Культура

Такие разные Скифы

Александр Репников о книге Павла Зарифуллина «Новые Скифы: Статьи, эссе»

  
2571
Такие разные Скифы

В книге много солнечно-золотого света. Он присутствует в описаниях загадочных путешествий автора и в многочисленных иллюстрациях, в размышлениях о прошлом и в предсказаниях будущего. Книга эссе, статей, воспоминаний, конечно не научная монография, а скорее поэма в прозе, манифест, попытка рефлексии, чуждая интеллигентских сомнений и метаний.

Для автора «скифы — этническая метафора». Реальные скифы и участники литературных сборников «Скифы», связанные с партией левых эсеров, Степан Разин и Василий Шукшин, эсерка Мария Спиридонова и летчица Мария Раскова, Сергей Есенин и Григорий Распутин, Николай Клюев и Эдуард Хиль, народовольцы и евразийцы все они объединены на страницах книги поиском Царства Правды. Не «либеральные ценности», а русская воля в ее безграничности. Той безграничности, что хлещет через край в матросской вольнице, где «есть братишки. Все братья. Если братья устали — то царь может и подождать. Потому что брат — это ценность» (с. 35).

С книгой можно и нужно спорить. Кто-то, возможно, увидит в ней апологию новых кочевников в стиле Жака Аттали или «очертания новой цивилизации» по Лимонову. Но главное, что у автора есть с чем спорить, поскольку есть позиция и пантеон героев. Есть особая стилистика, вызывающая в памяти зажигательные статьи «Лимонки», песни донских казаков, тексты книг оригинального поморского исследователя Николая Теребихина.

Одна из сквозных тем в книге — тема Дороги. «Простонародная традиция бежать от барина, бежать и скрываться в леса и в скиты, в пустыни и Беловодье. Бежать от попов и правителей, от кривды и напраслины, бежать в гари и степные пустыни, Бежать к Богу и с Богом» (Стр. 41). Вспомнишь и поэтическое — струковское: «Каркнет черт на раките, / С неба свистнет коса. / Мало нас, уходите, / Уходите в леса».

Поиск чудесной страны, где «молочные реки и кисельные берега». Духовное мерцание куполов Китеж-града и вполне земное желание мужика, помнящего о костлявой руке голода, наесться досыта. В этом движении нет надрыва, отчаяния или экзальтации. Нет этого и в отношении к прекращению собственного земного бытия: «Русские не видят смерти, живут помимо смерти. Они общаются с ней чудовищно спокойно, пугают ее. Идут на смерть не горячась, не разжигая себя, как другие народы, а спокойно, ничего не замечая» (С. 53). В этом не увидишь ни красивой позы, ни фатальной покорности судьбе. Иностранцы удивляются: «Вы живете так, словно перед вами вечность!». Но нужно действовать так, как будто создаваемое должно жить вечно, хотя при этом прекрасно понимаешь, что все может рухнуть в один момент. Политика, как искусство невозможного, когда мыслишь категориями вечности, а не сиюминутным интересом — стащить побольше денег и убежать подальше, чтобы не поймали.

Еще одна тема — мужские и женские энергии, как в сакральном, так и в обыденном понимании. «Если бы женщина захотела, она с легкостью реализовала то, чем тешат себя мужчины: обуздала стихии, повернула планету вспять, воплотила бы в себе человеческую историю. Но женщина гармонична, самодостаточна и совершенна сама по себе» (с. 71). Самодостаточна ли? Не скатываясь в обывательски обыденное: «мужика нет, вот и бунтуют!» все же отметим неполноту (но не в коем случае не неполноценность!), именно неполноту женщины без мужчины. Даже Перовской в итоге оказался нужен Желябов, а толстовскому Петру Гарину — Зоя Монроз. Другое дело, что на переломах истории и пары тоже необычные: Коллонтай и Дыбенко, Есенин и Дункан, Рейснер и Раскольников и т. д.

«Русские поддержали эсеров и большевиков, потому что комиссары, будто детям, пообещали народу показать Волшебную Страну» (с. 204). Потом «мужик Никита Хрущев» пообещал коммунизм уже при жизни нынешнего поколения. Кто-то поверил, поскольку жить стало сытнее, а реальные достижения космонавтики будоражили и вдохновляли. И чем все кончилось! Миф о Хрущеве-пенсионере, якобы читающем Высоцкому стихи, приписываемые Нестору Махно (с. 200) — миф… Возможно, навеянный стихами барда «Жил-был добрый дурачина-простофиля…» о незадачливой судьбе Хрущева. Но необычный взгляд Зарифуллина на «оттепель» и «крипто-эсера» Никиту — может сильно удивить (и даже возмутить) историков — исследователей этого периода. Впрочем, у мифов свои законы и героем в них не всегда становится победитель.

Автор книги старается увидеть в обыденном — необычное… сакральная география Москвы, белые ночи Архангельска, Брестская крепость и крепость Бендеры, поразившая несколько лет и меня — автора этой рецензии, увидевшего ее, правда, не на фоне «гжельского неба над Днестром», а в отблеске молний под шум непрекращающегося дождя.

Некоторые фразы в книге афористичны: «Золотой Век есть и там — в Будущем…» (с. 177); «Русский Социализм — это сегодня эстетический лозунг, а не политическая доктрина» (с. 187); «Аристократия отождествляла себя и только себя с ветром и царством святого духа. Знать должна летать, иначе она не знать» (с. 251); «Водопад можно сравнить с остановившимся потоком времени» (с. 415); «Все переругались из-за судеб мира» (с. 452). И, наконец: «Если Путин захочет сохраниться у власти, ему придется стать „степным волком“ во главе волчьей стаи из 150−300 миллионов человек» (с. 162).

Зарифуллин П.В. Новые Скифы: Статьи, эссе. — СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2014. — 512 с., ил.

Фото: newskif.su

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня