18+
вторник, 27 сентября
Экономика

G-20: «лилипуты» сторговались с «Гулливером»

США согласны отказаться от валютной гегемонии ради сохранения военной

  
4141

Итогами саммита «большой двадцатки» в Вашингтоне, кажется, довольны все. Даже президент Буш, хотя большинство его принципиальных заявлений не нашли отражение в окончательной декларации. Хозяин Белого дома встретил гостей призывом не отказываться от свободного рынка в пользу государственного регулирования и не следовать путем «протекционизма, коллективизма и пораженчества».

На рабочий ужин в БД, где была произнесена эта речь, естественно, не был приглашен Уго Чавес (Венесуэлу вообще не включили в G-20), иначе бы заклятый друг Буша не преминул напомнить, что президент США сам борется с кризисом далеко не рыночными методами. «Да ведь Буш еще больше левый, чем я. Товарищ Буш, здравствуйте!», — шутил по этому поводу Уго Чавес.

Убежденный рыночник и капиталист Буш был вынужден пойти на «социалистические» меры господдержки частных компаний, чтобы хоть как-то смягчить финансовый кризис в США. Именно по инициативе Буша был принят 700-миллиардный стабилизационный финансовый пакет господдержки рынков. По словам Буша, он подписал этот пакет вынужденно. «Я принял решение, которое в действительности противоречит моей философии. Люди, совершившие ошибку на рынке, должны потерпеть провал. Я человек рыночного склада. Я считаю, что рынкам нужно дать работать, пока я не убедился, что в этом случае правительство должно действовать и действовать решительно перед лицом значительной проблемы», — оправдывался президент США.

Возможно, не так грубо как Чавес, но со своей обычной деликатностью об этом Бушу напомнил французский президент Николя Саркози, по чьей инициативе был созван саммит. Он заявил о необходимости «регулировать капитализм» и призвал ликвидировать «офшорные налоговые убежища» и принять международные правила против тех, кто «идет на чрезмерный риск».

Все это полностью противоречит «традиционным американским принципам». И, тем не менее, на саммите был одобрен план действий, который содержался в пакете, заготовленным Евросоюзом и Россией.

Решено, что работа будет проводиться в трех направлениях:

1) Действия по поддержке экономики и финансов;

2) Создание новых рычагов международного регулирования;

3) Реформа системы мирового управления.

В частности, должна быть поставлена под строгий контроль деятельность инвестиционных фондов, склонных к риску, а также так называемых налоговых убежищ. В целом никакие финансовые институты не должны оставаться без контроля.

Восстановлена роль Международного финансового фонда, который уже долгие годы находился в марионеточном состоянии. МВФ будет играть главную роль в восстановлении международной финансовой архитектуры и в дальнейшей экономической стабильности.

План действий, принятый на саммите «двадцатки» в Вашингтоне и изложенный в итоговой декларации, предполагает повышение уровня транспарентности и подотчетности, усиление качественного регулирования, поощрение согласованности на финансовых рынках, укрепление международного сотрудничества, реформирование международных финансовых организаций.

И еще одно болезненное для США решение. В декларации подчеркивается, что «Бреттон-Вудские организации (международная система организации денежных отношений и торговых расчетов) должны подвергнуться комплексному реформированию с тем, чтобы они более адекватно отражали изменяющееся соотношение сил в мировой экономике и могли бы эффективно реагировать на будущие вызовы».

Это, конечно же, не окончательный приговор доллару, но начало конца его монополии. Попытки рубля и юаня стать новыми резервными валютами — теперь не просто амбиции соответственно российского и китайского руководства, а вполне реальная перспектива.

«Администрация США согласилась подвинуться по вопросам, по которым исторически все американские администрации двигаться отказывались», — резюмировал французский президент Николя Саркози. Он не стал публично объяснять, какова цена этого согласия. Это и так вполне очевидно. В минувшую пятницу после саммита Россия-ЕС в Ницце Саркози заявил, что объекты американской ПРО в Европе не только не будут способствовать укреплению ее безопасности, но и все усложнят. Однако сразу же после саммита «большой двадцатки» в Вашингтоне президент Франции высказался совершенно в другом ключе: «В конечном итоге, эти объекты могут стать дополнительным компонентом в противодействии ракетной угрозе, исходящей откуда-либо, например, со стороны Ирана», — заявил президент Франции.

Похоже, этот кульбит не сильно расстроил российского президента: рынок есть рынок. К тому же, Дмитрий Медведев вернулся домой не без удачных «покупок»: большинство его предложений попали в план, одобренный G-20.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье