Тусклый блеск «Русской платины»

На элитный курорт деньги нашлись, а на «социалку» — нет

  
755
Тусклый блеск «Русской платины»
Фото: fortevillageresort.com

«Русская платина» отрицает, что обращалась к властям за господдержкой. Но на какие деньги она намерена выполнять обязательства перед Красноярским краем, пока непонятно.

Не успели российские СМИ написать о том, что «Русская платина» обратилась с просьбой о выделении ей государственных гарантий по кредиту на сумму около 220 млрд рублей, как буквально сегодня компания опровергла эти публикации. Как говорится в сообщении компании, «Русская платина» не обращалась к правительству за предоставлением государственных гарантий. Компания не просит дополнительных льгот, финансовых средств и иной помощи у государственных структур". В компании подчеркивают, что она самостоятельно развивает принадлежащие ей активы, используя доступные на рынках и соответствующие действующему российскому законодательству способы и инструменты финансирования. Также в «Русской платине» отмечают, что она «строго выполняет условия лицензионных соглашений и соглашения о социально-экономическом сотрудничестве с Красноярским краем в отношении Черногорского месторождения и южной части Норильска-1».

Стоит напомнить, что в ходе XI Красноярского экономического форума в феврале 2015 года были достигнуты соглашения между «Русской платиной» и региональной администрацией о том, что компания вложит в экономику края 220 млрд рублей. Договоренности с властями предполагали, что «Русская платина» обеспечит реализацию ряда инвестиционных проектов на севере Красноярского края, в том числе запуск горнодобывающего предприятия по добыче и обогащению руд южной части месторождения «Норильск-1». Однако со времени заключения соглашения «Русская платина» сколь-либо значительных успехов пока не продемонстрировала. Возможно, причиной такой низкой активности компании стали длительные споры вокруг «Норильска-1». «Артель старателей «Амур», входящая в группу «Русская платина» Мусы Бажаева, действительно выиграла конкурс Роснедр на разведку и добычу никеля, меди, кобальта и попутных компонентов в южной части этого месторождения. Однако «Норильский никель», одна из крупнейших в мире компаний по производству драгоценных и цветных металлов, итоги конкурса оспорил.

С делом разбирались и Федеральная антимонопольная служба, и Минприроды. ФАС встала на сторону «Русской платины», министерство — на сторону «Норильского никеля». Тема неоднократно обсуждалась различными ведомствами на различных уровнях. Так или иначе, но в июле 2013 года после апелляции месторождение осталось за «Русской платиной». Как считают некоторые источники, интересы «Русской платины» активно лоббировал друг Бажаева — вице-премьер Акрадий Дворкович.

Теперь же источники в правительстве уверяют, что «Русской платине» без господдержки не обойтись. Пикантности ситуации придают другие слухи, а также некоторые факты. По слухам, деньги от продажи 60%-ной доли Мусы Бажаева в НК «Альянс» (Alliance Oil — сделка состоялась осенью 2014 года) якобы были выведены за рубеж. Что касается фактов, то, по данным РБК, братья Муса и Мавлит Бажаевы купили туристический комплекс Forte Village на Сардинии, который, по некоторым оценкам, обошелся им в несколько сотен миллионов долларов.

Казалось бы, при таких вложениях, Бажаеву можно найти деньги на развитие социальной инфраструктуры в Красноярском крае, где нет обещанных новых детских садов и школ, как нет и отчислений в бюджет. Возникает вопрос о социальной ответственности бизнеса «Русская платина». Странно, что деньги на покупки курортов, где может отдыхать политическая элита во главе с Аркадием Дворковичем, нашлись так легко, а денег на социальные проекты и на развитие бизнеса нет. Похоже, тут вполне уместна будет пословица о том, что «не по Сеньке шапка», особенно если учесть, что Черногорское месторождение не разрабатывалось с 2010 года.

В такой ситуации абсолютно понятно, что просьба о господдержке ровно на ту сумму, что была озвучена в соглашении с властями Красноярского края, выглядит мягко говоря не красиво, и скорее всего Бажаев искренне рассчитывает на помощь вице-премьера Дворковича. Как пишет в «Независимой газете» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин, «воспринимать подобные действия можно лишь как пример наглости и безответственности одновременно — ведь такие деятели не просто доводят свой бизнес до последней черты, но еще и уверены, что расплачиваться за их некомпетентность обязан кто-то другой».

Это мнение поддерживают и ряд других экспертов, которые называют ситуацию как минимум странной. «Нельзя говорить со всей уверенностью, — полагает главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский, — что у «Русской платины» нет ни единого шанса заниматься развитием месторождений без господдержки. Но с самого начала, то есть с лета 2013 года было совершенно очевидно, что это месторождение она не потянет. Либо это должен был быть альянс с «Норильским никелем», либо господдержка, либо поддержка какой-то иностранной компании. У «Русской платины» просто банально не было необходимых средств и ресурсов, и технологий для того, чтобы разрабатывать это месторождение. Тем более непонятно, почему ни с того ни с сего правительство выдало лицензию не «Норильскому никелю», что было бы совершенно естественно, а именно «Русской платине».

Кричевский разъясняет, что в условиях, когда западные компании не могут прийти на наш рынок по понятным причинам, «Норильский никель» — тоже по понятным причинам — сотрудничать не готов, у государства возникает дилемма: что делать с этой лицензией? «Обещаний было роздано много, причем публичных: в присутствии вице-премьера Дворковича, губернатора Красноярского края и прочих высоких персон. В то же время мы видим весьма подмоченную репутацию у собственников „Русской платины“, в этой связи совершенно непонятно, что делать с лицензией», — рассуждает эксперт. По его мнению, лицензию нужно отзывать и объявлять новый конкурс. «Если говорить о государственных ресурсах и средствах — тех 220 млрд рублей, которые якобы „Русская платина“ первоначально запрашивала — таких денег у государства сегодня просто нет. Больше того, лицензия выдавалась не просто так, а под определенный бизнес план. И очевидно, что этот план не выполнен. Значит, отзывайте лицензию и перераспределяйте её. Какие еще варианты?» — объясняет Никита Кричевский.

Относительно же заявления «Русской платины», что господдержки она якобы не запрашивала, эксперт считает, что разговор на эту тему все же был, как наверняка были достигнуты какие-то предварительные договорённости, и об этом стало известно общественности. Но после шумихи, которая развернулась в прессе, да и, собственно в тех условиях, в которых находится сегодня российская экономика, выделять 220 млрд рублей людям, которые в прошлом году продали нефтяную компанию и имеют достаточные ресурсы, чтобы не просить денег у государства, было бы верхом безрассудства. Общество этого просто не поймет. Так что, заключает профессор, дыма без огня не бывает. «Русской платине», вероятно, просто посоветовали включить заднюю скорость и отмотать ситуацию в обратную сторону.

О нелогичности ситуации в целом рассуждает и руководитель аналитического департамента QB finance Дмитрий Кипа: «Нынешнее заявление „Русской платины“ выглядит более чем странно. За месторождение она конкурировала с „Норникелем“ и добивалась получения лицензии на его разработку в условиях не самых простых. Также ранее компания анонсировала, что подала заявку на выделение государством госгарантий в размере 220 млрд руб. Надо сказать, что такая информация в СМИ может поступить только от самой компании, так как обычно источники подвергаются жесткой проверке. Заявлять сейчас о том, что такого факта не было более чем не логично со стороны стратегического маркетинга».

У «Русской платины» явно проблемы с реализацией стратегии, считает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. «Учитывая, что компания является дисциплинированным налогоплательщиком и строго исполняет лицензионные предписания, у нее не должно было возникнуть никаких проблем с норильскими властями. Вариантов два: либо она претендует на земли, не имеющие отношения к проекту, либо местные власти попросту препятствуют реализации перспективной разработки. За два года можно было найти доступ к финансам или привлечь дружественного инвестора, — полагает эксперт. — Зачем тянуть время с разработкой месторождения, неясно: цены на платину растут, и владельцы бизнеса не могут этого не замечать».

Эксперты едины во мнении, что при объективном подходе компания уже давно должна была вести разработку месторождения, а анализ реальной ситуации говорит о том, что до сих пор еще ничего не сделано. И в ближайшее время вряд ли будет.

«Скорее всего, у компании недостаточно средств для реализации проекта, также это может быть связано с введением санкций — допустим, планировалось привлечение иностранных инвесторов», — резюмирует ситуацию Дмитрий Кипа, руководитель аналитического департамента QB finance.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня