18+
четверг, 8 декабря
Культура

Уж очень хрупок Петр Великий

Вандалы промышляют уже в историческом центре Санкт-Петербурга

  
1175

Исчезновение чугунных орлов с ограды Александровского столпа стало в нынешнем году едва ли не главным «раздражающим фактором» для горожан. Воссозданную по историческим фотографиям ограду установили на площади в начале 2004 года. Кто тогда мог предположить, что начнутся проблемы с её сохранностью?

«В центре практически не осталось монументальных сооружений, не ставших объектом внимания вандалов», - пожаловались корреспонденту «СП» в Государственном музее городской скульптуры. И предложили воочию убедиться в сказанном. Гидом выступила замдиректора по научной работе Надежда Ефремова.

Начать решили с Сенатской площади, куда непременно стремятся попасть все гости города, а петербуржцы с раннего детства знакомятся с открытым в 1782 году памятником Петру Первому, известного с легкой руки поэта, как Медный всадник.

Вздыбленный конь, император, с протянутой к Неве рукой…

— …И тянущийся к этой руке со стороны конского хвоста вандал, представляете? — говорит Надежда Ефремова. —  Такое, к сожалению, случалось. Для нас, специалистов, подобные случаи настоящий кошмар. Потому что внушительный с виду памятник очень хрупок. Толщина металла в районе живота коня, например, измеряется миллиметрами. Небольшой царапины может хватить, чтобы разрушить Медный всадник.

Когда Фальконе завершил работу над монументом, встал вопрос: ограждать ли его решеткой? «Зачем сажать Петра в клетку? — удивился скульптор. — Что может ему угрожать: малые и неразумные дети, на которых есть няньки? Сумасшедшие, для которых нужны городовые?».

Фальконе предполагал, что ничего лучше цветов вокруг его памятника придумать нельзя. В последние десятилетия всем цветам городские садовники предпочитают колючий кустарник, чтобы хоть как-то воспрепятствовать вандалам.

Дальше идем с Надеждой Николаевной на Стрелку Васильевского острова по Адмиралтейской набережной, мимо знаменитых львов на спуске у Дворцового моста.

— Многочисленные петербургские львы создают неповторимую городскую атмосферу, - говорит Ефремова. — Задача — сохранение этой атмосферы, того, что принято называть душой Петербурга. Как сохраняем, знают лишь львы. Их установили здесь в середине ХIХ века, они пережили Великую Отечественную войну (в блокаду их не успели демонтировать и спрятать) и вот теперь беззащитные скульптуры страдают от тяжелых травм, нанесенных нашими современниками. Пару лет назад одного из двух львов срочно пришлось «госпитализировать» с набережной Невы — им продавили хребет туристы, садящиеся верхом во время очередной фотосессии. Они ведь не гранитные и даже не медные, как многие думают. Это чеканка по меди. Скульптуры тонкостенные и не имеют прочного внутреннего каркаса. Сколько могли, они сопротивлялись, держали заданную форму. Ещё одной реставрации, исчисляющейся миллионами рублей, могут просто не выдержать…

Но вот и Стрелка Васильевского, величавые Ростральные колонны. На наших глазах жених и невеста, снявшись на фоне Невы, перешли к Ростральным колоннам. Чтобы сняться около них? Отнюдь… Молодожены вместе с гостями стали забираться на колени одной из скульптур. Мы с Ефремовой попытались остановить их, пристыдить. Но куда там — изрядно «под мухой» они были неудержимы. А постового рядом не оказалось.

Ростральные колонны страдали и в прежние, советские годы. Времена меняются, а люди нет? Здесь зона проведения массовых праздников, собирается очень много разных людей. Часто срабатывает инстинкт толпы: один полезет на колону или скульптуру, и все за ним. А пудостский камень, из которого изготовлены символы великих русских рек Невы, Волги, Днепра и Волхова, довольно мягкий, подвержен разрушению. На Ростральные колонны не только залезают, хватаясь за выступающие места статуй, травмируя их, но, случается, и раскрашивают, оставляют всевозможные надписи. В советское время за подобное строго наказывали. Можно было быть уверенным, что застигнутые на месте вандалы уж точно не повторят своего «подвига». Теперь же практически полная безнаказанность, понимаемая многими как вседозволенность. Даже просто остановить «восходителей» иной раз некому.

Так случилось в своё время и с памятником Петру работы Растрелли, установленному у Инженерного замка. В 2001 году его отреставрировали, покрыв сусальным золотом надпись на постаменте «Прадеду правнук». А уже через несколько дней от позолоты не осталось и следа. Была исцарапана и защитная патина на барельефах, посвященных Полтавской битве и Гангутскому сражению. Виновников «монументального варварства» не нашли. Самое печальное, что те, кто позарился на позолоту, унести её с собой всё равно не смог — сусальное золото при соскабливании превращается в труху.

От охотников на позолоту постоянно страдают грифоны на Банковском мосту, переброшенном через канал Грибоедова. Сусальным золотом покрывают их крылья, прежде всего, для защиты от природных воздействий, а не только как декоративный элемент. Сейчас этот мост закрыт на реставрацию. Приведут в порядок и грифонов. Надолго ли хватит?

…Прощаемся мы с Надеждой Ефремовой на Манежной площади. Недалеко отсюда — Аничков мост, реставрация которого завершилась в сентябре. Компания, проводившая работы, по мнению Ефремовой и её коллег, один из лучших примеров бережного обращения с историческими памятниками. Каждую ногу каждого коня, реставраторы предварительно укутали в специальную защитную ткань, на туловище надели прочный кожух — ничто не должно было повредить великолепных скакунов скульптора Клодта!

С другой стороны от Манежной — Екатерининский сад с многострадальной скульптурой русской императрицы. Как и Медный Всадник, она давно стала «зоной повышенного риска» из-за желающих взобраться на постамент, подергать за шпагу Суворова, за обшлага одежды Потёмкина…

Да и сама Манежная площадь нет-нет, да и «оскандалится». Сюда зачистили любители граффити. Иной раз и средь бела дня разрисуют бюсты и постаменты. Ночью же от них вообще не стало покоя…

Кстати

В конце прошлого года в Музее городской скульптуры открыли новый отдел — текущего ухода за памятниками. Его задача сродни той, что выполняет «скорая помощь». Только сотрудники этого отдела (их шестеро) лечат городские монументы и мемориальные доски. Занимаются также мониторингом состояния «подведомственных объектов» и их промывкой. Помогло создать отдел и приобрести современного оборудования городское правительство. Ни один город России не имеет ничего подобного, в том числе и Москва.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня