Министр Абызов играет в хоккей

Зачем России затратное Открытое правительство?

  
2271
Министр по связям с открытым правительством РФ Михаил Абызов
Министр по связям с открытым правительством РФ Михаил Абызов (Фото: Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС)

В рамках Петербургского международного экономического форума пройдут два товарищеских хоккейных матча с участием членов правительства, Как сообщил «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу хоккейного клуба СКА, в матчах примут участие вице-президент Аркадий Дворкович, министр Открытого правительства Михаил Абызов, а также зампред правления «Газпрома» Александр Медведев

Пока наши высшие чиновники играют в хоккей, экономика России рушится — ВВП страны, по новым данным, падает на 4,7% в годовом исчислении. В мае Минфин зафиксировал резкое сокращение доходов бюджета. За месяц их объем составил 809,6 млрд рублей, против 1,112 трлн в апреле и 1,128 трлн в марте. И особенно заметным оказалось падение налоговых поступлений от секторов экономики, не связанных с экспортом нефти и газа. В результате дефицит бюджета уже превысил 1,1 трлн рублей, а дальше — будет больше, прогнозируют в Минфине.

Однако эксперты считают, что правительство специально завышает убытки бюджета, чтобы потом отчитаться с прибылью. Например, аналитики «Уралсиб Кэпитал» подсчитали, что Минфин недооценивает доходы бюджета: его оценка бюджетных доходов на нынешний год равна 12,5 трлн рублей, а денег будет как минимум около 13,6 трлн.

Соответственно, этот триллион с лишним можно было бы направить на то, чтобы поддержать экономику, уходящую в глубокую рецессию. Но, судя по заявления министра финансов Антона Силуанова, правительство собирается, наоборот, еще больше резать бюджетные расходы по всем статьям — экономия, однако…

Напрашивается вывод: кто-то должен проверить эту ситуацию и дать авторитетную экспертную оценку действиям Минфина и правительства в целом. Вот для этого, казалось бы, и существует так называемое Открытое правительство, которое возглавляет «хоккеист» Абызов, состоящее из сотен авторитетных экспертов, и призванное обеспечить гражданский контроль за действиями правительственных чиновников. Но, похоже, ему некогда…

Открытый премьер Медведев

Впрочем, российская общественность и эксперты уже давно утратили надежду разобраться, чем занимается, тратя миллиарды бюджетных рублей, ОПР, возглавляемое Абызовым. В итоге решили, что раз в правительстве создали это ведомство, значит, оно работает на благо России. Хотя никаких реальных результатов работы Открытого правительства в открытых источниках обнаружить не удалось. Выходит одно из двух — либо это ведомство, полностью закрыто для гражданского общества, либо оно абсолютно виртуальное. Однако деньги на его содержание из бюджета идут вполне реальные, и не маленькие!

Напомним, что после того, как правительство возглавил премьер-министр Дмитрий Медведев, он сообщил, что не будет таким же «закрытым премьером», как его предшественник, а ныне президент Владимир Путин. И пообещал создать при правительстве «специальную палату советников и механизмы для организации широких общественных дискуссий по актуальным проблемам». Сначала это называлось «Большое правительство», которое потом переименовали в «Открытое».

Возглавить работу этой небывалой для российской практики экспертной площадки Медведев попросил своего советника, а впоследствии министра — Михаила Абызова, который до перехода на госслужбу был достаточно известным бизнесменом.

Здесь стоит обратить внимание на странное совпадение названия этого ведомства с программой Госдепартамента США «Открытое правительство», которую американцы в последнее десятилетие активно внедряют в странах с «недоразвитой» демократией. Делают они это для продвижения собственных геополитических и экономических интересов под благовидными предлогами — обеспечения прозрачности госсистемы, демократии, гласности и так далее. И что, Россия одна из них, хотя официально в состав американского «Открытого правительства» не входит?

Об этом история умалчивает, зато рассказывает много интересного о главе Открытого правительства Михаиле Абызове. Этот «виртуальный министр» российского правительства в последнее время прославился в основном судебными разбирательствами и претензиями к нему со стороны правоохранительных органов.

В начале года Главное управление экономической безопасности МВД России сообщило, что проверит заявление совладельца «Альфа-банка» Михаила Фридмана о том, что структуры Абызова, получая кредит, не собирались его возвращать. Банкир попросил правоохранителей проверить на предмет финансовых махинаций компанию «Е4», подконтрольную Михаилу Абызову, скорее всего с подачи другого совладельца банка — Виктора Вексельберга.

Дело в том, что в суде Британских Виргинских островов Абызов уже второй год судится с Вексельбергом, пытаясь получить с бывшего партнера 451 млн долларов за 40%-ю долю в «КЭС-холдинге», рассказывает Forbes. История судебного спора уходит в 2006 год, когда Абызов покинул должность управляющего директора РАО ЕЭС и стал инвестором компании Вексельберга «КЭС-холдинг», управляющей инвестициями в энергетические активы в России и на Украине. Однако акционерная доля Абызова в холдинге так и не была оформлена, а в начале 2012 года он ушел на госслужбу и передал эти активы в доверительное управление.

Бизнес на доверии

Тем временем, он является одним из самых богатых членов кабинета министров России, обойдя даже первого вице-премьера Игоря Шувалова. До ухода в правительство, Абызов был председателем совета директоров компании «Е4», но при переходе на госслужбу, также как и Шувалов, передал все свои активы в доверительное управление. Но значит ли это, что он больше не управляет своим бизнесом, как того требует закон о госслужбе?

— Дело в том, что доверительное управление активами бывает двух видов, — говорит управляющий активами инвесткомпании Chebotarev Lab Юрий Чеботарев. — Первый — когда владелец денег полностью доверяет свои активы в управление инвесткомпании, и эта компания управляет его капиталами по своему усмотрению, беря с него процент от прибыли. И второй — когда владелец денег де-юре, находит управляющую компанию, передает ей свои деньги, но де-факто продолжает ими распоряжаться. Тут надо внимательно читать договор доверительного управления, которое он подписывает с управляющей компанией. Как правило, второй вариант используют госчиновники, чтобы обойти закон, запрещающий им заниматься бизнесом. Какая форма договора у Абызова? Трудно сказать.

Чем же, все-таки, за годы своей работы отличилось Открытое правительство? Успехи его весьма сомнительны. Так, в 2012 году премьер Медведев попросил Абызова помочь ему в войне с коррупцией, и поручил обсудить с гражданами вопрос: надо ли приватизировать ту или иную госсобственность. Но Открытое правительство провалило общественные слушания: в результате обсуждений на двух сайтах и переписки с экспертами чиновники получили всего 301 отзыв (!) со всей страны. А сайт Открытого правительства, главная задача которого как раз и заключается в организации таких обсуждений, сумел привлечь всего лишь одного пользователя!

После чего Абызов попросил у премьера 1 млрд рублей, дескать, чтобы наладить работу с гражданами страны. Деньги были выделены, но с тех пор, ни о каких результатах не сообщалось. Между тем, как писал «Интерфакс», содержание правительства обходится бюджету в 3,9 млрд рублей в год — далеко не мелочь, по нынешним кризисным времена!

В начале нынешнего года был и еще один скандал: Абызова заподозрили в том, что он, желая спасти свою компанию «Е4», способствовал девальвации рубля. Такое предположение высказал в «Независимой газете» главный научный сотрудник Института экономики РАН, профессор Никита Кричевский. Он предположил, что на полученные кредиты «Е4» закупила валюту, чтобы сыграть на колебаниях курса, а потом вывела деньги за рубеж.

«Мозговой штаб» правительства Дмитрия Медведева, возглавляемый Абызовым, насчитывает 366 экспертов, среди которых академики, ректоры, предприниматели, общественники, журналисты и даже пианист с дирижером, — пишет Кричевский. — И осенью прошлого года, в период обвального падения рубля, ускорения оттока капитала, потребительской паники и инфляционной гонки, именно он должен был денно и нощно вырабатывать для правительства экстренные стратегические решения, направленные на стабилизацию ситуации в стране.

Должен, но не делал. Возможно, потому, что некоторые его руководители, включая министра Абызова, не знали, что предпринять, а может, и сами были заинтересованы в усугублении макроэкономической депрессии. Если верно любое из предположений, то мы имеем дело с той самой «неорганизованностью и безответственностью», которая в нынешних условиях, по мнению президента Владимира Путина «прямая угроза безопасности России»…

Сейчас правительство занято поисками направлений сокращений бюджетных расходов — кризис диктует необходимость экономии. Так ли нужна нашему кабинету министров бесполезная, как оказывается, функциональная единица — затратное Открытое правительство, с компрометирующим власть в глазах общественности федеральным министром во главе?".

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня