Культура

Буря в Авиньоне

Исраэль Шамир с театрального фестиваля во Франции

  
1017
Буря в Авиньоне

Страшная буря ударила по Авиньону. Этот небольшой город в Провансе, на юге Франции, был когда-то резиденцией Папы Римского, и от тех давних времен унаследовал множество роскошных зданий. После второй мировой Авиньон стал местом проведения главного французского и международного театрального фестиваля. Но в этом году фестиваль не задался. В первую очередь — из-за погоды.

Во время спектакля блестели молнии, грохотал гром так, как ни одной театральной машине не удавалось, и дождь лил как из ведра — не только на сцене, но и в зале. Главной площадкой фестиваля служит внутренний, или Почетный двор Папского дворца. Там были построены гигантские трибуны на тысячу зрителей, но натянуть брезент на случай дождя новый директор фестиваля Оливье Пи не догадался. В результате премьера не состоялась. И на следующий день актеры не смогли доиграть до конца из-за дождя.

Но дождь был только половиной беды. С другой стороны по фестивалю ударила забастовка почасовиков, то есть тех театральных работников, что не получают зарплату, а работают по часам, от случая к случаю на разных фестивалях. До сих пор они получали две с половиной тысячи евро (сто тысяч рублей) в месяц из кассы социального страхования, когда не работали. Но это оказалось довольно накладным, и съедало большую долю бюджета культуры. Как мы знаем, в современном капиталистическом обществе бесплатно деньги дают только тем, у кого и так денег много, в первую очередь банкирам. А тут мало занятые актеры… Короче, они начали забастовку от случая к случаю. Первый вечер, премьеру фестиваля, они сорвали даже там, куда не пришел дождь, и потом создали элемент неожиданности.

Перед первым состоявшимся показом «Принца Гомбургского» под режиссурой итальянца Джорджо Барберио Корсетти актеры и рабочие сцены выстроились на линейку на гигантской сцене, и прокричали свое осуждение администрации президента Олланда, который до выборов пообещал заботиться о культуре, а после выборов поматросил и бросил. Но зрители встретили их протест весьма прохладно. Только немногие им аплодировали, некоторые кричали «Позор!» — актерам, не президенту, большинство сердито безмолвствовало.

Принц Гомбургский

Впрочем, после этой летучей демонстрации спектакль Prince Homburg возобновился. Это было грандиозное зрелище, полностью использующее возможности папского дворца. Принц появлялся то в окне на втором этаже, то на спине гигантского коня, созданного световыми эффектами. Армии маршировали и воевали на огромной сцене, на которой и линейному паровозу было бы не тесно.

Этот спектакль очень актуален в свете Новороссии. Не удивлюсь, если его поставят в Москве немедленно. Фон Клейст написал пьесу в 1810 году, чтобы подтолкнуть правителей Германии к войне с Наполеоном. В наши дни он требовал бы у Путина вести войска на Киев и плюнуть на американские угрозы. Немцы побаивались сразиться с Наполеоном — им угрожали не только санкции, но и лучшая в мире армия. Фон Клейст считал, что смерти бояться не надо — и даже покончил с собой, доказывая этот тезис. В наших терминах он был самым отчаянным сторонником ввода войск.

Содержание пьесы таково: курфюрст приказывает не вступать в бой без приказа, но принц вступает в бой, воюет и побеждает. Его приговаривают к смерти за нарушение приказа. В конце концов, все кончается тем, что его венчают венком триумфатора. Эту пьесу ставили не раз, но финалы меняли почем зря. Иногда принца казнили, иногда миловали. В Третьем Рейхе воспевали патриотизм и мужество принца. После второй мировой войны, в Авиньоне, где главную роль играл Жерар Филипп, упор был на экзистенциальный выбор — несмотря на смертельную опасность, нужно вести себя так, как считаешь правильным. Для поколения Резистанса это было важное прочтение. В сегодняшней постановке упор — на любовь принцессы Натали, на сомнамбулизм принца, на многовариантность его судьбы. В этом смысле она особенно подходит нам — мы так и не знаем, чем окончится пьеса «Новороссия».

Люди

Приехала в Авиньон козырная «Махабхарата» японского режиссера Сатоши Мияги (Ее премьера была сорвана дождем). «Махабхарата», великая индийская эпическая поэма, условно датируемая третьим тысячелетием до нашей эры, была гвоздем Авиньонского фестиваля в 1985 году, — тогда ее ставил Питер Брук, один из лучших режиссёров эпохи, и шла она целый день напролет. Я помню ее как одно из сильнейших театральных переживаний в жизни. Новая «Махабхарата» идет «всего» два часа, то есть она более подъемная, и ее можно пригласить в Москву. Ее действие перенесено из древней Индии, населенной богами и героями, в золотой период японской культуры Хэйян, девятый век от Рождества Христова, время, когда возник японский театр, бывший, конечно, культовой мистерией, игравшейся в храмах. Мияги взял один эпизод длиннейшей поэмы, «Наль и Дамаянти», известный русскому читателю по поэтическому переводу Жуковского и по опере Аренского в Большом театре, и сделал его очень японским.

По-английски идет спектакль «Люди» (Humans), полновесный гностический спектакль о сотворении мира и возникновении человечества, пьеса и режиссура Александра Сингха. Это забавное зрелище для образованных. Мир творит демиург, носитель аполлонического начала, а для баланса ему противостоит носительница стихийного начала Королева Кролик. Сын демиурга, иронический ботан, становится Люцифером, и ему передает отец бразды правления над миром. Созданные ими люди проходят эволюцию и историю в скоростном режиме. Множество смешных мест и чудесная игра актеров делает этот спектакль вполне приемлемым, несмотря на перегруженность учеными аллюзиями.

Все критики наперебой хвалят спектакль, поставленный директором фестиваля Оливье Пи (или, точнее, Пы — через игрек) «Орландо». «Orlando, ou L’impatience» — «Орландо, или Нетерпеливый»! Как это по-французски! Джойс шутил, что французы ставят Гамлета, как «Hamlet, ou Le Distrait», как «Гамлет, или Растяпа». Это веселая комедия — только один из трех спектаклей, поставленных директором Пи. Понятно, что на прочие заботы по организации фестиваля (дождь, забастовки) у него не осталось времени. Зато оторвался по полной программе…

Жаль, что он так и не пригласил ни один русский театр. Было время, когда в Авиньоне привечали русских, многие здесь выступали — но это было при прежних фестивальных властях. Затем в прошлом году не было никого из России, но появились надежды, что Оливер Пи пригласит — он в России бывал и русский театр знает. Увы, этим надеждам не было суждено сбыться. Почему? Политические причины? Украина? Эстетические? Давление гейского лобби? Англичанка гадит? Финансовый барьер? Или формат фестиваля — тут не было ведущих театров из Лондона, Нью-Йорка и Берлина, только новые проекты. Дать однозначный ответ трудно. В утешение русским театрам скажу, что в свете указанных проколов они, наверное, понесли бы большие расходы, а отбить их бы не смогли.

И все же Авиньонский фестиваль — большое удовольствие. На улицах идет непрерывный праздник жизни; и днем, и ночью жонглеры с факелами, шествия актеров в масках, веселая толпа пьет легкое розовое вино. В городе — замечательный музей, полный шедевров флорентийской и сиенской школы, оставшихся от папских времен. А вокруг — чудесный Прованс, обширная страна со своей историей и культурой, оливами и вином.

Источник фото: wikimedia.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня