Цена махинаций

Владельцы «Трансаэро» годами переписывали отчетность ради новых кредитов

  
1416
Цена махинаций
Фото: Марина Лысцева/ ТАСС

Депутату Госдумы Дмитрию Ушакову удалось выяснить истинные причины проблем, стоивших бизнеса авиакомпании «Трансаэро». Перевозчик шел к своему краху осознанно и не один год, следует из обнародованной им информации. Менеджмент компании на протяжении нескольких лет намеренно манипулировал своей отчетностью при получении кредитов и госгарантий, чем вводил банки и надзорные органы в заблуждение.

После того, как депутату Ушакову стали известны примеры махинаций из финансовой практики авиаторов, он направил запрос на имя председателя СКР Александра Бастрыкина, где призвал дать правовую оценку действиям авиакомпании, пишут «Известия». По мнению Ушакова, речь может идти о сговоре руководства перевозчика с банками-кредиторами для получения необеспеченных займов и преднамеренного доведения компании до банкротства.

«На основании изложенного прошу Вас, уважаемый Александр Иванович, проверить изложенные в настоящем депутатском запросе факты и дать правовую оценку… действиям менеджмента ОАО «АК «Трансаэро» на наличие признаков мошенничества либо намеренного введения в заблуждение менеджментом ОАО «АК «Трансаэро» кредиторов и надзорных органов (Росавиация, Минтранс и др.), возможном сговоре между ОАО «АК «Трансаэро» и банками-кредиторами на получение необеспеченных кредитов, либо о преднамеренном доведении до банкротства ОАО «АК «Трансаэро», — пишет Дмитрий Ушаков.

По мнению депутата, финансовые проблемы у авиакомпании возникли гораздо раньше, чем в 2015 году. Выводы Ушакова основаны на изучении отчетности компании за 2011−2014 годы. Депутат выделил три ключевых момента, которые могут указывать на мошенничество компании. Первый — это постоянная переоценка бренда компании на протяжении четырех лет, с помощью которой скрывались масштабные убытки и дефицит собственного капитала. Второй — нарушение правил бухгалтерского учета, третий — пересчет финансовых показателей за предыдущие отчетные периоды вразрез с правилами МСФО (международные стандарты финотчетности) таким образом, чтобы они играли на руку авиакомпании.

Так, с 2010 по 2014 годы цена бренда «Трансаэро» выросла более чем в 94 раза, с 650 млн рублей до 61,3 млрд рублей, что стало абсолютным рекордом среди российских компаний.

Первоначально «Трансаэро» осуществил дооценку рыночной стоимости товарных знаков по состоянию на 01.01.2011 года на сумму 1,65 млрд рублей (стоимость собственного бренда). Аудитор ООО «РСМ Русь» в заключении по бухгалтерской отчетности за 2013 год указывает, что не получил достаточных аудиторских доказательств того, что указанная стоимость определялась по текущей рыночной стоимости … То есть аудитор признает, что не может проверить обоснованность данной переоценки товарного знака «Трансаэро», а переоценка не соответствует требованиям действующего законодательства" - заявил в своем запросе Ушаков.

В 2014 году стоимость нематериальных активов возросла еще больше — с 2,1 млрд до 61,3 млрд рублей. В аудиторском заключении к отчетности «РСМ Русь» опять отмечает, что аудитор «не получил достаточных аудиторских доказательств того, что указанная выше стоимость соответствует принципам определения справедливой стоимости нематериальных активов». Такое форсированное повышение стоимости бренда, следует из депутатского запроса, может являться способом замаскировать убытки, а сама переоценка не соответствует требованиям действующего законодательства.

«Совокупный финансовый результат периода (за 2014 год) вместо 44,65 млрд рублей, без переоценки стоимости брэнда «Трансаэро», составил бы 44,65−59,14 = -14,49 млрд рублей, то есть убыток в сумме 14,49 млрд рублей, — отмечает депутат. —  Собственный капитал, по данным консолидированной отчетности «Трансаэро», в 2013 году достиг отрицательного значения 19,74 млрд руб. Добавив к нему убыток за 2014 г., должен образоваться дефицит собственного капитала свыше 33 млрд рублей. Но после дооценки стоимости товарных знаков и синхронном увеличении статьи «резерв переоценки» собственный капитал ОАО «АК «Трансаэро» составил не минус 33 млрд рублей, а плюс 33 млрд рублей».

Отраслевые эксперты не сомневаются в объективности аудиторского заключения, однако отмечают, что крупнейшие аудиторские компании обычно относятся к своим клиентам более строго и при обращении к ним у «Трансаэро» могли бы возникнуть проблемы с прохождением аудита.

«Аудитор высказал оговорки, они в принципе с похожим содержанием высказывались из года в год. Заключения „РСМ Русь“ достаточно логичны. Но ни один аудитор из „большой четверки“ (PWC, Deloitte, KPMG, E&Y) эту отчетность достоверной не признал бы» — уверен заместитель гендиректора ИК «Регион» Анатолий Ходоровский.

Корни проблемы авиаперевозчика для специалистов очевидны. «Если депутат прав, то за это, очевидно, должны отвечать генеральный директор и главный бухгалтер, других вариантов нет. Но это еще нужно доказать. Нужно смотреть на отчетность компании и действия руководства. В принципе, тот факт, что руководство компании знало о критической ситуации и при этом продавало билеты вперед на как можно большие суммы, тоже говорит сам за себя. Это, по меньшей мере, если не преступление, то однозначно неэтичное поведение — считает директор Центра политического анализа, Павел Данилин. - В банках не так просто получить кредит, но можно же показать отчетность с хорошей стороны, а все плохие стороны — убрать. Можно показать, что парк у „Трансаэро“ громадный, что в лизинг еще заказано много самолетов. Надо сказать, что в 2014 году они заказали несколько десятков самолетов „Боинг“ и „Эйрбас“. Причем делали это, понимая, что нет рейсов, на которых они бы летали, и нет денег, чтобы за эти самолеты заплатить. Это было вполне очевидно. В отчетности же эти самолеты создавали дополнительное преимущество „Трансаэро“… Здесь вина исключительно руководства компании, если она будет доказана».

По мнению Ушакова, произвольная дооценка стоимости брэнда «Трансаэро» может свидетельствовать либо о подлоге и недостоверности бухгалтерской отчетности, либо о попытке менеджмента компании скрыть убытки, фиксирующиеся второй финансовый год подряд. Однако описанные выше меры позволили «Трансаэро» привлекать кредиты и выпускать ценные бумаги, увеличивая собственный капитал.

Внимание депутата привлекло и то, что авиакомпания, по сути, нарушала требования закона к формированию финотчетности. По российским стандартам бухучета, например, все валютные статьи в отчетности необходимо переводить в рубли по курсу на конец отчетного периода. Но «Трансаэро» переводила валюту в рубли по курсу на дату валютной операции. Таким образом, играя на разных курсовых значениях, перевозчик отразил объем рублевых потерь почти в два раза меньше, чем должен был. Игнорирование общепринятых требований привело «Трансаэро» к сокрытию своих убытков и искажению отчетности, из-за чего ее инвесторы и кредиторы были недостоверно информированы о финансовом положении.

При этом «Трансаэро» не раз задним числом меняла отчетность, делая корректировки, «в результате которых существенно изменились размеры отдельных активов и пассивов, а также существенно изменился финансовый результат». Так, в отчетности за 2013 год основные средства компании за год составляли более 13 млрд рублей, в отчетности за 2014 год этот же показатель предыдущего периода пересчитан в меньшую сторону — до 8 млрд рублей. Аналогичная ситуация возникла и с «непокрытым убытком» за 2013-й год: он вырос с течение времени с 266 млн рублей до 32 млрд рублей. Некоторые корректировки сделаны через два года: непокрытый убыток 2012 года в 2014 году оказался выше на 15 млрд рублей.

По мнению юристов, такие манипуляции — один из способов сбалансировать «активы» и «пассивы» в бухгалтерском балансе. «В отчетности за I полугодие 2015 года дыра в балансе еще больше увеличилась, поэтому авиакомпании пришлось в нематериальные активы добавить еще и программное обеспечение за 7 млрд рублей. Это противоречит правилам бухгалтерского учета (если речь не идет об уникальном софте, что вполне возможно), но „Трансаэро“ это не смутило» — говорит авиаэксперт Андрей Крамаренко.

По мнению аналитиков, в запросе Ушакова правильно проанализирована финансовая ситуация «Трансаэро», однако доказать возможные махинации и умысел будет нелегко.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня