18+
воскресенье, 23 июля
Экономика

Самоил Биндер: Вот это чисто русский вопрос — «Где деньги?»

Корифей игорного бизнеса рассказал «СП» о том, что потеряет страна, отказавшись от рулетки и «одноруких бандитов»

  
190

С 1 июля в Москве будет работать «горячая линия», на телефон которой сможет позвонить любой желающий и сообщить о работающих игровых автоматах и рулетке. С этого дня игорный бизнес на территории всей России будет вне закона, точнее, отправлен законом в места отдаленные от крупных населенных пунктов.

Согласно федеральному закону «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», предусмотрены четыре специальные зоны — в Приморском крае, Калининградской области, на Алтае и на границе Краснодарского края и Ростовской области.

Это окончательно погубит игорный бизнес, заявил «СП» заместитель исполнительного директора Российской Ассоциации Развития Игорного Бизнеса (РАРИБ) Самоил Биндер.

«СП»: — Самоил Юрьевич, что сейчас происходит в сфере игорного бизнеса и что с ним будет после 1 июля, когда вступит в силу закон о его запрете на территории России кроме 4-х специальных зон?

 — Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться немного назад. Игорному бизнесу в России всего 20 лет. И до 2002 года он подчинялся региональным властям. В Москве, например, Юрий Михайлович регулировал жестко, как он умеет, количество и качество игрового оборудования и игровых заведений. Потом Владимир Владимирович Путин и его ручная Государственная Дума передали игорный бизнес федеральным властям — Госкомспорту, который, не понимая, что он творит, навыдавал тысячи лицензий (она стоила 1300 рублей) за два года. Игровое сообщество буквально визжало: нельзя этого делать, это приведет к полному беспределу. Нас обвинили в том, что мы боимся конкуренции. Спрятали под сукно все предложенные нами законопроекты. И беспредел не заставил себя ждать: низкого пошиба игровые аппараты появились во всех забегаловках, чуть ли не на каждом углу. Владимир Владимирович, видимо, осознал, что допустил грубую ошибку, но вместо того, чтобы исправить ее, поступил как Александр Македонский с «Гордиевым узлом» — взял и разрубил. Был издан закон, который, по сути, вообще ликвидирует игорный бизнес в России. Поскольку идея с этими четырьмя игорными зонами — мертворожденное дитя.

«СП»: — А почему в США это удалось?

 — Где именно? Покажите!

«СП»: — Ну, знаменитый Лас-Вегас…

 — Тогда я по-еврейски буду с вами разговаривать, у них есть такое неприятное качество — отвечать вопросом на вопрос. Если в Москве есть Большой театр, куда стремятся попасть все россияне и миллионы иностранцев, является ли это основанием для утверждения, что во всей остальной России нет театров? В США 50 штатов. В 48 штатах есть игорный бизнес. Другой вопрос, что они вдобавок построили два огромных центра для игорного бизнеса — это Лас-Вегас и Атлантик-Сити. Но это совершенно не значит, что в других штатах нет игорного бизнеса. Отнюдь. Та же ситуация и во Франции, Англии, Германии и т. д.

«СП»: — А в России, похоже, вас не ждали даже в специально отведенных местах?

 — До вступления в силу закона осталось менее недели, а в Приморском крае и в Калининградской области еще даже не определились, где конкретно будут расположены игровые зоны. В Алтайском крае только 8 июня привезли в Торгово-промышленную палату картонный макет игровой зоны с красивым названием «Сибирская монета». Оказалось, что это всего лишь видение художника и ничего конкретного. Кто вложит деньги в эту картонку? Никто. Зона на границе Ростовской и Краснодарской областей — там власти 15 месяцев спали, потом показали красивые рисунки, потребовали за них миллиарды рублей, объявили тендер, но никто денег пока так и не вложил.

«СП»: — Никого из серьезных иностранных инвесторов эти проекты так и не вдохновили?

 — Южно-африканская фирма «Сан Интернэшнл», знаменитая в сфере постройки игорных заведений, действительно хотела вложиться в игорный бизнес России. Но не в медвежьих углах, а в Раменском. Раменское отменили — инвесторы ушли. Все остальное про инвесторов — вранье.

«СП»: — А как правильно должно было происходить обустройство этих игровых зон?

 — Вот прекрасный пример строительства Олимпийских объектов в Сочи — нашлись все-таки умные люди в команде Владимира Владимировича Путина. Они взяли на это 7 лет и 16 миллиардов долларов. Обращаю ваше внимание — это в городе Сочи, где уже есть действующая инфраструктура. А нам дают всего 2,5 года и на расстоянии 100 километров от ближайшего населенного пункта. Государство отреклось и не дало ни копейки, считая, что газо-водо-электропроводы мы будем делать сами. Но это обойдется в 40−45 миллиардов долларов. И при самом благоприятном показателе (на примере Москвы) нужно 35 лет для того, чтобы не получить прибыль, а хотя бы отбить затраты. А по закону игровая зона действует только 10 лет.

«СП»: — Перед вступлением этого закона в силу правоохранительные органы взялись за игровые заведения с особой рьяностью. Выжимают последние соки?

 — Тут сходу трудно сказать… Я бы разделил игорные заведения на три части. Первая — это та, где 10−15 лет назад серьезные люди вложили серьезные деньги, открыли большие развлекательные комплексы. И, естественно, они хорошо заработали. Но после принятия этого убийственного закона, не стали дальше вкладываться в России, а инвестировали заработанное здесь в Киргизии, Грузии, Украины, Белоруссии, в странах бывшей Югославии, в Латинской Америке. Вот только позавчера выступал посол Болгарии и заявил, что и в Болгарии русский капитал будет строить игорный бизнес. Люди с деньгами ушли. Вторая часть заработала не так много, чтобы вкладываться, но успела выкупить помещения. Эта категория бизнесменов сейчас делает косметический ремонт своей коммерческой недвижимости и сдаст ее в аренду — под бутики, да хоть под платные туалеты — лишь бы платили арендную плату. А вот третья категория очень мало заработала, перед ней стоит проблема переквалификации. Это речь идет о владельцах игорного бизнеса. А есть еще 350 тысяч наемных работников, которые окажутся на улице. А госбюджет потеряет 2 миллиарда долларов.

«СП»: — Игорный бизнес уйдет в подполье? Или в интернет?

 — Интернет-казино у нас запрещены законом. Но, как обычно, у государства нет реальных рычагов воздействия на это явление. Вы же понимаете, что сервер в таких случаях находится на Багамских или Виргинских островах, пути финансовых платежей тоже продуманы. Поэтому этот вид нелегального бизнеса процветает.

«СП»: — Лото не относится к азартным играм?

 — Лото — это иной вид бизнеса, оно подпадает под другое законодательство. Но проблема в том, что сейчас некоторые пытаются переделать игровые автоматы под лотоавтоматы. Речь идет о десятках тысячах аппаратов. Все их не переделаешь. Да и ребята, которые реально держат бизнес лото, не потерпят такого наплыва конкурентов.

«СП»: — Раньше считалось, что в парламенте существует сильное игровое лобби…

 — Сильное лобби — у нефтяников, металлургов, силовиков. Они могут себе позволить запустить свою отрасль до уровня плинтуса и при этом прекрасно существовать. А игорный бизнес сделали разменной пешкой в политической игре. Чтобы люди забыли о финансовом кризисе, о нищенских пенсиях. Нашли им врага — вроде как полегчало

«СП»: — Ну, а когда их сыновья и мужья проигрывали последние деньги в казино — им разве легче было?

 — Как бы вам сказать помягче… Вы сейчас разговариваете с человеком, у которого более 45 лет трудового стажа. Ветеран труда, медаленосец орденоносец, «Гордость России», записан в книге «замечательные люди Москвы» — всех регалий не перечесть. А получил пенсию — 3,5 тысячи рублей. И это считается нормальным. А вот когда Биндер решил поиграть в казино, и, может, даже проиграть свои 3,5 тысячи рублей, то поднимается такой крик, как будто кто-то убил Биндера или Биндер кого-то убил. А вы сначала дайте Биндеру не 3,5 тысячи, а 35 тысяч рублей. Потому что Биндер перед пенсией работал на высоких должностях — и замминистра, и начальником Главка. А когда работал генеральным директором трех игорных заведений, то зарплата Биндера доходила до 250 тысяч рублей. И соответственные налоговые отчисления. А получил 3,5 тысячи рублей. Почему вы, товарищ корреспондент, тогда не рыдали надо мной, когда я получил такую унизительно маленькую пенсию? Почему вы рыдаете, если Биндер пойдет и проиграет ее сейчас в казино или в зале игровых автоматов? Это же чистой воды лицемерие! И не плачете, что 350 тысяч безработных окажется на улице (средний возраст — 24 года), а 2 миллиарда долларов не попадут в госбюджет!

«СП»: — Я сожалею. Но вынужден спросить: а раньше сколько неучтенных долларов из сферы игорного бизнеса проходило мимо госбюджета?

— Вот это чисто русский вопрос, поэтому я его прощаю. «Мин» из носа можно выковыривать сколько угодно, но вы учтите, что налоговое обложение в игорном бизнесе было таково, что налогом облагалось конкретное игровое оборудование. Есть игровой аппарат — заплати 7,5 тысяч рублей в месяц. Есть игровой стол — заплати 125 тысяч рублей в месяц. То есть налогообложение никак не зависело от финансовых показателей. Поэтому врать не было необходимости. Игорный бизнес был четко фиксирован и прозрачен. Когда я был гендиректором крупного развлекательного комплекса Москвы, то за 10 лет я перенес 600 проверок. И ни одна проверка не установила финансовых нарушений. И я думаю, что именно по той причине, что никто и никогда не установил в этом бизнесе финансовых нарушений, теперь и заговорили о лудомании (от латинского ludus — игра — «СП»), о бедных старушках, проигравших свои пенсии и прочий бред. Но в результате с 1 июля легальный игровой бизнес в России прекратит существование.

«СП»: — Как вы восприняли недавнее заявление президента Медведева о том, что никаких пересмотров закона и послаблений игорному бизнесу не будет?

 — Пока в стране на всех уровнях власти будет верховодить безответственное дилетантство, ничего другого мы не услышим. Вот пример. Выступает столичный мэр Лужков и говорит, что в игорном бизнесе занято 43 тысячи человек. А мы насчитали в два раза больше, но — ладно, запомним цифру 43 тысячи. Через несколько дней по ТВ показывают, как президент Медведев спрашивает главного налогового инспектора страны Мокрецова: сколько у нас в стране людей работают в игорном бизнесе? Тот, не задумываясь, отвечает: 60 тысяч. Выходит, за вычетом Москвы, в игорном бизнесе страны работало всего 17 тысяч человек? Вранье! Потом заместитель министра финансов Шаталов, отвечая на вопрос корреспондента, сколько потеряет бюджет от закрытия игорных заведений, говорит: 5−6 миллиардов рублей. А если бы он посмотрел в документы, то увидел бы, что только игорные заведения Москвы дают в бюджет около 15 миллиардов рублей. Поэтому, когда президенту страны врут со всех сторон, то, естественно, он принимает неправильные решения.

Фото [*], [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня