18+
вторник, 25 июля
Экономика

Шуваловские триллионы: антикризисные деньги пошли не туда

Производство рухнуло, ВВП сжимается, а правительство считает, что поддержка экономики была эффективной

  
25

Сегодня правительство и Банк России отчитались перед депутатами Госдумы по антикризисной программе государственной поддержки экономики. Правительство представлял первый вице-премьер Игорь Шувалов, а Центробанк — его председатель Сергей Игнатьев. Госдума «приняла к сведению» антикризисный отчет и оценила его «в целом позитивно». Хотя экономические результаты первого полугодия говорят об обратном.

Начнем с того, что закон, обязывающий правительство ежеквартально отчитываться перед Федеральным собранием о реализации антикризисных мер, был принят Госдумой 22 мая этого года. По словам ее спикера Бориса Грызлова: «Данный механизм позволяет на качественно более высоком уровне организовать взаимодействие законодательной и исполнительной власти, усилить возможности парламентского контроля». Теперь перейдем к качеству депутатской оценки.

На реализацию антикризисных мер в конце 2008 года и первом полугодии 2009 года потрачено 8 трлн. рублей, сообщает Счетная палата. Бюджетные ассигнования, в том числе в виде взносов в уставные капиталы госкомпаний, составили 0,7 трлн. рублей. Для поддержки банковской системы и финансового рынка на депозиты во Внешэкономбанке были размещены средства Фонда национального благосостояния в объеме 0,4 трлн. рублей, а на депозиты коммерческих банков — «временно свободные» средства федерального бюджета в 0,9 трлн рублей. Банк России предоставил кредитным организациям порядка 6 трлн. рублей. Кроме того, были приняты меры «косвенной поддержки», включающие снижение налоговой нагрузки для бизнеса и нормативов обязательного резервирования для банков, которые, по экспертной оценке, составляют 0,9 трлн. рублей. То есть, всего государство поддержало экономику на сумму 8,8 трлн. рублей. А теперь посмотрим на результаты.

За первую половину года ВВП страны снизился на 10,4%, подсчитали в Росстате. По итогам января-августа промышленное производство упало на 14%. Весьма значительным оказалось падение производства легковых автомобилей — 68,6%. Впрочем, это не стало неожиданностью — ведь в августе многие предприятия отечественного автопрома просто «ушли на каникулы». Сюда же можно добавить рекордный рост безработицы — около 10%, и 6% увеличение просроченных кредитов банковского сектора, а закончить эту невеселую (заметьте, исключительно из официальных источников) статистику нужно ростом инфляции до 11,6% в годовом исчислении. При том, что реальная зарплата в стране по итогам года снизится на 4,1%, а доходы населения упадут на 8,3%, как говорится в прогнозе Минэкономразвития. Ну и что же «позитивного» в этом нашли наши депутаты?

Правда, и они выражали недовольство отдельными моментами исполнения антикризисной программы. В частности, комитет по бюджету и налогам отмечает, что «недостаточно эффективно решались проблемы доведения финансовых ресурсов до реального сектора экономики и повышения доступности банковских кредитов». При этом Счетная палата уточняет, что «большинство системообразующих предприятий не смогли получить господдержку, не работал механизм предоставления госгарантий по кредитам, не получило широкого применения субсидирование кредитных ставок». А комитет по труду и социальной политике считает, что «меры поддержки ряда отраслей способствовали повышению средней зарплаты, однако негативное влияние на уровень доходов населения оказали, в частности, рост задолженности по зарплате и увеличение численности работающих неполный день». Так в чем же причина такой неэффективности столь дорогостоящей антикризисной программы?

Давайте послушаем мнение эксперта «гайдаровского» Института экономики переходного периода Льва Фрейнкмана. Бюджетные вливания делаются слишком медленно и не в тех формах, в которых они могли бы дать максимум пользы, заявляет он в своем фундаментальном исследовании, опубликованном на сайте OPEC.RU.

«Несмотря на внушительную величину заявленных расходов, исполнение бюджета идет слишком медленно. Причиной столь медленной реализации правительственной антикризисной программы является, на мой взгляд, сама ее структура, в которой непропорционально большая часть усилий направлена на поддержку существующих компаний и организаций, а не на поддержку конечного спроса. Не случайно, подготовка программы заняла так много времени, ведь основной принцип ее организации — раздача разного рода субсидий предприятиям, а не расширение действующих программ государственных закупок, строительства и социальных выплат. Составление списков получателей господдержки происходило под давлением со стороны лоббистов и заняло примерно полгода. Поэтому окончательный вариант антикризисной программы был подписан премьером только в июне.

Рост федеральных расходов на национальную экономику складывался из двух частей. Одна — увеличение поддержки таким отраслям как сельское хозяйство, транспорт и дорожное хозяйство (на 110 млрд. рублей). Вместе с социальными расходами такие программы традиционно являются ядром в любой программе антикризисных мер. При всем скептицизме экономистов в отношении, например, мер сельскохозяйственной поддержки, нельзя не признать, что со времен американской «великой депрессии», расходы на инфраструктуру — это проверенный мировой практикой инструмент сглаживания острых последствий экономического кризиса. Поэтому их доля в российской антикризисной программе должна быть выше и их реализация в кризисных условиях должна осуществляться более агрессивно.

Вторая половина фактического прироста бюджетных расходов на экономику была связана с финансированием «других вопросов в области национальной экономики» (124 млрд. рублей). Это весьма «непрозрачная» статья расходов, которая, как подсказывает анализ, большей частью связана с взносами правительства в уставные фонды различных крупных госкомпаний, таких как Россельхозбанк (45 млрд. рублей), Федеральная сетевая компания и другие предприятия электроэнергетики (37 млрд. рублей), а также крупные предприятия авиационной промышленности (22 млрд. рублей). Такие бюджетные расходы — возможно, важная часть долгосрочной правительственной стратегии, но от них трудно ждать немедленного антикризисного эффекта. Эти деньги будут расходоваться «получателями» на протяжении достаточно длительного периода времени, в течение которого они, в лучшем случае, будут помогать поддерживать ликвидность банковской системы.

Обращает на себя внимание и низкий рост расходов на ЖКХ. Казалось бы, расширение ремонта жилья и коммунальных сетей должно быть важным приоритетом в условиях кризиса. Такие расходы «видны» населению и политически более популярны, чем субсидирование банков и олигархов. Такие программы дают возможность прямо поддержать занятость в строительном секторе, одном из наиболее пострадавших в ходе этого кризиса, а через него — ряд смежных отраслей. Более того, расширение объемов ремонта в ЖКХ было бы в полном соответствии с другими провозглашенными приоритетами деятельности правительства, включая улучшение жилищных условий населения и поддержку малого бизнеса. Но ничего этого пока не происходит".

Остается добавить, что западные эксперты тоже негативно оценивают российскую антикризисную программу. Самое главное, что традиционная «сырьевая ориентация» российской экономики с начала действия антикризисных мер не изменилась. И как правительство собирается решать эту проблему, пока неясно. Поэтому, как всегда — вся надежда на нефть и металлы.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня