18+
суббота, 21 октября
Экономика

Россию доконают спекулянты нефтяными фьючерсами

Нас накроет вторая волна кризиса, едва цены на нефть обвалятся до 50 долларов за баррель

  
34

Нынешней осенью обычные для России «демисезонные» разговоры об экономических проблемах могут стать суровой реальностью. Финансовый мир живет ожиданиями второй волны банковского кризиса. Глава Deutsche Bank Йозеф Аккерман прямо заявлял, что мировая экономика стоит перед второй волной кризиса, связанной с массовым невозвратом кредитов со стороны потребителей и предприятий. Накроет эта волна и Россию.

Согласно ожиданиям ЦБ, у 11 банков из топ-50 могут возникнуть проблемы с достаточностью капитала, то есть норматив достаточности капитала упадет ниже минимально допустимого уровня. Проблема в том, что финансовая система страны была слишком спекулятивной, и сейчас все силы тратятся на то, чтобы ее поменять. Эксперты считают, что государству очень невыгодно допускать повторение ситуации годовой давности, потому что средства на спасение экономики уже на исходе.

Удастся ли предотвратить разрушительные последствия второй волны, и какими могут быть эти последствия для россиян? Чтобы найти ответы на эти вопросы, редакция «Свободной прессы» провела в минувший понедельник, 24 августа, «круглый стол» на тему «Грозит ли России вторая волна банковского кризиса и каковыми могут быть ее социально-экономические последствия?» Публикуем мнения участников этого «круглого стола», среди которых были известные экономисты, политики, эксперты и профсоюзные лидеры.

Вторая волна: быть или не быть

«СП»: — Мы начинаем наш разговор с Павла Медведева, члена Комитета ГД по финансовому рынку. Павел Алексеевич, сейчас вроде мировая экономика пошла на подъем, Барак Обама заявил, что «дно» кризиса пройдено. А нас пугают второй волной кризиса. Может, это пустые страхи, будет ли она, эта волна?

Павел МЕДВЕДЕВ: — Будет ли вторая волна кризиса — не знаю. Можно только попытаться проанализировать сегодняшние тенденции. Тенденции не так уж и плохи, хотя и не блестящи. Мы знаем, что в последние дни — как минимум — растет стоимость нефти. Это для нас, к сожалению — «положительный» момент. Потому что российская экономика сидит на нефти, это плохо. Но вот цены сейчас в нашу пользу.

Очень возможно, что этот уровень цен на нефть сохранится в среднесрочной перспективе. Приближается зима. Если в северном полушарии зима будет холодной, вероятно, что нынешний уровень цен на нефть, очень для нас терпимый — 70 долларов за баррель — сохранится. Тогда наша экономика пройдет зиму более-менее хорошо, и второй волны, скорее всего, не будет.

«СП»: — Послушаем финансового аналитика. Олег, что вы думаете?

Олег ГЛАДУНОВ, финансовый аналитик: — Вторая волна кризиса возможна. Но то, что она будет обязательна — совсем не факт. На днях опубликовали неофициальные цифры о просрочке по банковским кредитам со ссылкой на источник в Банке России. Вроде бы сейчас проблемные долги составляют около 10% от суммы всех выданных кредитов. Эти суммы составляют порядка 20 трлн рублей.

Судя по официальной статистике Банка России середины лета (свежее нет), сумма потребительских кредитов перевалила за 5 трлн. Остальное — кредиты предприятиям, плюс совокупное кредитование на межбанке, порядка 3−4 трлн. В целом, самые проблемные — даже не кредиты гражданам, а кредиты предприятиям. Потому что там и суммы крупнее, и проблемы гораздо серьезнее.

Какая сейчас дыра в банковской системе, каков объем просроченных кредитов? Эксперты его оценивают — косвенно, цифр по полугодию еще нет — в 2 трлн рублей, и 3 трлн под них резервов уже заложено. Всего, считается, что объем просроченной задолженности будет порядка 12% от общего объема выданных кредитов на конец года. Это некритичная величина для банковской системы, для того, чтобы начались массовые банкротства банков.

«СП»: — Вижу, Андрей Бунич не согласен со столь оптимистичными оценками. Вы считаете, второй волны не избежать?

Андрей БУНИЧ, президент Союза предпринимателей и арендаторов России: — Я считаю, нынешний подъем экономки дутый. Это созданное искусственно временное облегчение. Оно дает возможность людям, приближенным к Уолл-Стриту, Белому дому и вообще к мировому истеблишменту, обделать свои дела. Сбросить активы, задурить другим головы. То есть провести перераспределение, пока все думают, что произошло некоторое облегчение. Во многом это связано с личными амбициями главы Федеральной резервной системы (ФРС) США Бена Бернанке, которому предстоит процедура переназначения. Он искусственно раздувал рынок, чтобы показать: вот, при мне США начали выходить из кризиса.

На днях стало известно, что Обама решил оставить Бернанке в должности главы ФРС еще на один срок. По моему мнению, это ускорит коррекцию. Высшая точка нынешнего американского пузыря будет пройдена быстрее. Возможно, коррекционный процесс начнется уже в конце августа — начале сентября. Нынешний пик Доу-Джонса — 10000 пунктов — думаю, потолочный. Во всяком случае, назначение Бернанке ускоряет процесс. Он будет потихоньку сдувать этот пузырь — это ясно.

«СП»: — На нас скажется, что американцы будут сдувать пузырь?

Андрей БУНИЧ: — Ну, конечно! Наш-то пузырь производный. Как только они начнут сдувать свой, все параметры российские последуют за Америкой. Мистер Кудрин так выстроил свою политику. Он слишком влез в обязательства с международными финансовыми структурами, с инвестиционными банками американскими.

«СП»: — Нефть тоже будет сейчас дешеветь?

Андрей БУНИЧ: — Да. Цена нефти завышена. Она дойдет до какого-то пика, дальше развернется вниз — природа всех пузырей одинакова. Сейчас в мире нефти очень много, нефтью заполнен весь танкерный флот. И добыча растет. Непонятно, кому собираются эту нефть продавать. Потребление сократилось — и в США, и в Китае. Нет даже прогноза об увеличении потребления нефтепродуктов.

«СП»: — А как видится кризис людям, работающим на производстве? Спросим об этом у нашего гостя из Питера, профорга русского «Форда» — совместного российско-американского сборочного автомобилей «Форд» — Алексея Этманова. Как на вашем предприятии сказался мировой финансовый кризис, Алексей?

Алексей ЭТМАНОВ: — Да, в общем-то, как и ожидалось, ничего хорошего он с собой не принес. Производство дважды приостанавливалось. Под видом, правда, «дополнительных отпусков рабочим». Мол, устали, отдохните, дорогие — примерно так ведут себя с нами руководители «Форда». Это сразу же сказалось на зарплате, которая у нас и без того не слишком высокая.

«СП»: — Разве? По сравнению с тем, сколько получают ваши коллеги на других российских автопредприятиях, вы, можно сказать, богачи! Насколько я помню, в среднем по заводу заработная плата составляет у нас 17−20 тысяч рублей, а где-то доходит и до 25 000.

Алексей ЭТМАНОВ: — Мы сравниваем не с российскими, а с европейскими и американскими заводами того же «Форда». Я бывал на некоторых из них, изучал работу профсоюзов, смотрел, в каких условиях работают там люди, сколько и за что получают. На порядок больше, чем мы во Всеволожске! А у нас ещё и условия производства, техника безопасности не самые лучшие среди предприятий «Форда». Так вот наша зарплата за последние полгода упала на 25 процентов — главным образом из-за простоев и вынужденных отпусков.

«СП»: — Выслушаем нашего общественного эксперта — секретаря ЦК КПРФ Леонида Калашникова. Прошу, Леонид Иванович!

Леонид КАЛАШНИКОВ: — Сегодня власть пытается создать иллюзию выхода страны из экономического кризиса. Давайте посмотрим, на чем основан этот официальный оптимизм. По сути всего на трех фактах: росте цен на нефть, подъеме фондового рынка и некотором укреплении рубля после зимней девальвации. Однако, вопреки мнению придворных аналитиков, мы, коммунисты, уверенно говорим: второй, еще более жестокий удар кризиса по российской экономике, к сожалению, неизбежен. Ведь эти вроде бы обнадеживающие признаки относятся в основном к сфере финансов. А вот в реальном секторе экономики пока радоваться особо нечему.

Безработица за год выросла на 44%. Большинство предприятий провели масштабные сокращения, а оставшимся работникам урезали зарплаты до голодного пайка. Ситуация на «АвтоВАЗе», где я много лет работал, намного хуже, чем на Всеволожском «Форде». Там второй раз за год останавливается конвейер, рабочие получают гроши, а с осени будут получать и вовсе меньше прожиточного минимума — 3−5 тысяч. Ходит упорный слух о готовящемся увольнении 27 тысяч человек.

Хотя летние месяцы принесли небольшой рост промышленного производства — после продолжительного спада, итоги полугодия выглядят удручающе. В январе-июле 2009 года промышленность «просела» на 14,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Особенно сильно пострадали обрабатывающие отрасли: они потеряли 20,3% прошлогоднего объема производства. На 19% стал «худее» строительный сектор. И даже газодобыча — сработала на 20% хуже, чем в прошлом году.

Очевидно, что и сферу финансов ждет новый удар кризиса. И всю его «механику» нетрудно представить. Спад промышленного производства вызовет вал неплатежей. Разоряющиеся предприятия не смогут расплачиваться с банками по кредитам. Снижение реальных доходов населения вызывает неизбежное падение потребительского спроса, что ведет к дальнейшему падению производства. Неплатежи породят новый виток банковского кризиса, который по масштабам может даже превзойти события осени прошлого года. Одновременно рухнет и фондовый рынок.

Шерше ля Чубайс

«СП»: — Поговорим о возможных причинах второй волны. Олег, какие факторы могут ее спровоцировать?

Олег ГЛАДУНОВ: — Обвал российского фондового рынка. Дело в том, что этот рынок — спекулятивный. Не будь он спекулятивным, он никогда бы не смог вырасти на 40% в июне, когда экономика упала на 17%. Все же фондовый рынок — это акции предприятий, и рост их котировок должен зависеть, в идеале, от прибыли на акцию.

Сейчас наш фондовый рынок держится на отметке примерно 1000 пунктов, из них спекулятивная составляющая, по разным оценкам, от 400 до 500 пунктов.

Спекулянты это западные, и в любой момент они могут выйти. Так уже было в прошлом году, когда начался массовый выход с рынка, и сразу спровоцировал его обвал. Спекулянты эти, по косвенным признаком — американские банки, которые играют на нашем рынке, потому что он растет. Им дали кредиты в рамках государственной поддержки экономики, которые им надо отработать.

Между тем в Америке в сентябре начинается финансовый год, и тамошним банкам надо показать хороший баланс. Баланс — это такой моментальный срез состояние счетов, обычно на последний день месяца. К этому времени, скорее всего, американцы выведут свои активы из России, чтобы зафиксировать нормальную прибыль и показать в балансе хорошие цифры для инвесторов.

Когда они будут выводить активы, они с рублями пойдут на валютный рынок, начнут покупать доллары. И будет, как в прошлом году — доллар начнет расти, а рубль сыпаться. И вот тут все зависит от действий Центробанка. В принципе, золотовалютные резервы на сегодня у нас порядка 400 млрд долларов, из них чисто центробанковских оперативных резервов около 300 млрд. В общем-то этого вполне хватит, чтобы удержать валютный рынок, он у нас не такой большой.

«СП»: — Масла в огонь, наверное, подольет и проблема «плохих» долгов. Так или нет, Павел Алексеевич?

Павел МЕДВЕДЕВ: — Да, с «плохими» долгами дело плохо — это правда. Но не катастрофично. Те меры, которые пытается принять правительство и Центробанк мне кажутся вполне адекватными. Не то, что они разрешают проблему «плохих» долгов — они позволяют банкам противопоставить «плохим» долгам увеличение капитала. И это, кажется, единственно возможный путь для России, потому что бороться с «плохими» долгами отдельно, как это пытаются делать отдельные страны — создавать банки таких долгов — было бы очень рискованно и опасно, с точки зрения коррупции. Я не думаю, что переходный процесс передачи долгов этому самому банку — если бы мы решили поступить так — прошел безболезненно. А вот спокойная, плавная борьба с «плохим» долгом за счет увеличения капиталов вроде бы идет неплохо.

«СП»: — Вижу, КПРФ против. Вы возражаете против такой трактовки событий, Леонид Ивановч?

Леонид КАЛАШНИКОВ: — Наши власти любят говорить, что кризис, мол, зародился на Западе. Только отчего-то Запад переносит его куда легче. Так, падение ВВП у нас во втором квартале 2009 по отношению к аналогичному периоду 2008 самое значительное — 10,9%, тогда как экономика США потеряла 3,9%, Франции — 2,6%, Бразилии — всего 1,6%, а экономики Индии и Китая вообще выросли — на 4,1% и 7,1% соответственно. Зато по росту цен мы впереди планеты всей: у нас индекс потребительских цен за год вырос на 12%, а вот в большинстве западных стран цены падали — что естественно во время кризисного падения спроса. Почему у нас не так? Многие отрасли российского рынка глубоко монополизированы, и российские монополии не стесняются наживаться на нищающем населении даже в это тяжелое для простых людей время. А как же власть? Она у нас борется с ценовыми сговорами крупной буржуазии только на словах.

Столь наглых капиталистов и столь достойной их буржуазной власти, кроме как в России, нет, пожалуй, нигде в мире!

«СП»: — А вы как оцениваете финансовую политику, Андрей Павлович?

Андрей БУНИЧ: — Все страны сейчас набрали в долг денег, кредитный рынок будет и дальше сужаться. Деньги будут стоить дороже. А тут Россия с протянутой рукой.

Кудрин ведь собирается жить в долг с 2010 года. Я, честно говоря, не совсем уверен, на каких условиях он собирается брать деньги и финансировать российский дефицит бюджета. План у него один: закончились деньги — начали занимать. Когда он начнет занимать — для простоты — это и будет момент, когда деньги закончатся.

Объявят, что деньги у России закончились, позже. Кудрин будет долго делать вид, что мы занимаем просто так. Государтсенный долг России (внешний и внутренний) и сегодня не так уж мал, но к концу года, думаю, он превысит размер резервных фондов. Этот долг будет нарастать. Даже по оптимистичным расчетам Кудрина на 2012 год он тянет на 8 трлн рублей. А в фонде национального благосостояние на этот момент останется порядка 500 млрд рублей. Как можно тогда говорить, что он вообще остался?!

«СП»: —  Обычным людям от этого будет хуже?

Андрей БУНИЧ: — Конечно, хуже. Как только мы начнем жить в долг, решать, платить людям пенсию и зарплату будет уже не Владимир Владимирович Путин, а, допустим, инвестиционный банк «Голден Сакс», или «Бэнк оф Америка», или МВФ, как было в 1990-е годы. Там будут решать, стоит давать на пенсии деньги, или нет. А они скажут — не стоит. Кроме того, они скажут, что не стоит тратится на возведение плотин гидростанций, к примеру. А зачем это все, скажут они? Мы не знаем возвратности, то-се. Займы ведь всегда сопровождаются какими-то условиями, никто просто так деньги не будет давать.

Понятно, сейчас на социальные расходы мы тратим свои деньги. А с 2010 года эти суммы будут входить в общедолговые переговоры. Потом, нам ведь надо платить корпоративную задолженность. Вот государство одной рукой заплатит корпоративные долги, а другой займет на себя, на государство. Bот и будут переливать из пустого в порожнее. Какие уж тут социальные выплаты!

Поэтому для людей будет точно хуже. Пока никто не понимает, что будет серьезно хуже, потому что фокусы с раздачей денег точно придется прекратить. Тут же появятся всякие Чубайсы, либерально настроенные деятели, которые по всем программам ТВ будут доказывать, что надо сократить социальные расходы. И западные банки тоже будут говорить: надо сократить дефицит, убрать расходы, и т. д.

Гром грянет — Кудрин перекрестится

«СП»: — Как видим, пока прогнозы наших экспертов по поводу второй волны расходятся. Может быть, они сойдутся в прогнозе ее начала? Андрей Павлович, когда грянет вторая волна?

Андрей БУНИЧ: — Я считаю, вторая волна кризиса идет уже сейчас. Подспудно идут процессы развала реального сектора промышленности. Накопления в банках на балансах неликвидов — гниение балансов. Это все происходит именно сейчас. Если цена на нефть шмякнется, допустим, осенью, резко — вторая волна будет немедленно. Для этого достаточно падения цены на нефть 15−20 долларов — с 70 за баррель до 50 долларов.

Обратите внимание: при нынешней цене 70 долларов за баррель наше правительство еле-еле вышло на нулевые показатели по ВВП. А в бюджете заложена цена 41 доллар за баррель. Как же, спрашивается, получается: при 70 долларах вы умудряетесь иметь тот же дефицит бюджета, что и при планируемых 41 долларе?!

Это показывает, что для роста правительству нужна цена уже не 70 долларов за баррель, а — не знаю -170. 70 долларов дают еле-еле поддерживать штанишки — без всяких инвестиций, с уже подрезанными социальными расходами, с урезанными бюджетниками. Вот что такое 70 долларов. 50 — это вообще каюк. А это вполне реальный вариант.

Нефть может упасть до 50 долларов в любой момент, как только группа спекулянтов нефтяными фьючерсами решит, что пора завязывать вечеринку. Они же как делают? Сейчас одним из главных спекулянтов на рынке нефтяных фьючерсов является «Морган Стэнли». Но они теперь не просто спекулянты, они еще и торговцы. Они купили танкерный флот — фактически огромные плавучие нефтехранилища. Поэтому они могут манипулировать запасами, договариваться, подтасовывать данные. Сначала они продают свою нефть задорого, потом, когда продали свою нефть, обваливают рынок, и опять начинают заполнять свои танкеры нефтью, купленной уже по дешевке. Накачали — опять пора подымать. «Морган Стэнли», думаю, получают на этом 100% прибыли, а то и больше. При такой системе неизвестно, когда они там решат, что пора заполнять танкеры дешевой нефтью.

Но у нас тут же министр финансов Кудрин объявит, что падение нефтяного рынка — не наша вина, и тут же спишет на это все свои провалы. Тогда никто не станет спрашивать, почему у нас реальный сектор развален? Почему банковские балансы гнили и раньше, почему кредитования не было и нет? Деловая активность на нуле почему?

Кудрин знает это. Он — наиболее опытный человек из всех в России в экономике, он приближен к центру принятия решений в мире. Он понимает, что коррекция будет, и все можно будет сразу объяснить. Мол, мы хотели, вот-вот должны были праздновать выход из кризиса — не получилось. Но это не наша вина, мы делаем все как надо.

Ведь то, что происходит сейчас в реальном секторе, никак не связано с финансовым кризисом. Была возможность поддержать реальную экономику, сделать так, чтобы она работала. Но на этом, мы видим, поставлен крест. Кудрин выбрал путь финансовых спекуляций, и нам придется еще это расхлебывать.

«СП»: — Вы, Алексей, тоже думаете, что вторая волна вот-вот начнется?

Алексей ЭТМАНОВ: — Вообще все эти волны, как и сам кризис, рождаются, на мой взгляд, в больном воображении власть имущих. Тут больше надуманного, чем действительного. Машины как покупались, так и покупаются. Я не заметил, чтобы их у нас на дорогах стало меньше. Значит, и производить их надо, так? Почему же тогда падает зарплата, останавливается производство? Может, просто не можем грамотно организовать дело? Что точно изменилось, так это давление со стороны руководства завода на профком, и, стало быть, на рабочих. Оно стало ощутимей. Администрация пытается обойти какие-то наши общие договоренности. Мы этого без внимания не оставляем. И со своей стороны предпринимаем адекватные меры.

«СП»: — Послушаем законодателей. Какой прогноз у вас, Павел Алексеевич?

Павел МЕДВЕДЕВ: — Про кризис, скорее, можно говорить в тех отраслях экономики, которые не являются непосредственно газовыми, нефтяными, металлическими. Да, здесь дело не очень хорошо обстоит, но тоже не катастрофично. И тоже, когда правительство упрекают в том, что ничего не сделано — это неправда. Капиталовложения росли еще полтора года назад довольно заметно — быстрее, чем росла экономика. Как раз некоторые надежды на то, что правильные тенденции сложились, но пресеклись кризисом, и после кризиса восстановятся — тоже есть.

Поэтому я — умеренный оптимист. Надеюсь, ничего страшного не произойдет, более того, скорее всего, будет медленное восстановление экономики.

«СП»: — Олег, вы, судя по всему, тоже умеренный оптимист. Вам тоже кажется, что начало второй волны еще далеко?

Олег ГЛАДУНОВ: — ЦБ сейчас принимает достаточно эффективные меры по поддержке банковской системы. Он с начала года влил в нее более триллиона рублей, в итоге ни один крупный банк за это время не обвалился. Не было массовых дефолтов, хотя в прошлом году, осенью, ситуация была намного сложнее: рубль шел вниз, а просрочка росла. Сейчас просрочка растет очень медленно, и в этом есть заслуга ЦБ.

У правительства и ЦБ есть планы и по дальнейшему вливанию денег в банковскую систему, под это зарезервированы и средства в бюджете. Поэтому я думаю, что даже если будет вторая волна, если ее спровоцируют движения на фондовом или валютном рынках, ЦБ сможет все же эту ситуацию удержать.

Дно кризиса пройдено. До роста экономики, возможно, еще далеко, но падать она больше не будет. Это уже огромный плюс: предприятия начнут как-то подниматься, выплачивать долги банкам. Но есть проблема. Сейчас эти долги реструктуризуют, обычно сроком на год. Но чрез год придется платить больше, причем значительно больше. Но вопрос в том, что если за год экономика не восстановится, предприятия не смогут рассчитаться. Пока прогнозы на следующий год расплывчатые и осторожные, подъема в российской экономике никто не обещает. А это значит, что волна кризиса «плохих» долгов будет не нынешней осенью, а следующим летом.

«СП»: — Предоставим заключительное слово оппозиции. Подводите черту, Леонид Иванович!

Леонид КАЛАШНИКОВ: — Какие же реальные антикризисные меры предприняла наша власть? Раздает накопленные за тучные годы деньги банкам. 6 триллионов рублей выделено на поддержку банковской сферы только в течение осени прошлого года! Эта цифра равна всей доходной части бюджета страны в нынешнем году. Из гигантской суммы господдержки в реальный сектор просочились только крохи. Куда же делось всё остальное? Прежде всего, пошло на покупку банками иностранной валюты, что и стало главным фактором падения рубля.

Но прошлогодняя раздача государственных денег банкам — явно не последняя. Еще в декабре прошлого года было заявлено, что на поддержку финансовой системы в 2009 году правительство и Центробанк зарезервировали 9 триллионов рублей! Это в 1,5 раза больше всей доходной части бюджета! Практически — это остатки наших резервов. Предсказать их судьбу несложно: скорее всего, они будут так же, как и в прошлом году, переведены в валюту и выведены на Запад.

Если ничего не изменить, то новый удар кризиса неизбежен: закрытие предприятий, рост безработицы, урезание и невыплаты зарплат. Настоящее выздоровление начнется только тогда, когда правительство перестанет руководствоваться бредовыми монетаристскими концепциями минфина и начнет спасать реальный сектор и повышать платежеспособный спрос.

«СП»: — Попробуем подвести итоги. Скорее всего, катастрофы в ближайшее время не случится. Однако чтобы удержаться на плаву, России, действительно, придется по уши залезть во внешний займы. При таком раскладе говорить о каких-то стабильных социальных выплатах не приходится — правительству придется и дальше урезать «социалку». Когда оно переборщит в этом деле, это и будет второй волной кризиса.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня