Разбитая копилка ЗВР

Валентин Катасонов: управление международными резервами России оказалось в руках «финансового мегаспекулянта»

  
4995
Разбитая копилка ЗВР

В предыдущей статье я затронул тему управления международными резервами Российской Федерации. Напомню, что согласно определению Международного валютного фонда, международные резервы (они же золотовалютные резервы или официальные резервы) — высоколиквидные активы, находящиеся под контролем государственных органов денежно-кредитного регулирования. Состоят из средств в иностранной валюте, специальных прав заимствования, резервной позиции в МВФ и монетарного золота. Международные резервы состоят из средств в иностранной валюте, специальных прав заимствования (СДР), резервной позиции страны в МВФ и монетарного золота (стандартные слитки металла). «Валютные резервы» — понятие абстрактное. Как сообщает Банк России, формы этих валютных резервов очень разнообразны:

наличная иностранная валюта;

остатки средств на корреспондентских счетах, включая обезличенные металлические счета в золоте;

депозиты с первоначальным сроком погашения до 1 года включительно (в том числе депозиты в золоте) в иностранных центральных банках, в Банке международных расчетов (БМР) и кредитных организациях-нерезидентах;

долговые ценные бумаги, выпущенные нерезидентами;

кредиты, предоставленные в рамках сделок обратного РЕПО;

прочие финансовые требования к нерезидентам с первоначальным сроком погашения до 1 года включительно.

Как читатель догадывается, при учете резервов имеется множество нюансов, в которые я не буду погружать аудиторию.

По состоянию на 1 января 2014 года золотовалютные резервы (ЗВР) России составили 509,6 млрд долл. По этому показателю Россия среди всех стран мира оказалась на шестом месте. Впереди — Китайская Народная Республика, Япония, Саудовская Аравия, Швейцария, Тайвань. Непосредственно за Россией следуют Бразилия, Республика Корея, Гонконг, Индия. По некоторым оценкам, в конце прошлого года ЗВР Китая перевалили планку в 4 трлн. долл. Следовательно, у России ЗВР на порядок меньше, чем у Китая. По оценкам Банка России, базирующимся на информации по 70 странам мира, на 1 января 2014 года мировые ЗВР были равны 12,2 трлн. долл. На тот момент времени доля КНР в мировых ЗВР была равна 32%, а доля России — 4%.

Международные резервы Российской Федерации состоят из двух частей: а) часть, принадлежащая Банку России и предназначающаяся для проведения денежно-кредитной политики; б) часть, принадлежащая Минфину России и предназначающаяся для финансирования разных проектов и программ правительства. Вторая часть сегодня сосредоточена в так называемых суверенных фондах — Резервном фонде и Фонде национального благосостояния. Часть Резервного фонда и Фонда национального благосостояния Российской Федерации, номинированная в иностранной валюте, размещается правительством Российской Федерации на счетах в Банке России и инвестируется последним в иностранные финансовые активы.

Динамика ЗВР России очень неровная. Минимальное значение резервов в 10,7 млрд долл. было зарегистрировано 2 апреля 1999 года (когда страна выбиралась из дефолта 1998 года). Далее начался десятилетний период наращивания ЗВР. Он завершился историческим максимумом: 8 августа 2008 года объем ЗВР достиг 598,1 млрд долл. Это было накануне финансового кризиса 2008−2009 гг.

Во время финансового кризиса 2008−2009 гг. наблюдалось сильное падение ЗВР. Они тратились на поддержание рубля и спасение «тонущих» компаний (правда, большая часть денег из резервов тогда оказалась в банках, а не в реальном секторе экономики). В марте 2009 года был достигнут минимум — 376 млрд долл. (падение на 37% по сравнению с августом 2008 г.). Затем началась новая фаза наращивания ЗВР, которая длилась более четырех лет. Новый максимум был достигнут в мае 2013 года — 533,5 млрд долл. После этого началось неуклонное «таяние» резервов, которое продолжается и по сегодняшний день. В середине декабря 2014 года в результате активных валютных интервенций резервы упали ниже планки 400 млрд долл. Согласно последним данным Банка России, на 26 декабря 2014 года ЗВР был равны 388,5 млрд долл. (падение на 27% по сравнению с маем 2013 г.).

Теперь, собственно, об управлении международными резервами РФ.

Во-первых, как следует из выше сказанного, управление всеми российскими резервами, включая ту часть, которая принадлежит Минфину, взял на себя Центробанк. Лишь изредка правительство РФ (или сам Минфин) вмешивается в процесс управления казенной частью резервов. Например, в декабре 2014 года Минфин пожертвовал несколькими миллиардами (как он выразился, «свободной валюты») для проведения валютных интервенций и поддержания рубля. Фактически имело место нецелевое использование казенных резервов. В целом, складывается парадоксальная ситуация: казенными валютными деньгами страны управляет «независимая» организация, которая не относится к «органам государственного управления». Как говорится: «Все смешалось в доме Облонских».

Во-вторых, приведенные выше цифры объемов ЗВР России показывают, что процесс изменения величины резервов крайне стихийный. Он определяется не какими-то высокими, долгосрочными целями экономической политики России, а почти исключительно внешними факторами. Которые, в свою очередь, можно разделить на факторы конъюнктуры международных товарных и финансовых рынков и факторы геополитические. Под вторыми я разумею, в том числе экономические санкции Запада, которые уже начали зримо отражаться на величине наших резервов. «Управление» международными резервами, которое якобы осуществляет Банк России, мне почему-то напоминает картину Айвазовского «Девятый вал». Можно сказать, что изображенные на картине люди, которые ухватились за мачту погибшего корабля, также занимаются «управлением» — управлением своего спасения.

В-третьих, в результате такого «управления» на Банк России, ни Минфин не получают никакого «навара». Я помню, как в начале 2013 года А. Улюкаев (в то время первый заместитель Председателя Банка России) с гордостью говорил о том, что по международным резервам в 2012 году удалось добиться доходности в 1% ! Но и о таком показателе сегодня не приходится мечтать. Согласно данным Банка России доходность по международным резервам во всех основных валютах в 2013 году была микроскопической. По резервам в долларах США она составила 0,16% годовых; по евро — 0,10; по британскому фунту стерлингов — 0,16. А по японской иене она была равна нулю!

Вообще, в кухне управления международными резервами много таинственного, почти мистического. Я уже отметил, что международные резервы Российской Федерации с мая 2013 года непрерывно «тают». Нам денежные власти объясняют: мол, «извините, обстоятельства». Все списывается на непрерывный «форс-мажор». Нефть дешевеет, капитал из страны бежит, приходится проводить валютные интервенции для поддержания рубля. А тут еще экономические санкции Запада создали дополнительную нагрузку на наши резервы, поскольку отечественные банки и компании лишились доступа к кредитам и займам на международных финансовых рынках.

Изменение валютных резервов Российской Федерации происходит в результате различных операций, который Центробанк совершает на финансовом рынке. Прежде всего, в результате купли и продажи валюты. Если резервы сокращаются, значит, Центробанк продает валюту. Вроде бы все понятно. Но следует иметь в виду, что международные резервы могут менять свою величину не только в результате «операций», но также под влиянием других причин и факторов. В статистике Банка России учитываются изменения международных резервов в результате действия следующих трех дополнительных факторов: 1) изменения валютного курса; 2) изменения рыночных цен активов (ценных бумаг); 3) «прочих изменений». Особенно таинственным и подозрительным является третий дополнительный фактор — «прочие изменения».

Привожу простую математику для детей среднего школьного возраста на основе статистики Банка России.

Международные резервы Российской Федерации (млн. долл.):

на 01.01.2014 — 509.595

на 01.11.2014 — 418.880 (последние имеющиеся данные).

Получаем уменьшение резервов за 11 месяцев: 90.715 млн долл.

На основе помесячных статистических данных по графе «операции с международными резервами» вычисляю сальдо этих операций за 11 месяцев: 74.449 млн долл. Это — номинальный объем валюты, купленной у Банка России.

На основе помесячных статистических данных по графам «переоценка резервов в результате изменения валютных курсов», «переоценка в результате изменения цен», «прочие изменения» получаю суммарное сальдо за 11 месяцев: 16.266 млн долл.

Теперь нетрудно подсчитать, что за 11 месяцев 2014 года сокращение международных резервов Российской Федерации на 18% было обусловлено причинами, не связанными с «операциями» (проще говоря, с продажей валюты). Были какие-то другие операции, о которых можно только догадываться.

Можно, конечно, потерю почти 1/5 международных резервов Российской Федерации за 11 месяцев прошлого года списать на «головотяпство» наших денежных властей. Но что-то уж подозрительно большие «издержки». Как-то в классическую «халатность», «некомпетентность» и «головотяпство» верится с трудом. Впрочем, все это могла бы выяснить Счетная палата России, но ее к проверке «резервных закромов» не подпускают. Мол, Центробанк также как и «жена Цезаря вне подозрения».

Итак, лично у меня нет никаких сомнений в том, что в истекшем году управление международными резервами было убыточным, и в этой убыточности надо серьезно разбираться. К так называемым «объективным» причинам убыточности, связанным с рыночной конъюнктурой, могут примешаться причины сугубо «субъективного» характера.

Впрочем, наши денежные власти и сами не скрывают, что Банк России исчерпал свои возможности по эффективному управлению резервами на основе «традиционных инструментов». Таких как казначейские облигации и иные государственные долговые бумаги стран Запада. И валютные депозиты в иностранных банках. И тут они неожиданно в конце сентября 2014 года выступают с инициативой «расширения набора финансовых инструментов», которые Банк России может использовать для управления ЗВР. Закоперщиком выступил Минфин, но Центробанк сказал, что не только поддерживает эту инициативу, но и «проработал вопрос».

Суть предложения проста — в список финансовых инструментов кроме долговых бумаг других государств (казначейских облигаций и др.) следует внести также корпоративные бумаги — акции и облигации зарубежных компаний и банков. При этом был использован широкий арсенал аргументов: мол, доходность этих бумаг выше, чем у казначейских облигаций; корпоративные бумаги якобы менее уязвимы для экономических санкций Запада; надо «диверсифицировать инвестиционный портфель» Банка России и т. п. За всеми этими красивыми словами скрывается желание нашего Центробанка поиграть на иностранных фондовых биржах. В 2013 году, как известно, Банк России получил статус «финансового мегарегулятора». Но, судя по его делам и планам при новом председателе Э. Набиуллиной он все более явно приобретает признаки «финансового мегаспекулянта».

Планы наших денежных властей крайне опасные. Достаточно вспомнить, что в «нулевые годы» в мире наблюдался бум так называемых «суверенных фондов», в которых концентрировались валютные ресурсы казначейств разных стран (прежде всего, стран-экспортеров природных ресурсов). Они также «диверсифицировали инвестиционные портфели» за счет акций и облигаций разных компаний и банков. В годы финансового кризиса 2008−2009 гг. многие эти фонды просто лопнули. По всему миру" в совокупности «сгорели» многие сотни миллиардов долларов.

Наши денежные власти окончательно «заигрались». Казалось бы, обвал рубля в декабре 2014 года, экономические санкции Запада, призывы президента Российской Федерации проводить курс на диверсификацию экономики и импортозамещение должны были привести руководство Банка России и Минфина в чувство. В этих условиях Банк России должен был начать работу по перестройке механизма денежной эмиссии. В настоящее время Банк России работает по схеме «валютного управления», выпуская рубли в экономический оборот под накапливаемые валютные резервы. Такая модель денежной эмиссии обслуживает не отечественную экономику, а Запад. До недавнего времени это обслуживание заключалось в том, что наши денежные власти практически беспроцентно кредитовали казначейства США и других стран «золотого миллиарда». Закрывая дефициты их бюджетов, которые в немалой степени порождались и продолжают порождаться военными приготовлениями против России.

Госпожу Набиуллину и господина Силуанова совершенно не вдохновляет перспектива разворота Банка России в сторону отечественной экономики, кредитования отечественных предприятий реального сектора. Вместо этого они планируют осуществлять финансовую «подпитку» частного сектора западной экономики. Кстати, сегодня, в связи с новым витком Холодной войны резко пошли вверх акции американских компаний, выполняющих военные заказы Пентагона. Рейтинги у этих компаний самые высокие. Очень рекомендую нашему «финансовому мегаспекулянту» разместить наши резервы в ценные бумаги корпораций ВПК США.

Фото: SuperStock/ Globallookpress

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня