18+
понедельник, 24 июля
Монологи М. Делягина

Монологи Михаила Делягина: Good bye, глобализация

Мир переходит порог, за которым его встречают очень интересные неожиданности

  
12

Недавний саммит G20 в Лондоне еще раз подтвердил объективную невозможность сознательной модернизации мировой финансовой системы. Причина проста: поскольку она изначально выстроена в соответствии с интересами ключевой страны мировой экономики — США, любое ее значимое изменение означает для США весьма болезненные убытки и, соответственно, вынуждает их блокировать эти изменения «на автопилоте».

С другой стороны, США одновременно являются главным регулятором глобальных рынков и главным же их участником: конфликт интересов, во время существования биполярной системы ограничиваемый наличием Советского Союза, после победы над ним полностью реализовался и привел к нежизнеспособности созданной после войны мировой финансовой архитектуры. Разумеется, это является проявлением не какой-то особой «злонамеренности» США, а всего лишь объективной ограниченности всякого господства, которое по самой природе своей не может быть абсолютным.

С практической точки зрения описанный стратегический тупик означает, что назревшие изменения мировой финансовой архитектуры будут носить неосмысленный, стихийный, хаотический характер, — и, значит, будут болезненными.

Нынешняя экономическая депрессия, которую из литературных и политических (а часто и поэтических) соображений называют кризисом, вызвана глобальной монополизацией, загниванием глобальных монополий, завышающих цены и ограничивающих передачу технологий и, выражаясь марксистским языком, «кризисом перепроизводства», — правда, прежде всего очень специфической продукции — информационной и управленческой, а не обычной.

Загнивающий глобальный монополизм всегда ломается массовым распространением новых технологий, — более дешевых и общедоступных. Звучит прекрасно, но, прежде чем радоваться и предвкушать удовольствие от использования этих технологий, не стоит забывать, что такое преодоление монополизма — всегда чудовищное социальное потрясение.

Кроме того, общедоступность будущих технологий весьма существенно изменит структуру мировой экономики и «правила игры». То, что большинство стран сможет пользоваться этими технологиями для производства широкого круга необходимых товаров и услуг, звучит прекрасно, лишь пока мы закрываем глаза на оборотную сторону этой сияющей медали: резкое снижение потребности в мировом разделении труда. В самом деле: зачем торговать с кем-то, когда почти каждая страна сможет со вполне удовлетворительной эффективностью производить нужные ему товары и услуги?

Да, издержки будут различаться, но различие в себестоимости продукции — значительно более слабый двигатель мировой торговли, чем сегодняшнее положение, когда многие страны не только по управленческим и политическим (как Россия), но и по технологическим причинам не в состоянии производить необходимую им продукцию.

Таким образом, распространение общедоступных (простых и дешевых) высокопроизводительных технологий приведет к снижению степени глобальной интеграции за счет определенной сегментации и регионализация мира — в дополнение к тому росту протекционизма, который является (несмотря на все официальные заявления) инстинктивной реакцией экономических организмов на ухудшение конъюнктуры.

Уже сегодня мы видим угрожающие признаки расчленения только что единых рынков. Это и ситуация, когда цена нефти в Нью-Йорке, всегда чуть-чуть превышающая лондонскую, некоторое время была существенно (на 8−10 долл/барр) ниже ее, и отказ наиболее развитых стран Евросоюза спасать его же слабые страны, и обсуждавшаяся на экспертном уровне угроза запрета европейским банкам покупать производные американские ценные бумаги.

Пока эксперты всего мира спорили, надо ли Китаю продолжать поддерживать доллар, сокращение положительного сальдо внешней торговли Китая (с 39 млрд долл. в январе до 5 млрд. в феврале) сократило возможный потенциал этой поддержки и вынудило Китай кредитовать своих торговых партнеров в Юго-Восточной Азии в юанях, начав таким образом создание новой региональной валютной зоны.

Мы видим: человечество, в том числе и против своего желания, вынужденно движется к качественно новой ситуации. Финансовая система станет поливалютной — разделится на несколько валютных зон, возникнут отделенные друг от друга торговые макрорегионы, а роль денег как символа и инструмента богатства, успеха и, главное, развития по все большей степени будут брать на себя технологии, в том числе управления, а роль денег существенно снизится.

По-видимому, в конце ХХ века уровень интеграции вновь, как в конце XIX — начале XX веков, превысил возможности созданных человечеством управляющих систем, — и теперь после грандиозного продвижения вперед в деле интеграции нас ждет некоторый откат.

Откат сравнительно небольшой, но болезненный после всех наших достижений и, главное, стихийный, — а значит, сопровождающийся потерями, которых можно было бы избежать.

Нас ждут серьёзные социальные и политические катаклизмы и материальные убытки, потому что Россия всё-таки, несмотря на все наши бедствия, в силу «советского наследства» относится к более обеспеченной части мира, и, соответственно, выравнивание богатства может (в случае совершения нами ошибок) идти в том числе и за наш счёт.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня