«Черный список» банков ждет пополнение

Как регулятор и правоохранители борются с серыми схемами, по которым деньги утекают из России

  
10684
«Черный список» банков ждет пополнение
Фото: Сергей Бобылев/ ТАСС

Центральный банк продолжает кампанию по отзыву лицензий средних и малых банков. Достаточно просмотреть хронику последних двух недель. С 23 ноября «красную карточку» получили «Максимум», «Нота-Банк», «Связной Банк», «Ипозембанк», «Балтика», «Еврокредит», «ФДБ». Практически все эти банки лишились лицензии «в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, и применением мер, предусмотренных Федеральным законом «O Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». В списке есть и организации, получившие более жесткое обвинение — неоднократное нарушение требований федерального закона «O противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». За такие фокусы, в частности, 24 ноября лишился лицензии «Самарский ипотечно-земельный банк».

«Свободная пресса» решила выяснить, с чем связана подобная активность регулятора, и какие кредитные учреждения оказались теперь в группе риска.

Тут есть целый комплекс причин, и первая из них это, конечно же, финансовый кризис, проявляющийся в первую очередь в падениях доходов населения. По опросу Национального агентства финансовых исследований, уже через три месяца большинство опрошенных окажутся без денег. Низкий горизонт планирования свойственен нашему населению. Несомненно, такие классические факторы, как рост безработицы и инфляция также влияют на общее положение дел. Реальные доходы населения уменьшились на 4,3% в годовом выражении. Стоит также упомянуть о корпоративных дефолтах, число которых будет только расти. В 2015 году банковский сектор потерпит убытки, и в последующем году ситуация вряд ли изменится.

Эксперты выделяют ряд факторов, которые угрожают стабильности банковского сектора. «Первое — это отсутствие адекватного фондирования. ЦБ не может быть банком развития для всех коммерческих банков. Плюс реальное сокращение доходов населения, десять процентов в этом году. В связи с этим у нас растет невозврат по системе», — говорит директор банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков.

«Тут целый ряд факторов, — соглашается профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС Юрий Юденков. — Технологический, технический кризисы, санкции, смена парадигмы регулятора с поддержки курса рубля на таргетирование инфляции обусловили сложную ситуацию у ряда банков. У них не было ресурсов наращивать капитал. Ужесточаются нормативы. Банки не справляются с современными требованиями, которые выдвигает рынок, надо честно признаться».

Действительно, если говорить о самих банках, то здесь тоже кроются свои риски, которые могут привести к негативным последствиям — дефицит ликвидности, долгосрочного фондирования, низкая капитализация. Прибыль банковского сектора уменьшилась в целых пять раз по сравнению с 2014 годом, зато число убыточных банков только растет.

Отдельную роль в проблемах сектора сыграли западные санкции. «На западе ставки очень низкие, и поэтому наши банки в жирные годы брали под 3−4 процента годовых кредиты, и бизнес был для них чудесный — берешь под 3 процента годовых, а в России размещаешь под 20 процентов. Посчитайте маржу. Больше ничего можно было не делать в принципе. Сейчас эти жирные годы ушли, банкам надо напрягаться, как и любому бизнесмену, чтобы получать прибыль. Не все банки умеют это делать», — поясняет доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГC Василий Якимкин.

Все эти причины, впрочем, не оправдывают действий тех банков, которые участвовали в теневых операциях. К их числу относятся, например, вывод денег в серый сектор и за рубеж, а также банальная «обналичка», отмывание нелегальных доходов. Существуют классические схемы, когда фирма-однодневка переводит деньги с расчетного счета на лицевой счет человека, на которого предварительно была заведена банковская карта. Несколько людей и счетов, и все снимают деньги в банкоматах. В итоге происходит инкассация — обналиченные средства передаются заказчикам. В интервью журналу Forbes Павел Сычев, заместитель начальника управления Следственного департамента МВД, заявил, что «…"обнальщики» занимаются незаконным кассовым обслуживанием, ведут расчетные счета юридических лиц, проводят инкассацию. Этот перечень операций описан в законе «О банках и банковской деятельности». Если государство лицензию не выдавало, такая деятельность незаконна".

Незаконное обналичивание является одной из системных причин, по которым ЦБ отзывает лицензии. С этой практикой в последнее время активно борются и правоохранительные органы. Так в ноябре оперативники еле проникли в солидно укрепленные помещения московских «обнальщиков». По версии оперативников, предполагаемыми организаторами этой группы являлись 44-летняя Елена Орешина и 38-летний Владимир Песков. Как пишет «Коммерсантъ», счета фирм, которые использовались в незаконных операциях, были открыты в банке «Профессиональный кредитный банк», и других финансовых структурах.

Еще более громкая история из жизни теневого бизнеса — выведение на чистую воду банков, которые участвовали в «молдавской схеме», когда выводили из России через Молдавию около 700 миллиардов рублей с использованием подделанных подписей поручителей. Причем половина банков, принявшая участие в незаконной деятельности — вполне работоспособные и действующие банки. Произошедшее в середине ноября уже имеет последствия — лицензий у таких банков, как «Российский кредит», «Транспортный», «Западный», уже нет. Руководил преступным бизнесом, по версии следствия, Александр Григорьев, совладелец таких банков, как «Западный», «Донинвест» и «Русский земельный банк». В итоге Григорьев был арестован на два месяца по двум эпизодам мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК).

Эксперты СП полагают, что деятельность ЦБ носит во многом профилактический характер — рынок зачищают от тех, кто и так не пережил бы кризис, чтобы избежать «эффекта домино».

«Это превентивная мера по повышению финансовой устойчивости. Останутся банки, которые могут формировать хорошие кредитные портфели, у них созданы резервы, капитал в порядке, отвечает и нашим, и западным требованиям, и тогда вся система будет устойчива, — считает профессор, член экспертной группы Счетной палаты при Президенте РФ Алла Дворецкая. — Она не должна быть замусорена. Может быть паника, бегство, по принципу домино. Но у нас нет банковского кризиса, для этого существуют более серьезные критерии. Чтобы этого не случилось, ЦБ санирует систему. Я не знаю случаев, чтобы несправедливо отзывали лицензии».

С отдельными проблемами могут столкнуться банки, владельцы которых имеют определенные интересы за рубежом — в США и Европе. «Сейчас все риски законодательного и политического характера исходят из США, которые разрабатывают новое банковское и налоговое законодательства, требуют особой отчетности от банков и финансовых организаций, которые работают с американскими резидентами, указывает Юрий Юденков. — С этой точки зрения для иностранных банков могут быть проблемы, поскольку они должны удовлетворять помимо требований нашего законодательства еще и американские».

В этом отношении можно обратить внимание на бизнес Григория Гусельникова, владельца «Вятка-Банка». Четыре года назад он заявил, что намерен приобрести квадратные метры в One Hyde Park — самом дорогом офисном комплексе Лондона. «В мире уже сейчас существует разделение труда: в одних городах люди будут жить, в других — производить, в третьих — добывать нефть, в четвертых — отдыхать», — так Гусельников аргументировал свое желание приобрести недвижимость в Лондоне.

Годом позже Гусельников хотел продать свой «Вятка-Банк так как его деятельностью интересовались в ЦБ и МВД — проверяли банковские счета компаний, связанных с оппозиционером Алексеем Навальным. В покупке банка решил принять участие банкир Владимир Антонов, против которого в свое время в Литве возбудили уголовное дело. Однако Гусельников вскоре передумал продавать банк — он опасался банкротства банка после сделки по вине новых собственников и репутационных рисков. «По законодательству о банкротстве конкурсный управляющий может оспорить сделки банка, заключенные в интересах бывших владельцев, а правоохранительные органы могут привлекать их к ответственности по сделкам в течение последних трех лет», — уточнялось в статье журнала Forbes.

Еще год спустя, Гусельников приобретает латвийский NORVIK BANKA, а затем консолидирует российский и иностранный банковский бизнес. Известно, что Прибалтика долгое время была для России финансовой прачечной, и любая активность наших граждан на этом рынке может вызвать интерес правоохранителей, не говоря уж о регуляторе. Конечно, у Гусельникова есть прекрасный «запасной аэродром» в Лондоне. Вот только какое значение это будет иметь для вкладчиков «Вятка-банка»?

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня