Культура

Космические боевые слоны наступают!

Братья Любавины рассказывают о группе Diggadgy

  
1731
Космические боевые слоны наступают!

«Diggadgy? Это же что-то странное, какая-то индийская трансовая музыка», — часто слышу я от знакомых и радуюсь: если группа странная, а музыка трансовая, и, главное, если она не вторична, значит, все у братьев Павла и Константина Любавиных идет правильно и в нужном направлении. Diggadgy — очень необычный проект, соприкасающийся со стилистикой psy-embient и downtempo, но при этом группа не рвет внутреннюю патерналистскую связь с музыкальными монстрами вроде Beatles и Led Zeppelin. На выходе получается сумма абсолютно свежих и ни на что непохожих философско-музыкальных идей, что в нынешнем мире поп-штамповок и рок-плагиаторов большая редкость. Под музыку братьев Любавиных можно хоть медитировать, хоть танцевать, хоть признаваться в любви к женщине или, например, к реке Ганг. Посмотрим, что расскажут о себе дрессировщики космических боевых слонов сами.

«СП»: - Павел, музыка группы Rain, где ты начинал свой музыкальный путь, была совсем другой, нежели музыка Diggadgy. Почему этот коллектив решено было распустить? И почему вы с братом не стали продолжать работать в стиле «поп-рок с женским вокалом», а пошли совершенно иной дорогой?

Павел Любавин: — Наша вокалистка уехала в Питер, с этого начался распад группы. Уже после ее переезда в течение 2-х лет мы записывали альбом «Транс-порт», в который вошли композиции в стиле «трип-хоп». Была проделана большая работа над аранжировками: за это время мы изучили огромное количество музыкальных компьютерных программ, синтезаторов и разных примочек, ну и параллельно стали сочинять электронную музыку с вкраплениями индийских сэмплов и лупов. Результат нам очень понравился, и в дальнейшем мы на время забросили Rain, т. к. будущее коллектива было туманным, и сконцентрировались на новом клубном проекте — Diggadgy, продолжив эксперименты по слиянию всевозможных направлений электронной и индийской музыки. Уже через год мы прокатились по клубам и обрели первых слушателей. В 2007 году была предпринята попытка воссоединить Rain: стимулом к этому послужила победа в конкурсе «Рок-герой», создателем и куратором которого являлся Вадим Самойлов. Но даже удачное выступление на рок-фестивале «Герой Нашего Времени» в Лужниках перед 30-ю тысячами зрителей не помогло группе — воссоединение не сложилось из-за творческих разногласий.

«СП»: — Откуда у простых липецких парней появился интерес к Индии? На чем он был основан первоначально? Культура, религия? Ты что-то изучал в этом смысле?

Константин Любавин: — Да все очень просто: мы — меломаны. С детства обожаем «Битлз», «Лед Зеппелин», «Шокин Блю» и именно у них впервые услышали композиции, написанные под сильным влиянием индийской музыки и культуры. Параллельно с «Битлами» слушали «Зодиак» и «Спэйс». Думаю, что как раз в тот момент в голове перемешались раги Джорджа Харрисона и танцевальные ритмы советских танцплощадок — родилась мечта, что когда-нибудь мы сами так сможем. Знакомство с индийской и восточной философией состоялось позже, тогда же мы обрели любовь к классической индийской музыке. Совершенно точно одно — необычайно красивый звук ситара и табла притягивал нас больше, чем индийская религия. В настоящее время восточные и индийские мудрости помогают нам в жизни наравне с другими мудростями, а в нашей музыке, скорее всего, произошло слияние многих культур, но в построении мелодий и гармоний мы последователи западных традиций.

«СП»: — Слово «Диггаджи» взято из индуистской мифологии — так назывались слоны, охраняющие стороны света. Что и от чего охраняете вы своей музыкой? Может быть, мир музыки пока еще не разложился, как пел Летов, «на плесень и липовый мед», потому что его охраняет ваша группа? Проще — какова история названия?

П. Л.: — С названием группы, на мой взгляд, нам очень повезло — мы недолго его искали. Слово «Диггаджи» попалось нам в мифологическом словаре, и оно очень в тему оказалось созвучным названию одной из любимых нами групп — Prodigy. Да и само назначение слонов Диггаджи в индуистской мифологии привело нас в восторг, поэтому решили сразу — мы «Диггаджи»! Кстати странно, что даже индусы, с которыми мы общались, не знают, кто такие диггаджи! А когда начинаешь объяснять, что голова бога Ганеши была взята у спящего слона Айраваты, предводителя космических боевых слонов Диггаджи, которые охраняют землю со всех сторон света от злых духов и демонов, они весьма удивляются! Под злыми демонами можно много чего понимать, в том числе и попсу, главное — в итоге не стать тем же, с чем борешься. Получается, что образ Диггаджи — это в том числе и символ нашей внутренней борьбы с самими собой. И еще одно можно сказать точно: если там, на небе, среди миллиардов звезд, нас действительно охраняют Диггаджи, значит, все будет хорошо!

«СП»: — Сейчас время, когда люди фактически перестали ходить на концерты — даже именитые гости из столиц собирают в регионах по 300 человек, а то и меньше. На ваших концертах слушателей всегда с избытком. С чем ты это связываешь?

К.Л.: — На самом деле мы никогда не можем точно сказать заранее, сколько зрителей придет на наш концерт — никакая аналитика не работает. Тем больше нас радует аншлаг на концерте в родном Липецке, так как пророчествовать в своем отечестве — всегда большая ответственность. А в целом есть правило — играть в нужное время в нужном месте: концерт в сомнительном клубе в «не сезон» да еще с плохой рекламой вряд ли соберет много людей. Мы всегда стараемся играть от души, не повторять программу. Вот уже сейчас думаем, чем бы еще удивить своих липецких поклонников; наверное, новым альбомом и его презентацией.

«СП»: — Павел, расскажи о технологиях. Как вы справляетесь вдвоем, у кого какие обязанности в коллективе?

П.Л.: — Нам всегда говорили: вы братья, вам повезло, вам проще, чем остальным группам. И действительно, мы выросли вместе, на одной музыке, книгах и фильмах; музыкальные вкусы и предпочтения со временем стали, конечно, различаться, но основа осталась, поэтому мы очень хорошо понимаем друг друга без слов: во время сочинительства и исполнения каждый из нас понимает, чего не хватает, что добавить, как сыграть и как это должно звучать, и практически происходит слияние двух творческих единиц в одну; без споров, конечно, не обходится, но братская любовь сглаживает все! Справляться вдвоем нам помогают навыки игры на разных инструментах и современные технологии: сейчас с помощью компьютерной программы на ноутбуке можно создать виртуальную студию, подключить к ней множество инструментов и прямо на сцене, на ходу создавать мультиинструментальные композиции; правда, приходится возить с собой на концерты электронную ударную установку, много оборудования и проводов.

«СП»: — Вы зарабатываете своей музыкой?

К.Л.: — А интервью прочтут работники налоговой службы? Нет, в основном все пока на уровне хобби. Наш альбом Soundation выпущен на столичном лейбле и продавался даже в супермаркетах, но сейчас кризис индустрии, поэтому хотя бы какую-то прибыль музыкантам приносят только концерты. Иногда бывает сложно совмещать концерты и основную работу — много выступлений, к сожалению, срывается; но так как концерты — вещь сезонная, без основной работы мы не можем — у всех семьи. И вообще в музыкальном мире, если он не связан с шоу-бизнесом, музыканты очень часто параллельно занимаются дизайном, работают на производстве и т. д. Музыка для многих, в том числе и известных музыкантов, остается хобби или только дополнительным источником дохода.

«СП»: — Сколько в среднем концертов вы даете в год и где они проходят?

П.Л.: — Мы стараемся давать концерты в среднем каждый месяц. Осень-зима — это клубы. Летом проходит множество фестивалей, приходится выбирать, на какой ехать в первую очередь. Ежегодно выступаем в Индии, в штате Гоа, объездили практически весь центр России, выступали в Сибири и во Владивостоке; в Питер и Москву зовут чаще. Вот уже несколько раз нас пытаются привезти в Алма-Ату на фестиваль — постараемся вырваться, хотя, повторюсь, из-за основной работы это бывает очень сложно.

«СП»: — Какое искусство влияет на вас в настоящее время? Не в плане прямых заимствований, а в смысле творческой подпитки? Я совсем недавно открыл для себя psybient-группу Shpongle. Скажу честно — при прослушивании думал о Diggadgy… есть нечто общее, так сказать, на метамузыкальном уровне.

К.Л.: — Я уже говорил вначале, что на нас повлияло внушительное число групп и исполнителей — всех не перечислить: это и старые коллективы, и абсолютно новые и современные, работающие в совершенно разных направлениях. В голове уже сформировался образ той самой музыки, которой нам не хватает у других, вот мы и пытаемся этот образ воплотить в своих произведениях.

«СП»: — Сегодня каждый считает себя фотографом, музыкантом, художником, писателем. Ты отслеживаешь, что происходит в современном искусстве? Как в нынешнем мире отделить зерна от плевел?

П.Л.: — Очень много интересного попадается на глаза в Интернете: рецензии, фотографии, дизайнерские проекты, картины; уже не запоминаются имена — информации настолько много, что даже не хватает сил все расставить по полочкам в голове. Мне лично многое нравится из современного творчества, в том числе и у непризнанных мастеров и непрофессионалов, не хватает только времени посмотреть все фильмы, прочитать все книги и послушать всю музыку — приходится чем-то жертвовать. В целом мы за нарастающий творческий бум, а время покажет и расставит все на свои места.

«СП»: — В бытность старых ресторанных лабухов существовало такое утверждение: «Музыканты и проститутки — вне политики». Ты с этим согласен? Интересуешься политикой? Какой позиции придерживаешься по Украине?

К.Л.: — Абсолютно несогласен с таким мнением лабухов! Все зависит от человека. Например, Джон Леннон, Стинг, Боно, группа Rage Againts The Machine очень политизированы. Так или иначе, я занимаю определенную позицию, особенно в переломные моменты жизни страны, но важно, чтобы позиция эта была своей, а не навязанной СМИ. Политические убеждения, к сожалению, часто наносят вред концертной деятельности артистов и их репутации в среде сторон конфликта, и поэтому многие ничего не говорят. Наша группа против политики двойных стандартов, исходящей от Запада. На Украине жалко людей, которые гибнут каждый день. Все революции и войны страшны и кровавы: гибнут мирные жители, дети, разрушаются семьи… Может ли музыка влиять на политику? Однозначно да, если только у политиков еще остался хоть какой-то разум. Рекомендую всем гениальное антивоенное музыкальное произведение, чтобы воевать расхотелось — седьмую симфонию Шостаковича.

Фото: diggadgy.com

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня