Мобильная связь станет роскошью

Государство не может побороть монополию сотовых операторов

  
18205
Мобильная связь станет роскошью

Сотовая связь стала неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Но не исключено, что в ближайшее время она станет менее доступной для значительной доли россиян. По крайней мере, такой вывод можно сделать из последнего инцидента, который возник после выступления министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова 2 октября на заседании комиссии по телекоммуникациям и информтехнологиям Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

В пятницу ряд СМИ распространили информацию, что министр выступил за повышение тарифов на сотовую связь. Мол, операторы вводят в строй связь четвертого поколения 4G по технологии LTE, а цены не повышаются. «Предложение министра связи о поднятии цен на сотовую связь вызывает, мягко говоря, удивление… Тем более что сотовая связь сегодня даже для самых отдаленных территорий — обязательный компонент потребительской корзины… Хочу напомнить что многие пожилые граждане уже не имеют стационарного телефона, а по мобильному регулярно общаются с родственниками», — практически сразу отреагировал первый заместитель секретаря Общественной палаты РФ Владислав Гриб.

Позже пресс-служба Минкомсвязи распространила опровержение. Правда, обнародованная министерством цитата Николая Никифорова тоже оставляет неоднозначное впечатление. «Действительно, на этапе запуска сетей 4G в 2012 году операторы могли начать брать дополнительную плату за эту новую услугу. И если бы тогда они это сделали, сети 4G по всей России появились быстрее. Минкомсвязь постоянно развивает конкуренцию, ведь конкуренция — самый эффективный механизм в условиях открытого рынка. Именно благодаря конкуренции цены на связь в России не только не выросли, но и продолжают немного снижаться каждый год», — сказал на самом деле по версии пресс-службы министр на заседании комиссии РСПП. Получается, что развитию технологий мешают не такие высокие цены.

Но многие наши граждане считают, что цены на услуги сотовых операторов в стране как раз завышены. Если сравнивать с соседней Украиной, то в России мобильная связь дороже на порядок. Если в Москве минута разговора стоит около 2,5 рублей, то на Украине (в переводе на наши деньги) — около 25 копеек. Многие объясняют такой разброс тем, что на Украине больше конкуренция. В России же значительный сегмент рынка держит так называемая «большая тройка». Все попытки других компаний войти на рынок, тем более в столице, оканчивались ничем.

И совершенно не понятно, как Минкомсвязи «постоянно развивает конкуренцию». Ровно год назад появилось сообщение, что в России должен появиться государственный оператор связи. Четвертый крупный участник на рынке должен был обострить конкуренцию и снизить тарифы. Но дальше громких заявлений дело не пошло. В настоящее время цены у членов «большой тройки» практически одинаковые — у потребителя особого выбора нет. В этих условиях абсолютно не меняет ситуацию и появившаяся возможность смены оператора при сохранении номера.

С другой стороны, ситуация в России мало отличается от положения во многих других странах. К примеру, во Франции работают четыре крупных оператора, а минута связи стоит в пересчете на нашу валюту около 15 рублей. Четыре оператора действуют и в Германии, минута разговора колеблется от 5 до 12 рублей. Одни из самых дорогих услуги сотовых операторов в Швеции. Всего там работает три фирмы, а минута общения обойдется в среднем от 20 до 30 рублей. Правда, зарплата и уровень социальных гарантий в Западной Европе значительно выше, нежели в России. В Польше, где живут победнее, чем в Швеции, минута разговора стоит около 3 рублей. Примерно столько же стоит сотовая связь и в Китае, где половина населения проживает в небогатых селах. Не очень благополучная ситуация с мобильной связью сложилась в Белоруссии: при средней зарплате в 500 долларов минута связи стоит около 5 российских рублей.

На этом фоне положительно выделяется Израиль. Многие говорят, что в 2012 году в этой стране произошла «сотовая революция», после внесения ряда важных поправок в законодательство о деятельности операторов связи. Теперь новые фирмы могут легко входить на рынок, причем без установки нового оборудования (использовать они имеют право уже имеющиеся станции). Клиенты могут без каких-либо переоформлений переходить от одного оператора к другому. Как результат, в Израиле сейчас работает восемь операторов, а за 25 долларов можно получить пакет с безлимитным временем звонков, неограниченным количеством текстовых сообщений и почти безлимитным интернетом.

Судя по развитию сотовых сетей в России, вряд ли есть надежда на распространение у нас израильского опыта. Как считает генеральный директор информационно-аналитического агентства Telecom Daily Денис Кусков, появление новых игроков на рынке может улучшить ситуацию, но на резкое снижение цен рассчитывать не стоит:

— Повысить тарифы на использование сетей 4G уже не удастся, оборудование уже работает. Скорее всего, это удастся сделать путем введения других тарифных планов, для людей, которые готовы платить больше, но и иметь при этом более высокие скорости, без ограничения трафика и тому подобное.

Что касается тарифов на сотовую связь, то сложно сравнивать Россию с Украиной. В соседней стране полноценно не была запущена даже сеть 3G. Сравнивать себя мы можем с чем-то более состоятельным. Скажем, связь у нас в два-три раза дешевле, чем в Европе. Средняя ARPU (средняя выручка на одного абонента) в России это 270−320 рублей, а средняя ARPU в Европе составляет 750−900 рублей, если перевести в нашу валюту. Так что связь у нас не такая дорогая. Притом что оборудование стоит столько же, базовая станция в Швеции стоит столько же, сколько и в России.

У нас просто сотовые операторы на протяжении десятка лет занимались демпингом, переманивая абонентов. Сейчас они наступили на грабли с сетью 4G. Чтобы исправить ситуацию, операторам надо будет выдумывать новые тарифные планы, предлагать что-то новое для людей, а не просто повышать цены.

«СП»: — Но операторы продолжают у нас работать и не разоряются.

— Понятно, что заработная плата в России несколько ниже, чем в Европе. Но не стоит забывать, что в странах Восточной Европы продовольственная корзина беднее, чем у нас в стране, к примеру, в Польше или Чехии.

Положение в каждом регионе уникальное, стоимость звонков зависит от рыночной ситуации на конкретной территории. Важна доля оператора на рынке, ценовые характеристики конкурентов. Операторы, закупая оборудование, рассчитывают время возврата инвестиций. Тарифы определяются ситуацией в регионе и планом возврата средств.

«СП»: — Велика ли прибыль российских сотовых компаний?

— Я далек от мысли считать наших операторов бедными компаниями. Даже в период кризиса, когда у многих фирм были проблемы, сотовая связь пережила сложный период лучше всех. Операторы у нас не бедствуют. Так что повышения цен я не ожидаю.

«СП»: — Если бы компаний было больше, то цены бы снизились?

— Если брать Москву, то сюда не пускали TELE2. Но недавно компанию выкупил банк ВТБ, так что в столицу, скорее всего, компания придет. Вообще, увеличение числа операторов в Москве может снизить цены. Но надо понимать, что московский рынок по выручке сопоставим с семью средними российскими регионами.

Если брать Россию в целом, то конкуренция в стране есть. В каждом регионе работает порядка четырех операторов. Поэтому стоимость минуты разговора начинается уже от 50 копеек, то есть довольно приемлемых денег.

Но есть и другой фактор. К сожалению, у нас не прозрачна процедура распределения частот. Это порождает собой определенные проблемы. Если бы распределение частот было более открытым процессом, то на рынок могли бы прийти и другие компании. Изменился бы набор услуг и цены. Правда, вряд ли бы стоимость разговоров снизилась до нуля.

«СП»: — Известно, что в провинции связь дешевле, чем в столице.

— В этом нет ничего удивительного: зарплата в Москве не такая, как в регионах. Хотя приход нового оператора в столицу приведет к снижению цен.

— Рынок сотовой связи в России монополизирован, — говорит независимый эксперт по высоким технологиям Игорь Чесноков. — Есть ограниченное количество игроков на рынке, которые практически полностью контролируют ситуацию. Но похожая ситуация сложилась во многих странах мира. Обычно две-три компании держат весь рынок. И логично, что всё недовольство пользователей накапливается против этих фирм. Здесь играет роль и чисто психологический момент, усталость людей от одних и тех же брендов. Наличие всего нескольких операторов вызывает негатив, но так происходит в США, Европе, Японии, России, по всему миру.

Что касается цен на услуги связи, то, на мой взгляд, они сейчас в России находятся на разумном уровне. Позитивно можно воспринимать усилия операторов по максимальному охвату людей.

Цены во многом регулируются рыночными механизмами. Сейчас сотовые операторы считают, что при нынешних тарифах они могут предлагать новые услуги, развивать сети LTE. Этот факт я воспринимаю позитивно.

Важно понимать, что развитие технологий это один из ключевых факторов экономического развития. Те же сети LTE весьма полезная вещь, можно устраивать видеоконференции, легче потреблять видео в режиме online. Поэтому хорошо, если бы LTE получила бы у нас самое широкое распространение. Вместе с сетью будет развиваться IT-бизнес.

«СП»: — Чем определяется цена услуг?

— Во многом, она формируется под воздействием покупательной способности людей. Поэтому в регионах сотовая связь дешевле, чем в Москве. Но стоит учитывать, что стоимость ведения бизнеса в столице и в провинции разная. В Москве, Петербурге затраты намного выше, начиная от аренды помещений и кончая зарплатами. Поэтому сложно призывать к регулированию цен административными мерами. Тем более, что ситуация не статичная, скажем, на рынок со своими тарифами выходит Yota. Так что ситуация развивается.

«СП»: — Представим, что на рынке была бы не «большая тройка», а десять конкурирующих компаний.

— Я думаю, что цены бы упали не сильно. Ведь экономический интерес у всех одинаков. К тому же, я готов держать пари, что если на рынке будет большая конкуренция, то через десять лет ситуация вернется к «большой тройке» или даже «большой двойке». Это произойдет в результате процессов слияний и поглощений, в итоге останутся две-три крупнейшие фирмы. Конечно, может занять принципиальную позицию Федеральная антимонопольная служба и блокировать сделки по покупке бизнеса. Но такая практика будет сильно отличаться от мировой и вряд ли приведет к чему-то позитивному.

«СП»: — Участники «большой тройки» предлагают тарифы с нулевой стоимостью звонка на номера одного и того же абонента. Неужели операторы не боятся, что траты на разговоры у людей упадут значительно, если люди массово будут переходить к одному оператору?

— Сейчас можно менять оператора при сохранении номера, и эта услуга стала популярной. Это хорошая инициатива для повышения конкуренции. Предложение бесплатных звонков направлено на сохранение операторами своей абонентской базы. В то же время, люди пользуются мобильным интернетом, а за него надо регулярно платить.

В то же время, стоит учитывать развитие технологий. Сейчас всё более активно абоненты переходят к голосовым звонкам в интернете. В обозримом будущем основная конкуренция будет в сфере предложения качественного мобильного интернета. Звонки будут больше производиться в Skype и подобных системах.

Технический прогресс всегда приводит к снижению цен. Так было со всем, что появлялось у человечества. Это происходило с мобильными телефонами, даже с электробритвами. На смену старым технологиям приходят новые, мешать этому не нужно.

По мнению доктора экономических наук, директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, снизить цены на сотовую связь в России можно и сейчас. Главное — создать условия для конкуренции и ограничить аппетиты владельцев существующих компаний.

— Наличие монополий при фактическом отсутствии государственного регулирования обеспечивает качественно более высокие цены на рынке.

Я напомню, что цены на международный роуминг были снижены значительно за один день, когда до «большой тройки» дошло, что все люди за границей просто покупают местную СИМ-карту. Операторы поняли, что теряют прибыль, и снизили цену звонков, сейчас роуминг всё равно дорогой, но приемлемый по цене.

«СП»: — С чем связано, что государственный оператор, о котором говорили раньше, так и не был создан?

— Я не очень понимаю, зачем создавать государственного оператора в заведомо рыночной сфере. У нас в России, к примеру, есть TELE2, есть предложения от Yota. Надо просто дать новым игрокам возможность войти на рынок, как в свое время дали войти на рынок «Мегафону». У нас было время, когда было всего две компании, и с тарифами, как и с качеством связи, было всё намного хуже.

Государственную компанию надо создавать тогда, когда есть необходимость оказывать услуги по себестоимости, то есть когда есть большой слой социально незащищенных граждан. Но, по-моему, рынок мобильной связи — не тот случай.

«СП»: — Есть мнение, что новые компании на рынке вскоре прекратят существование из-за слияний и поглощений.

— Я считаю, что разница между «большой тройкой» и «большой пятеркой» очень существенная, в том числе, и в области величины тарифов. Во-вторых, государство должно исполнять свои обязанности по ограничению злоупотреблений со стороны монополий.

«СП»: — Можно ли сказать, что цены на сотовую связь в России обусловлены чисто экономическими причинами?

— Многие фирмы говорят про стоимость ведения бизнеса. Но если снизить административные издержки, то всё будет нормально. Не будем забывать, что в стоимость ведения бизнеса входит и сверхприбыль владельцев этого бизнеса.

Фото: Ольга Кирсанова/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня