Культура

БОНД — бессмысленный и беспощадный

Сегодня в широкий российский прокат выходит очередная, 22-я по счету серия бондианы «Квант милосердия». Боюсь, поклонники этого киносериала, которые с утра пораньше ломонут в кинотеатры, будут изрядно разочарованы увиденным.

  
1054

Сужу об этом по реакции публики на официальной премьере фильма в «Пушкинском», где финальные титры ленты прошли в леденящей тишине, без обязательных в таком случае возгласов одобрения или хотя бы вежливых аплодисментов. Кажется, это один из самых неудачных фильмов про агента 007 за всю почти 50-летнюю историю бондианы.

Начну с того, что это первая лента цикла, которая снята не как самостоятельное произведение со своим сюжетом и интригой, а как прямое продолжение предыдущего фильма. Поэтому тот, кто не видел «Казино «Рояль», добрую половину нового фильма просто не сможет врубиться в его содержание даже на чисто фабульном уровне. Кто за кем гонится с самых первых кадров и почему, кто кого мочит и за что, каким образом человек с кляпом оказался в багажнике автомобиля Бонда, кто такая Веспер Линд и почему ее имя у всех героев «Кванта милосердия» на устах, понять все это без аннотации, которую я усердно изучал после фильма, решительно невозможно.

Оказывается, Веспер Линд — это «девушка Бонда» из предыдущего фильма, в которую наш неуязвимый агент был не на шутку влюблен. Она погибла в «Казино «Рояль» при загадочных обстоятельствах, и вот теперь наш обездоленный супермен вместо того, чтобы выполнять свою высокую миссию по борьбе с мировым злом, начинает кровавую вендетту — бессмысленную и беспощадную. Такой вот незамысловатый, хотя и предельно запутанный, мутный сюжет.

Образ Бонда — второе и главное уязвимое звено фильма. Не будучи фанатом бондианы, рожденной, напомню, как инструмент холодной войны, я, тем не менее, отдавал должное шарму, иронии, юмору, с которым подавался в прежних сериях характер героя. Обаятельный вертопрах, женолюб, гурман, любитель красивой жизни и ее беспечный прожигатель, Бонд без особой натуги, как бы играючись выполнял свои шпионские обязанности с тем, чтобы затем с бокалом любимого напитка побыстрее оказаться в объятиях очередной красотки и что-нибудь изящное, легкое обронить с экрана по этому поводу.

Не то в «Кванте милосердия». Неизменно насупленный и мрачный, с иссеченным ранами лицом, с ледяным прищуром в стальных глазах, нынешний Бонд органически не способен на изящную шутку, а тем паче на самоиронию. Этот, говоря слогом Эллочки Людоедки, мрачный парниша способен только с равным усердием мочить всех, кто подвернется ему под руку, белых и цветных, правых и виноватых, врагов и друзей, за что ему слабо пеняет его прямая начальница М (Джуди Денч).

Стараниями актера Дэниела Крейга и режиссера Марка Форстера, снимавшего раньше неплохие психологические фильмы, агент 007 превратился в «Кванте милосердия» в слепое орудие убийства, в механического робота, который оставляет после себя пустыню, усеянную трупами. Невероятно, но факт: впервые за всю историю киноцикла у агента 007 не завязался роман или хотя бы легкое эротическое приключение с «девушкой Бонда», которую на этот раз играет наша соотечественница, 29-летняя украинка Ольга Куриленко. И это стало еще одним разочарованием нового фильма.

Нельзя сказать, чтобы «первая славянская девушка Бонда», как ее характеризуют авторы фильма, была нехороша собой или не пикантна. Ольга обладает почти идеальными пропорциями — 88−60−89 при росте 176 см. Она вполне сексапильна, в меру волоока. Выбранная из 400 претенденток и загримированная в фильме под смуглявую боливийку, Куриленко мило гримасничает, говорит с забавным акцентом, почему-то, правда, прибалтийским, кося то ли под Лайму Вайкуле, то ли под Анне Вески, но играть ей, в сущности, нечего. Ее героиня Камилла тоже одержима местью — к некоему боливийскому диктатору Мендосе, изнасиловавшему ее мать, убившему отца, и эта обоюдная жажда мести ненадолго сводит девушку с Бондом. Сообща они замочат противного Мендосу, ликвидируют главного злодея «Кванта милосердия» Доминика Грина (Матье Амальрик), но любовная искра между Бондом и Камиллой, вопреки всеобщим ожиданиям, так и не проскочит…

«Квант милосердия» вообще обманывает многие ожидания поклонников бондианы. Так, главный герой, представляясь окружающим, ни разу за весь фильм не произносит свою ритуальную, вбитую в сознание нескольких поколений зрителей фразу: «Бонд. Джейс Бонд», вместо своего фирменного коктейля -- «водка с мартини, взболтать, но не смешивать» — он пьет в фильме какую-то непонятную бурду из других ингредиентов, а теперь вот еще и к прелестям «девушки Бонда» остался преступно равнодушен, ограничившись одноразовым сексуальным контактом с субтильной и глуповатой агентшей британских спецслужб (Джемма Артертон).

Ясно, что создатели фильма хотели отойти от каких-то чересчур уж приевшихся штампов в подходе в бондиане, ясно, что они хотели вызвать у киноманов дискуссии и взбодрить тем самым интерес к самой знаменитой британской киносаге, которая с каждым новым фильмом требует все больших вложений и все большей рекламной раскрутки. Напомню, съемки «Кванта милосердия» обошлись в 230 миллионов долларов, затраченных на гигантские гонорары актерам, на горы разбитых машин, на дорогущие спецэффекты, на раскрутку фильма в прокате… Эти деньги надо возвращать, и желательно с лихвой.

Бондиана давно уже больше, чем кино. Это многолетне раскрученный рекламный брэнд, это давно и хорошо продаваемый товар. И реальные качества очередного фильма давно уже не играют никакой роли в энергичном продвижении бесконечной бондианы на наши с вами экраны.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Смотрите ещё
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров