Монологи М. Делягина

Монологи М. Делягина: Цена статистики относительно пропаганды

Каждый четвертый регион живет в «относительной бедности», сползая в «относительную нищету»

  
35

Доля расходов на питание в потребительских расходах населения — надежный индикатор бедности: чем выше эта доля, тем беднее люди. Соответственно, сопоставление этой доли в различных регионах России позволяет четко определить, где люди живут беднее, а где — богаче. Это интересно, так как прямой учет затруднен занижением инфляции, высокой долей теневых заработков и утаиванием населения части своих доходов.

Регионов с высоким благосостоянием (доля расходов на питание отчетливо ниже среднероссийских 29,1%) в России лишь 3: Москва, совершенно неожиданно оказавшийся в этой категории Хабаровский край и Ханты-Мансийский АО.

Регионов с относительно высоким благосостоянием в России лишь 16, включая такой считающийся бедным, как Бурятия.

Средний уровень благосостояния наблюдался лишь в 28 регионах России, включая такие считающиеся бедными, как Чечня, Северная Осетия, Тыва, Хакасия, Амурская и Сахалинская области и Еврейская АО, а также в таких считающихся богатыми, как Санкт-Петебург, Московская область и Ямало-Ненецкий АО.

Регионов с относительно низким благосостоянием в России 14, включая такие считающиеся богатыми, как Ленинградская, Новосибирская и Ростовская области.

Наконец, регионов с низким благосостоянием (доля расходов на питание превышает 34,1%) в России 22, причем среди них выделяются 7 откровенно нищих региона с долей расходов выше 38,1%: это Рязанская область (38.2%), Кабардино-Балкария и Тульская область (по 39.0%), Калмыкия (41.2%), Ивановская область (42.2%), Дагестан (48.8%) и Ингушетия (61,6%). Особенно бросается в глаза колоссальный разрыв в благосостоянии между Ингушетией и весьма близкой к ней по ряду показателей — и, в конце концов, просто соседней — Чечней.

Таким образом, налицо крайняя асимметрия условий жизни в России. Средний уровень жизни наблюдается в 22 регионах. Относительно богатых и относительно бедных примерно поровну — 16 и 14 соответственно. Но регионов с высоким уровнем благосостояния лишь 3 (а с очень высоким уровнем нет вовсе). А с очень низким — целых 22, причем в 7 из них (включая промышленно развитые Рязанскую и Тульскую области, что можно объяснить проявившимся эффектом кризиса и крайне низким качеством регионального управления) господствует относительная нищета.

Это свидетельствует об исключительной неблагоприятности современного социального положения нашей страны, которую россияне в значительной степени не осознают.

Правда, с другой стороны, данные Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показывают, что население России практически не заметило сентябрьской остановки инфляции и существенного снижения цен на минимальный набор продовольственных товаров.

Доля россиян, считающая, что за прошлый месяц цены выросли очень сильно, была максимальной в феврале и марте, когда составляла 62%, а затем плавно снижалась до 36% в августе. В конце сентября она выросла до 39%. Доля считающих, что цены за последний месяц выросли умеренно, плавно увеличивалась с 22% в феврале до 33% в конце августа; в конце сентября она составила 32%.

Доля людей, чья точка зрения близка или совпадает с официальной статистикой (то есть, кто полагает, что цены выросли незначительно либо вовсе не выросли) в конце августа составляла 13%, а в конце сентября упала почти в полтора раза, до 9%.

Доля россиян, считающих, что в прошлый месяц цены росли быстрее, чем в предыдущем месяце, выросла с 29% в конце августа до 35% в конце сентября. Доля считающих, что рост цен шел прежними темпами, сократилась с 41 до 36%, доля полагающих, что цены росли медленнее, осталась на уровне 5%. Удельный вес полагающих, что цены не изменились, снизился с 7% в августе (когда это было неверно) до 4% в сентябре (когда это было правильно), а полагающих, что цены снизились, не было вовсе.

Это несовпадение мнений с официальной статистикой тем более странно, что динамика цен исключительно важна для россиян: 46% говорят о том, что она оказывает «очень сильное», а 40% - «сильное» влияние на семейный бюджет. Лишь 8% называет это влияние «незначительным», а в полной свободе от роста цен признается лишь 2% населения.

При этом, несмотря на официальную стабильность цен, в обществе доминируют пессимистические настроения. Доля ожидающих в ближайшие 1−2 месяца ускорения роста цен выросла за сентябрь с 17 до 22%. Полагающих, что цены будут расти по-прежнему, — незначительно сократилась с 44 до 43%. Доля ожидающих замедления роста цен снизилась с 5 до 4%. А верящих, что цены снизятся, осталась на уровне 4%.

Таким образом, россияне решительно расходятся во взглядах на свое текущее положение с официальной статистикой, а на свое будущее — с официальной пропагандой.

Возможно, это связано с занижением показателей официального роста цен, возможно — с глубокой бедностью, в которую ввергнуты россияне. Однако, их позиция является важным и, как представляется, не замечаемым государством фактором развития отечественной экономики.

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации, д.э.н.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня