крымского наместника. Шабаза-Гирея это сильно расстроило и, увидев в этом дурной знак, калга снял осаду со станицы. «Казаки и казачки праздновали великую победу. Разбитое вражеское войско еще раз было обстреляно из пушек у Моздока и вынуждено было уйти через Терек на р. Чегем, а позднее и на Кубань. Говорили, что и через десятки лет встречая горцев с обожженными лицами, казачки, подсмеиваясь над ними, говорили, что те „ели казачьи щи под Науром“. Многие женщины — участницы обороны, были награждены императрицей Екатериной II специальными медалями за турецкую войну 1768−1774 годов. И спустя через 50 лет после тех событий жили в терских станицах статные казачки, гордо носившие на груди эти заслуженные награды», — писал Потто. Яркую, образную картину Наурского боя по фольклорным и документальным материалам изобразил известный художник-баталист Н. С. Самокиш в картине «Защита станицы Наурской», написанной в 1888 году для Музея Славы в Тифлисе.

Долгое время празднование Дня казачки было традицией Терского казачьего войска. Но в послереволюционные годы казачество, еще с 14 века возводившее свои поселения по Терским хребтам, гребням — отсюда и название Гребенские казаки, подверглось жестоким испытаниям и гонениям. С июля 1918 г. Терская советская республика вошла в состав Северо-Кавказской Советской республики. В марте 1920-го года декретом Всероссийского ЦИКа Терская область была расформирована, а Чеченский (объединённый с Ичкерийским) и Ингушский (объединённый с Нагорным) округа стали самостоятельными территориальными образованиями. 20 января 1921 года Терская область была разделена на Горскую АССР и Терскую губернию. Но в 1921-м году, по окончании Гражданской войны, терское казачье войско было ликвидировано и упразднено новой властью. Часть терских казаков оказалась в эмиграции за рубежом вместе с ВСЮР (Вооруженными Силами Юга России). Оставшаяся часть была подвергнута расказачиванию, раскулачиванию, репрессиям и выселениям. В марте 1921-го года (27 марта — День поминовения Терского Казачества) более 70 тыс. терских казаков в течение суток были выселены со своих родных мест. 35 тысяч из них были зверски убиты по пути на железнодорожную станцию. Как подтверждают исторические документы, «осмелевшие от безнаказанности горцы не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков». А в опустевшие дома казачьих станиц селились спустившиеся с горных селений семьи «красных ингушей» и «красных чеченцев». На 20 января Горская АССР состояла из Кабардино-Балкарского, Северо-Осетинского, Ингушского, Сунженского автономных округов, двух самостоятельных городов Грозный и Владикавказ. Часть территории была передана в состав Терской губернии Северо-Кавказского края (Моздокский отдел), а другая вошла в состав Дагестанской АССР (Хасавюртовский округ) и Кизлярский отдел. Согласно августовскому докладу начальника губернской милиции шло сплочение мелких отрядов «бело-зелёных» в более крупные, «производящие с большей дерзостью и жестокостью нападения на отдельных граждан, хутора, сёла и даже поезда».

Особенно горестной была судьба казачества Наурского и Шелковского районов, переподчиненных, решением Хрущева, в 1957-м году из Ставропольского края к Чечено-Ингушской АССР. То, что произошло с казаками и русскими людьми в этих районах в последующие годы, и, особенно, в 90-е, можно назвать одним словом — геноцид. Согласно далеко не полным данным, в 90-е годы в Чечне было убито боле 21 тыс. русских. До войны русские составляли почти половину населения Чечни, сейчас их менее 8%.

На момент передачи Наурского и Шелковского районов, казаки составляли там более 80% населения. Сейчас их осталось менее 12%. В Наурском районе из 48 тысяч казаков, живших тут в начале 90-х, осталось лишь 2.8 тысяч человек. В старинной станице Шелковская из нескольких тысяч человек, осталось лишь несколько семей. Сотни тысяч русских, казаков, стали беженцами, скитаются по миру. Сейчас, благодаря деятельности Ахмата, а затем и Рамзана Кадыровых, удалось остановить исход русского населения из Чечни. Несколько семей даже вернулись обратно. Но это лишь малая часть уехавших. В старинных казачьих станицах, воспетых еще Львом Толстым в повести «Казаки» -Алпатово, Мекенской, Червленной, Ищерской, Калиновской, Наурской, Шадринской, коренных обитателей- казаков почти не осталось. А те, кто не покинул родные края в 90-е годы — поистине герои и заслуживают более весомой поддержки со стороны республики и государства.

В отличие от других народов Кавказа, депортация которых признана, а потомки выселенных получают неплохие компенсации, трагедия Терского казачества до сих пор не получила должной оценки и упорно замалчивается. Возможно потому, что возникнет немало вопросов, прежде всего, почему Терская область была раздроблена на несколько частей и поделана между национальными республиками Северного Кавказа. С тех пор, там неуклонно сокращается русское, казачье население. И, к сожалению, руководство страны не уделяет этому вопросу должного внимания. Давно назрела необходимость принятия комплексной программы по поддержке русского населения, казачества Северного Кавказа. Вместо этого, мы слышим о каких-то мифических «кластерах». Нет цельной, продуманной программы, включающей в себя как политические, так и экономические аспекты, в том числе, возвращение казакам сельхозугодий, домовладений, помощь в развитии бизнеса и фермерских хозяйств. Но, к сожалению, даже те предприятия, которые были в районе, сейчас закрываются, как, к примеру, знаменитый на всю страну Наурский винзавод. Или же с трудом выживают. Почему бы не помочь им адресно? Это бы позволило казачеству окрепнуть, встать на ноги. Но пока дальше декларативных заявлений не идет. Хотя, повторюсь, руководитель Чечни Рамзан Кадыров стремится помогать казачеству. Ожидалось его прибытие и на этот праздник. Видимо, дела помешали ему это сделать. Но там были чиновники из республиканских министерств, официальные лица из соседних республик, — заместитель министра по национальной политике, внешним связям, печати и информации Екатерина Курашева, депутат Парламента ЧР Александр Радван, помощник министра по национальной политике, внешним связям, печати и информации Олег Петухов, директор Департамента национальной политики Ильман Вахидов и другие. Прибыли делегации из Моздокского района (Республика Северная Осетия-Алания), Владикавказа, Прохладненского и Майского районов (КБР), Ставропольского края. Среди гостей праздника были Начальник управления по делам казачества Виктор Бородкин, атаман отдела Сунженского района Александр Кузнецов, заместитель атамана Кубанского казачьего войска Константин Пережнико и другие.

Началось празднование Дня Казачки с возложения цветов к памятному камню в честь их подвига в 1774-м году. Этот камень ранее находился на месте боев, позже был перенесен к зданию ПМК, в актовом зале которого сейчас расположена церковь Рождества Христова. А в управлении ПМК, расположенном по соседству, находится Терско-сунженское окружное казачье общество ТКВ и Казачье управление Наурского отдела ТКВ. Кстати, станица Наурская была основана в 1642 году, это одно из старейших поселений Северного Кавказа.

Атаман Наурского отдела Анатолий Черкашин тепло приветствовал гостей. Потом начался молебен, который провел благочинный Наурских церквей отец Амвросий, невероятно энергичный, решительный и интеллигентный 30-летний иеромонах. С его назначением станичники связывают особые надежды. К нему идут за утешением и советом.

После традиционной службы, в своем пасторском слове он призвал собравшихся к особой, коленопреклоненной молитве за Украину. И все собравшиеся, — около ста человек, в едином порыве искренне молились о мире на украинской земле. Ибо кому, как не Наурским казакам знать, что такое война, как страшно терять родных и близких, покидать родные края. Потому молитва была невероятно трогательной и искренней.

После молебна батюшка окропил всех святой водой. И потом казаки, построившись в колонну, прошли с иконой Божьей матери по центральной алее станицы к строящемуся храму. До 1936-го года на этом месте находился Собор Рождества Христова. Но храм был разрушен, а его богатое убранство разграблено. Дорогие серебряные оклады и украшения, которые казаки жертвовали храму после удачных походов, вначале сбросили в колодцы, а затем вывезли и переплавили. Теперь храм, по сути, возрождается заново. Это будет величественно пятикупольное сооружение византийского стиля с колокольней и тремя алтарями, один из которых — в честь Божьей матери, а другие — в честь апостолов Варнавы и Варфоломея, чудесное явление которых в день битвы в 1774-м году придало сил защитникам станицы. Строится церковь на пожертвования екатеринбургского мецената Игоря Алтушкина. Хотя более зримая поддержка со стороны республиканских властей не помешала бы. В станице уже построены две мечети, поражающие своим размером и богатой отделкой. Хотелось бы, чтобы и Православный Собор не уступал им по красоте, став данью памяти и уважения к исконным обитателям этих земель.

Строители обещают завершить основные работы к осени. Среди рабочих немало чеченцев, дагестанцев. Спрашиваю прораба Алберта Дадашева, чеченца по национальности, как к этому относятся его родные. «Замечательно, — широко улыбается мужчина. — Мы же богоугодное дело делаем. Эта работа нам — в радость».

Благочинный Амросий, провел под сводами недостроенного храма службу. «Храм — как печать, запечатлевает это место на сердце каждого человека. Он как напоминание, что здесь жили, живут и будут жить терские казаки», — сказал батюшка. Он зачитал имена погибших в лихолетье станичников, довольно длинный мартиролог, но напомнил, что «в эти благословенные дни соединяются небо и земля, души живых и умерших. Нет Бога мертвых, есть Бог живых, ибо пред Богом все живы». И вновь призвал всех молиться об Украине, за прекращение братоубийственной войны. «Казалось бы, такое короткое слово „мир“, а как оно велико, как много значит! Будем молиться о мире на братской земле», — сказал благочинный. В этом недостроенном храме я вдруг испытала странное чувство сопричастности со всеми, кому сейчас трудно, кто претерпевает невероятные муки за Веру, за любовь к своей Родине. Будто рядом с нами стояли и косовские сербы, и защитники Новороссии. Это было совершенно невероятное, непередаваемое чувство сопричастности к чему-то великому, неземному…

А продолжились торжества на берегу Терека, где были накрыты праздничные столы. А, поскольку сейчас Петров пост, среди угощений не было мясных блюд и алкоголя. Но все был приготовлено с душой и невероятно вкусно. А весело было и без всяких горячительных напитков. На празднике было много родителей с детьми, — просто изумительной красоты. Вадим Митрошкин, уроженец страницы Наурская, работает в министерстве по национально политике, внешним связям, печати и информации, заместитель начальника отдела по работе с общественными и религиозными организациями, привел сына и дочь, не по годам серьезных, рассудительных. У станичника Павла Соломина трое погодок — два сына и дочка. Были семьи, где по четверо — пятеро деток. И это радует. Если для кавказских народов многодетность — норма, то для наших семей, увы, пока исключение. И потому появление на свет новых казачат — огромное счастье. «Казачьему роду — нет переводу!»

А как талантлив этот народ. Перед гостями праздника выступили казачьи певческие и танцевальные коллективы. Особый восторг зрителей вызвало выступление Государственного ансамбля песни и танца «Терские казаки» из г. Прохладный (КБР). Это был настоящий фейерверк эмоций, удали и задора, сплав народных традиций и высокого искусства. Как жаль, что подобные выступления редки на наших телеэкранах и эстрадных подмостках. Это истинно народное творчество, с глубинной экспрессией и великолепным вокалом, способно пробудить в людях только лучшие чувства. В казачьих песнях и танцах переплетаются русские и кавказские мотивы, традиции. Это поистине уникальное творчество. Зрители долго не отпускали артистов, выкрикивая после каждого удачного выступления традиционное: «Любо!»

Великолепными выступлениями порадовали гостей казачьи коллективы из Ново-Павловки, Ставрополя, станиц Ищерская и Наурская, Государственного ансамбля песни и танца «Казаки Терека» станицы Луковская Моздокского района, Кизлярского Терского государственного ансамбля Казачьей песни (Республика Дагестан). А кизлярский атаман Николай Спирин и сам оказался неплохим певцом, исполнил несколько казачьих песен, которые подхватили все собравшиеся.

Я смотрела на этих красивых, гордых, статных людей и понимала, что это — золотой генофонд нации. Потому и стремятся его уничтожить недруги России, как и жителей Новороссии. Слишком непокорные, их трудно сломить и запугать. Они — соль земли, на них вся надежда. И потому Россия не должна их забывать и предавать. Как сказал мне атаман Моздокского городского казачьего общества Виктор Попович, «на земле силы добра и зла сражаются. Именно сейчас будущее мира решится». И на казаков возложена особая миссия. Они, как и в прежние века — на передовой. Они не сдаются, привыкли побеждать. И подвиг наурских казачек 240 лет назад — яркое тому подтверждение.

Фото: wikimedia

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня