Культура

Утопия на крови

Фильм «Судная ночь» как основа миропорядка

  
3747
Утопия на крови

Кровопускание — один из принципов жизни человечества. Чтобы время от времени избавить его от застоя и деградации, от всевозможных болезней — необходимо пустить кровь. Создается управляемый хаос, который может решить сразу несколько проблем. Очистить общество в духе социал-дарвинизма от больных и слабых элементов, а с другой — позволит сильным и здоровым выпустить пар — своего зверя, так или иначе присутствующего в каждом. Иначе эти зажатые темные инстинкты, как твердят фрейдисты, неподконтрольно вырвутся наружу и тогда мало не покажется.

В каждом человеке таится жажда к убийству себе подобных, убийственный наклонности на подсознании. Религия во все времена ставила своей целью запечатывание этого внутреннего зверя и через это шло преображение природы человека, который поднимается над своей животной сущностью. Кто-то сдерживает своего внутреннего зверя, у кого-то не хватает на это сил и идет на преступление. Все это вполне можно вывернуть в продуктивное русло и направить на службу человечеству. Чтобы, к примеру, разделаться с немощными и больными, с безработицей, с преступностью — зачем преступать закон, когда любое преступление вполне законно в определенный промежуток времени.

Собственно, в этом и состоит послание американского триллера «Судная ночь», которого вышли уже две части. 2022 и 2025 годы — жизнь в Штатах идет по новому закону, изданному новыми Отцами-Основателями: раз в год с 19 часов вечера 21 марта до 7 часов утра разрешаются любые преступления, начинается охота на людей. На 12 часов в год объявляется управляемый хаос, для того, чтобы избавить от него все остальные дни года. В эти часы главенствует единый принцип: человек человеку волк. Это день чистки, который предвкушают многим больше, чем Рождество. Он стал главным днем в годовом календарном цикле. Днем, когда каждый человек имеет право стать зверем, чтобы потом утром по зову сирены запечатать его вновь в тайниках души. Это день откровений, когда не просто твои недруги, но и милейшие соседи и даже родственники жаждут твоей крови.

Кровь этой ночи — основа благополучия, в том числе и экономического процветания страны.

Во второй части триллера усиливается социальный аспект. Появляются повстанцы, которые начинают с оружием в руках бороться с этим законом, говоря, что он создан богатыми против бедных. Правда, и эти повстанцы действуют в рамках того же дня и по тем же правилам игры, соответственно, усиливая эффект от чистки, задействуется большее количество людей. Да и сама эта ночь становится не просто средством выпустить пар для маргиналов и тайных маньяков, а столпом госполитики. Появляются армейские военизированные группы, которые зачищают дома бедняков, увеличивая кровавые ручейки в реки. Для многих судная ночь становится бизнесом — богатые покупают жизни бедняков, чтобы насладиться смертоубийством. Кто-то включается в процесс, чтобы восстановить справедливость, как главный герой второй части, собирающийся отомстить за смерть сына. Об особом характере проявления справедливости в эту ночь свидетельствует и вид распятого биржевого брокера с назидательной табличкой на груди.

Но, так или иначе, все это вкладывается в общий принцип кровопускания судной ночи, который повторится ровно через год.

Кровь, смерти одних — залог благосостояния и развития всего общество. Из них создается своеобразный праздник жертвоприношения. При этом жертвы воздаются не трансцендентным богам, а их ведут на заклание для вполне реальных и осязаемых целей и задач.

Этакий кнут и пряник в одном. Реалити-шоу, в котором участвует каждый. Гладиаторские бои без пространственных ограничений. Естественный отбор, а для него весь мир — арена. Чем больше крови, тем этот отбор эффективнее, а значит, общество быстрее эволюционирует и развивается. Это не игра на выживание для избранных, как в «Голодных играх» или «Бегущем человеке», а для всех. Все должны почувствовать себя не просто зрителями, но и героями, стать субъектами глобального действа. За это ощущение сопричастия к истории часто идут на смерть и убивать

Кровь на руках — скрепляет общество. Став на одну ночь в году преступником по закону, по ту сторону морали, добра и зла, ты все остальное время будешь вполне лояльным и послушным членом общества. При этом будешь знать, что животное в тебе проснется ровно по расписанию через год. Отмена морали по расписанию — перспективный прием «воспитания» масс.

Принцип крови как стихийный, часто слепой движитель мировой истории в фильме оформляется в закон, ставший краеугольным камнем нового процветающего общества, свободного от кризисов — высшая стадия эволюции, где окончательно и узаконено главенствует правило естественного отбора. Утопия, положенная на крови.

В тоже время кровь и кровопускание — метод и геополитики, которая может быть построена по схожему с законом «судной ночи» принципом. Благосостояние метрополии зависит от управляемого хаоса на периферии, при этом здесь не обязательно временное ограничение. В этом случае не надо жертвовать собой, своими гражданами, достаточно найти подобие аватара — страну, которую не жаль, и запустить в ней процессы «судной ночи». Для одних это будет восприниматься за проявление высшей справедливости и свободы, для других способом выпускания пара — внутреннего зверя, параллельно будет решаться ряд других санитарных и дидактических задач.

Самое главное, что общество, в котором будет реализован сценарий «судной ночи», будет в полной мере работать на метрополию, по крайней мере, до тех пор пока угар буйства инстинктов не спадет и не начнется постепенное отрезвление. Отрезвление приходит, но ты-то остаешься жить с собой, который убивал своих соседей или брал в руки арматуру и жег покрышки. И любые протесты против этого общего закона будут казаться несусветной глупостью, ведь касаются сути человеческой природы.

По большому счету то, что происходит с Украиной — это и есть реализация этой самой «судной ночи». Реализация права крови. Для страны оформляется право — закон, который не имеет ничего общего с моралью, но важен в качестве средства достижения прагматических задач метрополии — класса богатых в фильме. Дается карт-бланш на реализацию сценария управляемого хаоса, к которому прикрепляется морковка процветающего и благоденствующего общества, вхождения в общеевропейскую семью. Цена здесь не имеет никакого значения. В любом случае всегда выигрывает сценарист и организатор игры, правила которой он форматирует по ходу действа, как в тех же самых «Голодных играх».

Все происходящее покрывается ночью, то есть стираются границы реального и фантомного, происходит полная дезориентация, когда человек не в состоянии объективно оценить происходящее. Та же Украина — это, конечно же, трагедия, но в тоже время — длящееся рейтинговое реалити-шоу, через которое обществу вбрасываются как само собой разумеющиеся необходимые смыслы. Например, показать истинное лицо России, которая только рядится в демократические одежды, а на самом деле не имеет с демократией ничего общего. Под шумок форматируется и сам мир.

Причем именно принцип периодического, но системного кровопускания в этой логике может остановить апокатиптический сценарий — тотальной войны всех против всех, когда преступление и смертоубийство станут общей нормой, а не только регламентированных 12-ти часов. Поэтому локальный управляемый хаос — благо, без их цепочки не избежать глобальных противоборств, не удержать зверя цивилизации, рвущегося наружу. Иначе Армагеддон, с которым не справиться даже Брюсу Уиллису.

Причем важно, что при этом реализуется сценарий одной силы, одного центра, который может держать условное равновесие и порядок в мире. В «Голодных играх» есть только одна страна, поделенная на дистрикты, в «Судной ночи» — новая Америка со своим новым миропорядком. Кстати, это вполне в контексте либеральной веры в общечеловеческие ценности. Если есть общие ценности, то должен быть и один их гарант или жандарм, который бы их охранял…

Сценарий «Судной ночи» — это средство удержания действующего порядка, благосостояния, но в тоже время и метод форматирования реальности, когда одни становятся повязаны кровью, другие запуганы, третьи и вовсе устранены. После этой ночи мы всегда имеем несколько иной мир, который уже не будет прежним и таковым он останется до следующей чистки, обратный отсчет которой уже начался.

Кровь, страх и жажда крови — становятся структурным элементом миропорядка, который воспринимается многим как близкое к идеальному общество. Это своего рода плата за иллюзию рая, плата за утопию.

Утопия требует крови, она деспотична. Наш мир — это реальность воплощенной утопии общечеловеческих ценностей, диктата столбовой дороги цивилизации. Чтобы все прочие не сбились с пути, эта цивилизация будет выпускать зверя, чтобы дать одним впустить пар, других запугать. Кровь становится основной реальностью в мире имитаций и манипуляций. На ней держится основной закон общества, гарантирующего ему условное благоденствие. И, конечно же, этот принцип полностью расходится с русской православной традицией, для которой на крови ничего нельзя построить и рано или поздно за нее следует ждать воздаяние. Кровь порождает «эффект бабочки» и убийство царевича в Угличе рано или поздно приведет страну к большой Смуте, которая поставит ее на край погибели. Возможно, именно это знание делает Россию далекой от западной процветающей демократии…

Фото: кадр из фильма «Судная ночь»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня