18+
воскресенье, 22 января
Экономика

Как пилили РАО «ЕЭС России»

Лакомые активы госкорпорации ушли олигархам «без шума и пыли». А страна то ничего и не знала…

  
26

Инвестиционная программа, ради которой год назад ликвидировали РАО «ЕЭС России», фактически сорвана, — сообщает источник «Свободной прессы» в бизнес-сообществе энергетиков. Новые собственники оптовых генерирующих компаний (ОГК) и территориальных генерирующих компаний (ТГК) не спешат вкладываться в строительство новых электростанций по инвестконтрактам, и всячески уклоняются от штрафов за невыполнение принятых на себя обязательств. Год назад, проводя закрытое совещание по итогам разгосударствления РАО «ЕЭС», премьер Владимир Путин пообещал применять жесткие санкции по отношению к безответственным частным инвесторам в энергетике: «Что касается безответственного поведения бизнеса, то я вам скажу прямо и, может быть, грубовато — из желудка все достану и раздам бедным». Сегодня поведение этих самых инвесторов назвать ответственным никак нельзя. Но и «достать из желудка» у них что-либо чертовски трудно: нет законодательно прописанных механизмов, как это сделать.

Мало кто знает условия сделки, на которых государство передало в частные руки важнейшие части РАО «ЕЭС». Чтобы привлечь инвестиции в энергетику, из РАО выделили 6 оптовых генерирующих компаний (ОГК) и 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК), где у государства оставалась собственность на уровне контрольных пакетов. За скобками остались гидростанции («Росгидро»), электросети (Федеральная сетевая компания) и ОАО «Системный оператор», где государство владеет 100% акций.

По идее, при продаже ОГК и ТГК должен придти новый собственник и выложить деньги государству. Но государство прошло другим путем и сказало покупателю: клади на счет ОКГ (или ТКГ), допустим, 100 миллионов рублей, мы делаем дополнительную эмиссию акций, и ты становишься владельцем контрольного пакета. А я, государство, ухожу, не получив ни копейки. Эти 100 миллионов ты мне расписываешь в инвестконтракте и говоришь, что введешь, допустим, N-скую и M-скую ГРЭС общей мощностью 300 мегаватт. Ты их построишь на эти деньги, договорились?

Именно по описанной схеме, как утверждает источник «Свободной прессы», ОГК и ТГК перешли под контроль «Газпрома» и приближенных к Кремлю олигархов — Михаила Прохорова, Владимира Потанина, Виктора Вексельберга.

Фактически все покупатели вынули деньги из одного своего кармана, и переложили в другой — стали собственниками компаний, которые стоят колоссальные деньги, ни копейки никому не отдав. Некоторые особо одаренные господа, приобретя одну ТГК, взяли положенные на ее счет деньги, и переложили на другую такую же компанию, став, таким образом, собственниками сразу двух компаний за одни деньги. Похоже, всех переплюнул Виктор Вексельберг, который, по слухам, совершил такую операцию четыре (!) раза.

Казалось, получив на халяву крупные объекты энергетики, новоиспеченные собственники должны закатать рукава и приступить к исполнению инвестконтракта, но…

Из-за кризиса государство в лице «Газпрома» вообще не уверено, что эти новые станции потребуются в среднесрочной перспективе. До кризиса, на бумаге, имелся рост потребления электроэнергии: на 10%, 12%, 16% в год. На основе этого роста сделали прогноз до 2020 года — рассчитали, что к тому времени России понадобится минимум 10 гигаватт электроэнергии дополнительно. Но сейчас ситуация изменилась, налицо спад потребления. Это, конечно, не отменяет необходимости строить новые станции, поскольку старые изношены донельзя, но необходимость делать это в пожарном порядке явно отпала.

Кстати, штраф за невыполнение инвестпрограмм составляет 25% от суммы, положенной на счет. Однако даже штраф новые собственники платить не хотят. Они настаивают, что из-за кризиса следует сделать корректировку инвестиционных программ — например, отодвинуть даты пуска новых станций.

Однако помимо денег, помещенных на счета компаний под инвестпрограммы, ТГК и ОГК имеют собственный кэш-поток. Мощности, которые купили наши олигархи, как и раньше, вырабатывают электроэнергию, продают ее, компании на этом зарабатывает. Все в порядке. Но про эти деньги почему-то никто не вспоминает.

Только в одном случае — по Норильску — Счетная палата РФ задала вопрос, почему Владимир Потанин нецелевым образом использует деньги, предназначенные для инвестиций. Норильская ОГК-3, была самой крупной из всех оптово-генерирующих компаний. В марте 2009 года Счетная палата начала проверку принадлежащей «Норильскому никелю» ОГК-3 на предмет исполнения инвестпрограммы. 13 апреля коллегия ведомства утвердила отчет об итогах проверки. Один из выводов — из предназначенных для финансирования инвестпрограммы 81,7 млрд руб. были потрачены нецелевым образом 29 млрд руб. Недовольство аудиторов вызвали покупки ОГК-3 доли в «Русиа петролеум» (владеет лицензией на Ковыктинское газоконденсатное месторождение в Иркутской области), американской Plug Power (водородная энергетика) и акций самого «Норникеля».

При этом формально Потанин приступил к строительству электростанции, но приступил хитро: начал строить «длинную» станцию, с периодом строительства 5−7 лет. Грубо говоря, большую часть времени он имеет право строить ее ни шатко, ни валко, а потом навалиться и сделать все необходимое в последний год. Поэтому с точки зрения права Владимир Потанин ничего не нарушил.

Минэнерго пытается найти механизм, как заставить собственника строить станции. Для этого чиновники стращают олигархов, что государство заберет пакеты акций обратно. Но законодательно это нигде не прописано. Потом, непонятно, как воздействовать на «Газпром», который тоже не строит новых электростанций, не задает тон, хотя у него в собственности огромное количество объектов, включая ТГК-1, и ОГК-6. А именно на «Газпром» кивают остальные собственники. Приди Минэнерго с претензиями к тому же Прохорову, он наверняка ответит — «Газпром» не шевелиться, я-то чего буду строить?!

Возникает вопрос: для чего нужно было раскулачить РАО «ЕЭС», чтобы прийти в итоге к такому бардаку? По версии источника «Свободной прессы», бывший глава РАО Анатолий Чубайс искал возможность привлечь в отрасль, где основные фонды изношены на 70−80%, западные дешевые деньги. Он считал, что сделать это можно только под залог активов. Безусловно, сами РАО «ЕЭС» могло привлечь десятки миллиардов долларов. Но встал вопрос, как эти деньги эффективно использовать. Чубайс понимал, что средства он будет вынужден отдать тем же «красным директорам», которые сидели в различных «Свердловскэнерго», «Читаэнерго», «Челябэнерго», и десятках других подобных контор. Возможно, Чубайс считал, что эти руководители неэффективны. Ни один объект никто из них самостоятельно никогда не строил — РАО централизованно, сверху занималось возведением новых электростанций. Чубайс, возможно, считал, что только взрывом, сменой менеджмента он может решить задачу эффективного расходования денег.

Потом, напрямую продать собственникам ОГК и ТГК, допустим, с аукциона, тоже было рискованно. Чтобы понять, где риск, рассмотрим два энергетических предприятия. У первого есть электростанция, построенная 30 лет назад. Оборудование на ней давно самортизировано, поэтому тариф, по которому она продает электроэнергию, минимальный — допустим, 50 копеек. А вот на втором предприятии собственник построил новую станцию, и расходы на амортизацию у него — выше крыши. Чтобы отбить ему вложенные средства, ему нужен тариф рубль пятьдесят. Кто из них выиграет на рынке?

В российских условиях — предприятие номер один. Строить новые станции при таком раскладе собственнику невыгодно. Это на Западе — например, в Испании — когда сроится станция, допустим, с альтернативным источником энергии, государство обязуется покупать у нее энергии по двойному тарифу. У нас этот механизм не прописан, да и голь на выдумки хитра.

Доказательство тому — энергетический скандал в Латвии. Там — по западному образцу — тоже пытались стимулировать строительство гидростанций, покупая у них энергию по двойному тарифу. Что делали прибалты? Они затевали стройку некого объекта, но не заканчивали его. По бумагам, тем не менее, он проходил как действующая маленькая гидростанция на 2 мегаватта. Ее владельцы запитывались от действующей сети, и подавали электричество обратно в сеть, только по двойному тарифу. Это были точь-в-точь конторы «Рога и копыта»: из одного чана вода выливается, в другой вливается, но в два раза дороже. Когда эта схема всплыла, прибалты провели инспекцию — и ужаснулись: из 70 новых гидростанций реально работали всего 5.

Словом, если бы в России государство продавало РАО «ЕЭС» частями, их бы купили. Но тогда собственник тупо 10 лет отбивал вложенные деньги, и ничего бы не строил. Поэтому, вероятно, и остановились на варианте собственника, которому дали объекты бесплатно, но с условием выполнения инвестиционной программы. Другое дело, почему-то сейчас этот собственник перестал бояться государства.

Не проще ли все было оставить, как есть? Увы, мы не знаем об истинных причинах разгосударствления РАО «ЕЭС». Источник «Свободной прессы» не исключает, что РАО стало разменной монетой в торге с Западом по ВТО. На протяжении 15 лет, пока идут переговоры, от нас требовали, чтобы мы убрали с рынка монополии. До прихода к власти Владимира Путина Запад планомерно скупал акции того же «РАО «ЕЭС», «Газпрома». Когда Путину доложили, что блок-пакет РАО принадлежит иностранцам, и контрольного пакета на «Газпроме» нет, был скандал невиданных размеров. Тут же «Сибур» замочили, забрали пакет «Газпрома» обратно, а Виктора Черномырдина, занимавшего в 1999—2000 годах пост председателя совета директоров «Газпрома», отправили послом в Украину. Процесс возврата пакетов акций продолжался до тех пор, пока госпакет «Газпрома» снова не стал контрольным, за что Путин, видимо, и наградил главу «Газпрома» Алексея Миллера орденом «За заслуги перед отечеством» IV степени.

Но по РАО «ЕЭС», видимо, с Западом велась торговля, в ходе которой согласились с блок-пакетом иностранцев. РАО была одной из немногих крупных российских компаний компания, где имелись влиятельные иностранцы в совете директоров, где представитель миноритарных акционеров имел очень серьезное право голоса. В итоге РАО дали раздербанить. Взамен, возможно, Россия получит «добро» на вступление в ВТО. Не слишком ли дорогой окажется цена, мы увидим в ближайшее время.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Михаил Делягин, директор Института глобализации:

 — Работая помощником премьера России, я курировал, в том числе реформу электроэнергетики и ушел с госслужбы из-за несогласия с грабежом государства и общества, в который она превратилась, — впрочем, в этом, по моему мнению, заключаются все проекты Чубайса.

Приведенные возможные причины расчленения РАО «ЕЭС России» под видом ее реформирования частью наивны, и частью представляют собой попытки переложить ответственность за разрушение российской энергетики с отечественных реформаторов и лиц, потакавшим им (в частности, подписывавшим законы о реформе электроэнергетики), на «проклятых американских империалистов».

Никакого Запада и никакого ВТО как причин проведения реформы электроэнергетики не было; была простая алчность реформаторов и олигархов. Под прикрытием разговоров о конкуренции (хотя в естественно-монопольной сфере она либо невозможна, либо убыточна) и прибыльности (хотя каждый рубль прибыли инфраструктурной отрасли — от 3 до 6 рублей убытка экономики в целом) единый технологический комплекс был «распилен»: центры прибыли раздали олигархам, а убыточные сети — государству.

«Приватизация прибыли и национализация убытков» — квинтэссенция реформ 90-х годов, повторенных Чубайсом в 2000-е в электроэнергетике. Однако главное в реформе — не тривиальный грабеж под прикрытием высоконаучных разговоров, а резкое снижение надежности энергоснабжения из-за практической утраты управляемости отраслью. Пока был только один «звоночек» — когда в конце мая 2005 года после аварии на одной-единственной подстанции Чагино была обесточена добрая половина Москвы, массовые отключения коснулись 5 регионов России и чудом обошлось без экологической катастрофы. Подобные аварии неизбежны в будущем: это технологически запрограммировано самой реформой.

Когда при ее разработке авторам указывали на ее неизгладимые пороки, на все возражения просто не обращали внимания, так как личная нажива была, вероятно, слишком большой. Недаром из центрального аппарата РАО «ЕЭС России» и Минэнерго были изгнаны практически все специалисты, — они просто не могли примириться со средневековым варварством, с фактическим уничтожением высокотехнологичной отрасли на потребу алчности кучки бюрократов и олигархов.

Как обычно в чубайсовских реформах, люди, не согласные с разграблением нашей Родины, третировались и всячески унижались как «красные директора», «мракобесы»

С моей точки зрения, допускать Чубайса к управлению чем бы то ни было общественным, будь то деньги или корпорация, — то же самое, что назначать Чикатило директором детского садика.

Однако реформа электроэнергетики никогда не была бы возможной без поддержки со стороны тогдашних главы администрации президента Волошина и премьера Касьянова.

Андрей Бунич, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

 — Когда все это затевалось, шел рост экономики. Но сейчас мы посадили всю промышленность, а ситуация в энергетике — это отражение промышленного спада. Если промышленное производство снижается на 20%, а в перспективе может снизиться и до 30%, понятно, примерно на столько же меньше требуется электроэнергии. Никто сейчас не знает, до какой степени дойдет снижение производства в России, сколько предприятий остановится, прекратит свое существование, закроется. Значит, те, кто приобрели энергетические компании, видят в перспективе, на несколько лет вперед, сужающийся рынок.

Кроме того, они видят дефицит бюджета, и понимают, что государство не будет финансировать программы расширения производства, и не сможет всерьез участвовать в экономической жизни. Инвесторам не на что рассчитывать в ближайшие пять лет. Только идиот будет в таких условиях вкладывать деньги в электроэнергетику.

Потом, посмотрите на список инвесторов — это же наши люди. Они вообще не привыкли ничего вкладывать на пять лет. Для того же Вексельберга вкладывать сейчас, чтобы получить отдачу через пять лет — нонсенс, я уверен, он даже не строит таких планов. Но здесь олигархов нельзя осуждать — кто бы ни купил эти компании, думаю, развивать их сейчас он не стал бы.

Зачем тогда эти новые собственники, были нужны? Если и так никаких инвестиций не будет, вполне можно было бы держать это в государственных руках. Поддерживать энергетическую инфраструктуру не так уж сложно, это посильная для государства задача. Энергетика — довольно примитивная отрасль, где есть естественный элемент монополизма — сети-то одни, сетевой оператор государственный. В принципе, эта реформа, по-моему, была бессмысленной.

И вот что подозрительно: схема продажи уж очень напоминает печально известные залоговые аукционы. Только форма немного поменялась — там нарушались все законы, а здесь дело выглядит поприличнее. Взять какие-то деньги, провести допэмиссию, размыть, перевести со счета на счет, деньги неизвестно куда улетучились… Это типичная и, мне кажется, особая российская схема проведения всех сделок по смене собственника. И. возможно, она кое-что объясняет.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня