Экономика / Санкции

Рига начала считать убытки

МИД Латвии признал: огромные потери в экономике обусловлены плохими отношениями с Россией

  
65666
Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевич
Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевич (Фото: Vit Simanek /CTK /Global Look Press)

Случилось невероятное: в докладе Министерства иностранных дел Латвии о проделанной и запланированной работе в сферах внешней политики и в вопросах политики Европейского союза содержится признание серьезных экономических потерь, обусловленных плохими отношениями с Россией.

Названа сумма. Правда, мидовские эксперты дали специфическое объяснение: мол, 60 миллионов потерянных евро в 2015 году связаны с российским эмбарго, а 146 миллионов — с экономическим спадом в самой России. Но эти лукавые специалисты должны были бы разъяснить общественности, с чем связан экономический спад в нашей стране. Не в последнюю очередь с санкциями Запада, активно поддержанными, в том числе Ригой.

Прагматичные специалисты еще на этапе обсуждения санкций против России предупреждали: эти меры ударят бумерангом по «наказывающим» странам, и имели в виду не ответное эмбарго, о введении которого никто не мог знать. Недаром оно вызвало шок и возмущение Запада.

Да, экономика РФ испытывает трудности, о которых власть говорит открыто, однако Западу не удалось сокрушить ее. Наоборот — санкции стимулировали отечественную промышленность и сельскохозяйственное производство. И вместо московского Майдана, о котором так мечтают российские социал-дарвинисты, почему-то именующие себя либералами, народ объединился вокруг Владимира Путина, несмотря на определенную противоречивость в деятельности правительства в социальной сфере. То есть Запад получил результат, противоположный ожидаемому. А Латвия вместе с другими странами ЕС сама себя высекла.

— Но при этом заметим, что, скорее всего, показатели потерь латвийской экономики значительно занижены, — предполагает политолог Юрий Долинский. — Эти потери в 200 миллионов евро специалисты прогнозировали только в рыбоперерабатывающей промышленности Латвии из-за запрета экспорта в Россию шпрот, в которых нашли повышенный объем бензапирена. А что касается потерь латвийской экономики из-за проблем в российской, то напомню слова премьер-министра республики Лаймдоты Страуюмы: еще в марте прошлого года она предупреждала, что введение экономических санкций ЕС против России нанесет Латвии ущерб в сотни миллионов евро. А год назад, когда стал серьезно падать российский рубль, она же заявила: радоваться экономической слабости России нет оснований, так как со временем это отразится на экономике Латвии.

— Не уверен, что эксперты латвийского МИД все хорошо подсчитали или не скрыли реальные потери, — продолжает Ю.Долинский. — Например, сколько потеряла страна из-за ухода «Новой волны» из Юрмалы? Или вот: еще в августе началось падение российского транзита угля через Рижский свободный порт. Это совпало с паникой: пошли слухи, что Россия полностью откажется от транзита через него. В ноябре вице-мэр Риги, председатель правления этого порта Андрис Америкс жаловался: снижение объема перевалки угля составило 200 тысяч тонн, то есть 4%, а до конца года, говорил он, падение составит 10−15%. Но думаю, этот процесс окажется глубже.

Америкс рассуждал в ноябре, а 3 декабря Владимир Путин обратился к Федеральному Собранию с ежегодным Посланием, и в нем четко обозначил переориентацию российского транзита на порты северо-запада РФ, в основе которой — модернизация российской транспортной инфраструктуры. То есть заявление Путина говорит об отказе России от портов стран Балтии. Порт в Усть-Луге, начавший работу с открытия 2001 году угольного терминала, к 2020-му должен достичь грузооборота в 180 миллионов тонн.

Сергей Иванов в бытность вице-премьером оценивал так новые транзитные возможности России, в том числе в связи с портом в Усть-Луге: к 2015 году у России будет достаточно своих ресурсов, чтобы прекратить любой экспорт через прибалтийские порты. Так что, похоже, летняя паника в Риге была небезосновательной и, вероятно, связана, с утечками, случайными или организованными, о реальных планах правительства России. Кстати, заодно замечу: не только рижский порт пострадал, но и вентспилсский, грузооборот которого в первом полугодии упал на 15%. Рушатся молочный рынок Латвии, сельскохозяйственных продуктов…

«СП»: — Но вы не назвали реальные, по вашему мнению, показатели потерь латвийской экономики.

— А кто их вам назовет? Я думаю, они засекречены. Можно лишь предполагать. Судите сами: доклад готовил МИД, а его глава Эдгар Ринкевич, чья ярко выраженная антироссийская позиция общеизвестна, называл сообщения о многомиллионных убытках латвийского бизнеса информационной пропагандой Кремля. И защищал курс своей внешней политики. Если в таких условиях, при таком министре МИД признает убытки, связанные с Россией, в размере 200 миллионов евро, то это, видимо, тот минимум, на который, скрепя сердце, согласился Ринкевич. Да и косвенно он все-таки признает проблемы в своей внешней политике. Он говорил местным журналистам, что в отношениях с Россией вопросы безопасности должны превалировать над экономическими интересами. Безопасность он, конечно, понимает весьма своеобразно, однако, по сути, признает «право» потерь в экономике ради своих мифов.

«СП»: — А возможен поворот во внешней политике Латвии хотя бы по прагматичным причинам в сторону России?

— По крайней мере, не в ближайшее время. Элита готова жертвовать интересами народа, а ему морочат голову мифической военной угрозой со стороны России. Как иначе власть удержать? Вот сейчас в Латвии произошла отставка премьера Лаймдоты Страуюмы, но не по причине низкой эффективности правительства, а из-за интриг, связанных с желанием правящей партии «Единство» перераспределить посты. То есть состав антироссийской правящей коалиции, скорее всего, останется прежним, так как ее представители негативно относятся к самой большой фракции Сейма — социал-демократической партии «Согласие», политической организации, которая выступает за добрососедские отношения с Россией, взаимовыгодное экономическое сотрудничество.

А самая большая фракция у нее почему? Потому что она победила на парламентских выборах. Однако ей так и не дали возможность сформировать правительство. Многие политологи связывают надежды на прорыв в экономике с «Согласием», но я думаю, новый президент Латвии, бывший министр обороны Раймонд Вейонис не даст такого права «Согласию» и его руководителю, мэру Риги Нилу Ушакову. Нет в списке кандидатов в премьеры и одного из ведущих политиков страны, которого раньше не раз метили в руководители кабинета, мэра Вентспилса Айвара Лембергса — он тоже сторонник прагматизма в отношениях с Россией. Зато рвется на этот пост антироссийски настроенная лидер «Единства» Солвита Аболтиня, потерявшая пост спикера Сейма из-за неудачного участия в выборах.

Так что как страдала Латвия от антироссийской политики, в том числе в экономической сфере, так и будет страдать. Фактически местная элита проводит антилатвийскую экономическую политику…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня