18+
вторник, 25 июля
Экономика

Ставка Центробанка ушла в минус 1,1% от инфляциии

Но толку от дешевых денег ЦБ все равно нет: банки не кредитуют предприятия — производство не оживает

  
24

Центробанк снизил ставку рефинансирования уже в шестой раз подряд, до 10,5% годовых — на 0,25%. А вместе с ней были понижены и все ключевые ставки ЦБ по предоставлению кредитов коммерческим банкам. С поправкой на инфляцию процентная ставка ЦБ уже стала минусовой. Но на ставки межбанковского рынка и ставку MosPrime — стоимость денег для банков — это влияния не оказало. И реакции рынка кредитования на понижение ставок ЦБ тоже не прослеживается. Сейчас банковские процентные ставки не растут, но и не снижаются, а предприятия по-прежнему не получают денег на развитие.

С поправкой на инфляцию, стоимость кредитных денег Центробанка уже давно ушла в минус. По оценкам Центробанка, в августе рост инфляции в России был нулевым, за восемь месяцев текущего года он составил 8,1%, а в годовом выражении — 11,6%. То есть, стоимость денег в экономике — нынешняя ставка рефинансирования ЦБ минус инфляция — в реальности составляет уже минус 1,1%. Именно поэтому она и не влияет ни на процентные ставки межбанковского рынка, ни на ставки по кредитам для предприятий.

Вчера, после того как Центробанк объявил о снижении ключевых процентов заемных денег для банков, ставки межбанковского рынка, под которые они занимают деньги друг другу, даже повысились. И ставка MosРrime, определяющая реальную стоимость денег для банков, тоже поднялась почти на процент. Причина в том, что игроки рынка сейчас активно покупают рубли для спекуляций на бирже, где продолжается ралли цен акций. Поэтому даже снижение мировой цены нефти не сделало рубль дешевле на внутреннем рынке страны.

Однако, как заявил Центробанк в своем официальном комментарии к снижению ставки, главной целью этого процесса является именно понижение банковских процентов по кредитам и оживление кредитования предприятий реального сектора экономики. Судя по результатам, задумка оказалась совершенно бесполезной.

По мнению участников рынка, главная причина в том, что господдержка российской банковской системы недостаточно эффективна, поскольку она была не системной, а «точечной». Как утверждают участники рынка, это создает «системную неустойчивость», которая порождает негативные ожидания банкиров. И риски закладываются в процентные ставки по банковским кредитам: в случае 18% годовых они составляют 6%, а при 25% - половину. Под такие проценты кредиты никто брать не торопится. В итоге реальный сектор так и не получает кредитования, растут задолженности предприятий, долги по зарплате работникам, сворачивается производство и сокращаются сотрудники.

Как переломить ситуацию? Своими мыслями на этот счет с «Свободной прессой» поделился вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов:

— Для того, чтобы банки начали кредитовать реальный сектор экономики, им нужно дать «длинные» деньги, желательно как минимум года на два. И это вовсе не те деньги, которые дает Центральный банк под свои процентные ставки. Поэтому, с точки зрения кредитования предприятий и населения, банки танцуют от тех ставок, под которые, например, они получают субординированные кредиты от ВЭБа. К тому же они закладывают в свои ставки риск девальвации рубля в среднесрочной перспективе. А деньги, которые получают региональные банки от Центрального банка на беззалоговых аукционах сроком на пять недель (московские банки могут взять на полгода) — это не те средства, которые идут на цели рефинансирования. И вообще, говорить о том, что у нас существует какое-то достаточно прозрачное ценообразование, чтобы снижение ставки ЦБ на 0,25 процентного пункта могло оказать влияние на ставки рынка, на мой взгляд, пока еще рановато.

Кроме того, в условиях кризиса «плохих долгов» банки недополучают ликвидность — заемщики не возвращают кредиты. Сейчас они работают с просроченными долгами, рассчитывая получить эти деньги через полгода — год. И вот эту дыру они закрывают краткосрочным рефинансированием в ЦБ. А долгосрочных ресурсов от государства банки как не получали, так и не получают. И никто пока им этого не обещал. А те банки, которые получили «длинные» кредиты от ВЭБа, можно пересчитать по пальцам рук.

Поэтому связывать ставку рефинансирования Центрального банка с кредитованием реального сектора вообще невозможно. Главной проблемой банковской системы на сегодняшний день является несоответствие «длинных» активов — тех кредитов, которые они уже выдали реальному сектору, и «коротких» пассивов — краткосрочного кредитования в ЦБ. И основным показателем сейчас служит вовсе не величина ставки ЦБ, а величина сроков кредитования. Ведь реальному сектору кредиты на пять недель или даже на шесть месяцев не нужны. Те деньги, которые банки получают сегодня от ЦБ, идут не на кредитование реального сектора, а на затыкание дыр в балансе. Поэтому говорить о том, что банки получили деньги, а реальный сектор кредитовать не хотят, попросту некорректно. А «директивное» кредитование отдельных предприятий через госбанки, получившие «длинные» деньги от государства, идет. Но на него ставка рефинасирования тоже не оказывает никакого влияния. Ведь это только по форме можно назвать банковской системой кредитования, а по содержанию она «советская».

Дальнейшее снижение ставки рефинансирования, конечно, может иметь реальное действие в течение года — полутора лет, а пока оно оказывает не столько экономическое, сколько психологическое влияние на участников финансового рынка. А чтобы оно перешло в экономическое, нужно, чтобы была решена проблема «плохих долгов», произошло отделение «плохих» активов от «хороших» на балансах банков и появились источники «длинных» пассивов для всего банковского сектора. Пока же в этих направлениях нет никаких позитивных новостей. К тому же ставка рефинансирования Центрального банка никогда не выполняла в России роль регулятора стоимости денег. Это просто индикативный показатель, который указывает на тренд развития ситуации. И в этом смысле, конечно, ЦБ правильно делает, что снижает ее".

Снижение ставки рефинансирования Центробанк сопроводил интервью в Прайм-ТАСС своего первого зампреда Алексея Улюкаева. И в нем прозвучал один тревожный звоночек. По словам Улюкаева, «в следующем году в Россию опять может вернуться ситуация с избыточной ликвидностью в экономике, которая присутствовала до кризиса, и, соответственно, нужно будет опять задействовать методы ее стерилизации». А это значит, что Центробанк снова собирается «зажимать» ликвидность, как он это делал в начале нынешнего года — для удержания рубля от падения и роста инфляции. Для реального сектора экономики эта «стерилизация» обернулась резким дефицитом оборотных средств, вызвавшим кризис неплатежей, сворачивание производства и увольнения сотрудников. Сейчас эта ситуация только-только начала «разруливаться», выходит, ненадолго.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня