18+
среда, 24 мая
Монологи М. Делягина

Монологи Михаила Делягина: от Ельцина-93 к Воронину-09

Про реванш демшизы и взявшуюся ниоткуда мудрость коммунистов

  
11

Итак, в Молдавии прошли парламентские выборы. 5 апреля третий раз подряд на выборах, хотя и с меньшим результатом, чем раньше, победили коммунисты. Миссии ОБСЕ, Совета Европы и СНГ единодушно признали, что выборы были честными.

После подведения итогов выборов на улицы вышла молодежь, воспринявшая заявленную акцию протеста как хепенинг. Теневая организаторская работа (верить в эффективность СМС-рассылки и сообщений в социальных сетях, организованных шестью недавними студентами, могут только они сами), антикоммунистический настрой многих студентов, тяга к демократии и Евросоюзу, а также просто хорошая погода привели к тому, что на пикет, на который было заявлено 50 человек, вышло около 10 тысяч.

Естественно, кучка вчерашних студентов не справилась с этим митингом. Полные энтузиазма, они заявили о начале «революции молодежи». На второй день по их призыву собралось 15 тысяч человек; 150−200 боевиков, находившихся в их составе, смяли (прикрываясь детьми и девушками) полицию, взяли штурмом администрацию президента и парламент и учинили в них сопровождавшийся поджогами дикий погром, в ходе которого были тяжело ранены десятки человек (всего сообщается о 270 пострадавших). При этом осквернялись и выбрасывались из окон государственные символы Молдавии, над зданиями были подняты флаги Румынии и Евросоюза, а погром перешел в разграбление зданий под лозунгами воссоединения с Румынией.

Мятежники разошлись ночью, оставив около двухсот человек жечь костры вокруг разгромленных зданий (при этом горели даже росшие рядом со зданиями ели); после этого их заняла полиция, арестовав 193 погромщика.

В среду митинг и нападения на полицию (с требованиями освободить задержанных) возобновились; на улицы вышло около 5 тысяч человек, угрожавших взять штурмом и разграбить здание правительства. Однако власти Молдавии по-прежнему не применяли силу, ограничиваясь жесткими заявлениями, высылкой румынского посла и введением визового режима с Румынией (так как возникла опасность приезда в Кишинев боевиков из этой страны).

На фотографиях, сделанных участниками событий, видно, что большинство из них — зеваки, пришедшие на митинг, как на народное гуляние. Мы помним эту любопытствующую толпу, стоявшую вокруг расстреливаемого Белого дома в 1993 году и не расходившуюся, даже когда в ней от случайной пули падали раненые и убитые.

Наличие боевиков — признак организованности погрома. Кишиневцы, обращая внимание на множество булыжников, которыми забрасывали полицейских и которые совсем не просто вывернуть из мостовой, предполагали, что их завезли «мирной демократической молодежи» централизованно.

По всей вероятности, организаторы погрома — представители одного из кланов, проигравших честную политическую борьбу в 2001 году и решивших вернуться к власти при помощи организации путча. Замысел был прост: при сопротивлении полиции боевики убили бы в толпе несколько детей, которые затем были бы превращены в «головы Гонгадзе» и использовались как доказательство «звериной сущности кровавого коммунистического режима». Запад с удовольствием ополчился бы на коммунистическое руководство Молдавии и вынудил бы его либо отказаться от борьбы за власть, либо принять одностороннюю ориентацию на Россию и Китай.

Путч создал реальную угрозу возвращения к власти демократических фашистов — демшизы начала 90-х, теперь мечтающей включить Молдавию в состав Румынии.

Во время оккупации Молдавии, с 1918 до 1940 год, в стране не было построено ни одного каменного общественного здания, между Румынией и Молдавией сохранялась таможня, а к молдаванам относились как к животным. Даже румынские парламентарии, возвращаясь из Молдавии, закатывали в парламенте подлинные истерики по поводу бесчеловечности своего государства. Как оно решало «еврейский вопрос» во время войны, в Молдавии тоже помнят, — но наглым насилием и беззаконием, замаскированным под волю народа, эту волю можно сломать. Такой перелом и называется «оранжевой революцией».

В ее ходе нормальные вчера люди, попирающие право и справедливость насилием и антикоммунистическими погромами, превращаются в погромщиков и подельников фашистов.

Мы хорошо помним звериный лик молдавского демократического фашизма, родившего лозунг «Чемодан, вокзал, Россия» и устроившего жуткую резню в Приднестровье. Казалось, этот фашизм сгинул навсегда: молдавский народ сам, на демократических выборах избавился от своих безумных вождей, а затем, раздраженный бездельем и коррупцией умеренных националистов, в 2001 году передал власть коммунистам. Они сделали многое. Хотя Молдавия осталась беднейшей страной Европы (промышленность была уничтожена в годы правления демфашистов полностью — не только в силу объективных причин, но и как «наследие колониализма»), отставание от других стран сократилось качественно: по данным МВФ, ВВП Молдавии вырос за годы правления коммунистов в 4,8 раза — с 1,3 млрд долл. в 2000 году до 6,2 млрд. в 2008. Не лишне напомнить, что ВВП стран СНГ и Монголии (МВФ использует именно такую группировку) за то же время вырос в 2,2 раза (в том числе ВВП России — в 6,8 раза).

Об уровне порядка, наведенного коммунистами в Молдавии, свидетельствует компьютерная система учета: каждая бутылка вина, произведенная промышленным образом, по Интернету регистрируется в налоговой службе в момент производства. (В нашей стране аналогичная система так и не налажена даже в отношении водки.)

О стремлении коммунистов к развитию свидетельствует порт на Дунае, построенный на арендованном у Украине клочке земли, — и благодаря хорошей организации работы сразу же перетянувший на себя значительную часть грузопотока украинских портов. Любой тоскующий по Крыму патриот может согреть свою душу чтением полных отчаяния по этому поводу статей в украинской прессе.

О демократичности коммунистов ярко говорит как отказ от применения силы, так и руководство Счетной палатой и Центризбиркомом представителями оппозиции. Даже помянутая Морарь, заявив в своем блоге, что «выборы не были честными», сочла необходимым тут же оговориться, уточнив, что понимает под «выборами» «не сам день голосования, но и предшествующие четыре года»: иначе ее бы просто не поняли люди, которые хорошо видели, как на самом деле проходили эти выборы.

Столкнувшись с реальной угрозой путча, бывший Министр внутренних дел Молдавской ССР Воронин нашел мужество уклониться от применения насилия и, пожертвовав двумя зданиями, позволил оппозиции проявить себя. Оказалось, что путчисты не имели никаких целей, кроме погрома, а оппозиция доказала свою полную даже не злонамеренность, но ничтожность. Уже дошло до обвинений в адрес Воронина в… «недостаточном применении силы»! Мол, разгони он молодежь, особенно с человеческими жертвами, мы знали бы, что делать, а теперь…

Воронин же, позволив преступникам и путчистам проявить и дискредитировать себя, выступил затем с инициативой полного отказа от преследований всех его участников, даже если те и допускали нарушения общественного порядка.

Этим он дал потрясающий в своей редкости в наше время пример подлинной государственной мудрости: наказав преступников, простил всех, кто участвовал в беспорядках более или менее случайно. Достаточно вспомнить, что даже журналистка Морарь, хваставшаяся в своем блоге тем, что это именно она заварила всю эту кашу, а потом истерически снявшая с себя всю ответственность за ее последствия, попала всего лишь под домашний арест.

И этот разумный гуманизм молдавских властей вселяет уверенность в том, что фашизм в этой стране больше не пройдет, как бы ни точили на нее зубы утратившие доверие народа кланы.

Об авторе
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня