18+
среда, 18 января
Экономика

Тысячи работников АвтоВАЗа могут остаться без работы и заводских общаг

Социально-экономическая ситуация в многородах настолько плоха, что правительство намерено многие из них просто ликвидировать

  
19

Столица российского автопрома — Тольятти, впала в депрессию. В ближайшее время на АвтоВАЗе начнутся увольнения. Под сокращения попадут 27,6 тысячи человек. «Черных списков» пока нет, но уже известно, что первыми выставят за ворота пенсионеров и рабочих предпенсионного возраста. Говорят, что вслед за ними уволят заводчан, имеющих нарекания по административной линии. А такие есть в каждой вазовской бригаде.

Самый мрачный слух — что сокращенных людей будут выселять из общежитий, которые принадлежат предприятию. «В договорах написано, что общежитие предоставляется только работникам завода, — говорит один из вазовцев, — стало быть, с потерей рабочего места можно остаться и без крыши над головой. Администрация играет по этому поводу в „молчанку“, но дает понять, что на жилье уволенным рассчитывать не стоит».

700-тысячный Тольятти — один из сотен российских моногородов, над которыми сейчас нависла угроза полного разорения. Причем волжане находятся еще не в самом худшем положении: и город на слуху, и правительство хлопочет за АвтоВАЗ. Жителям городков, где на 30−40 тысяч человек, один остановившийся завод, гораздо тяжелее. В 17 из них ситуация может взорваться в любой момент.

Понимая это, Министерство регионального развития заявило, что готовит документ, где будут прописаны основные направления поддержки так называемых «монопрофильных» городов. В печати даже появилось сообщение, что эта правительственная спецпрограмма уже готова. Но на официальном сайте министерства ее пока нет. Всего на нужды моногородов в 2010 году из антикризисного фонда может быть выделено 10 млрд. рублей, и еще столько же на строительство может подбросить Инвестиционный фонд. Об этом недавно рассказал заместитель главы Минрегиона Юрий Осинцев на «круглом столе» Международного инвестиционного форума «Сочи-2009».

Сейчас в России более 400 моногородов, в которых живет практически четверть всего городского населения страны. До кризиса они производили 40% ВВП. С началом кризиса социальная обстановка там резко ухудшилась. Причем, в 60 моногородах социальные проблемы могут обостриться уже в ближайшее время, а 17 вообще считаются «кризисными» и, как признают в Минрегионе, могут «взорваться» в любой момент. В один момент в России появятся сразу два десятка городков типа Пикалево.

Чтобы избежать катастрофы, для начала Минрегион поделил моногорода на «депрессивные» и «прогрессивные». У первых шансов никаких. Они попадут под государственную программу переселения. В таких населенных пунктах предприятия работают на технологиях, которым уже 30−40 лет и модернизации они не подлежат. Эти города-бедолаги, многие из которых построены в советскую эпоху индустриализации, а теперь находятся далеко от рынков сбыта. По мнению Минрегиона, поддерживать их просто экономически нецелесообразно.

А вот «прогрессивные» предприятия, и вместе с ними города, еще имеют шанс на выживание. Попасть в число «подающих надежды» могут поселения, расположенные рядом с мегаполисами или около больших трасс. Есть шанс и у тех, специализация которых позволяет перепрофилировать их в крупные сельскохозяйственные агрохолдинги. Будут сохранены и города с уникальным производством. Но, повторяем, пока это только проекты, официально документ еще не представлен.

Города, попавшие в список «прогрессивных», должны будут подготовить программу стабилизации. В случае ее утверждения правительством, город может претендовать на поддержку из федерального бюджета. Для начала Минрегион собирается запустить 3−5 «пилотных» проектов. Единых параметров оценки для этих программ пока еще нет, определены только сроки реализации и окупаемости — от 3 до 7 лет. При этом существенным условием должно стать участие в программе не только местных органов власти, но и собственников градообразующих предприятий. Ведь, по словам представителей Минрегиона, государство устало от ситуации, когда прибыль собственники считают своей, а убытки — государственными. А чтобы заинтересовать крупный бизнес, за участие в городских стабилизационных программах обещаны федеральные субсидии. Поэтому некоторые крупные компании, например, Evraz Group и Rusal, уже выразили готовность принять в них участие.

 — Это перспективный путь, — считает директор по региональному развитию и инфраструктурным инвестициям «PriceWaterHouseCoopers Russia» Алексей Рвачев.  — В этом проекте отражены практически все моменты, которые много раз проговаривались экспертами. Поэтому в рамках тех возможностей, которые в данный момент есть у государства, это наилучший вариант.

По мнению эксперта, целесообразно будет обратиться и к международному опыту.

 — Подобные программы действуют и в городах Европы, где довольно густонаселенные районы, и в городах Америки или Канады, где расстояние между населенными пунктами значительно больше, — продолжает Алексей Рвачев.  — Но там эти программы долгосрочные. В среднем от 15 до 30 лет. Поэтому сначала для государство выделяет, например, для шахтеров Германии, Франции и Англии, дотации на уголь. А потом стимулирует условия для появления новых видов бизнеса. И это принесит свои плоды.

По этому пути надо идти и нам. Единственное, что беспокоит эксперта, так это нехватка денег.

 — Выделенных государством средств хватит только для работы в так называемом «пожарном режиме». А для серьезного изменения ситуации этой суммы, естественно, не хватит. Но нельзя забывать, что это только государственные инвестиции. Местный бизнес, который должен быть ответственным за своих работников, тоже должен подключиться, выделив значительно больше средств, чем 10−20 млрд. рублей.

Вопрос — есть ли такие средства сейчас у бизнеса? Тем не менее, начинать надо. Но сначала необходимо решить неотложные проблемы. Например, погасить задолжность по заработной плате. На это денег должно хватить.

А вот насколько реальна программа по переселению десятков тысяч человек из «депрессивных» городов? У нас даже с предоставлением жилья погорельцам проблемы. Люди годами скитаются по углам да родственникам.

— Думаю, что при профессиональном подходе к делу это вполне реально. Ведь речь здесь идет в основном о очень маленьких поселениях, с населением до 10 тыс. человек, — говорит замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер. — Они, как правило, концентрировались вокруг одного предприятия, которое входило в какую-то технологическую цепочку. Кроме того, в этом городе есть какая-то часть жителей, обслуживающих инфраструктуру. Конечно, расселение такого города тоже большая проблема, но это возможно. Ведь расселяли же шахтерские поселки, когда проводили реструктуризацию угольной промышленности. Но здесь нужен обязательно индивидуальный подход.

«СП»: — Что это значит?

— Каждому работнику нужно предложить на выбор несколько вариантов переселения и трудоустройства его самого и членов семьи. Кстати говоря, расселение вовсе не означает, что город должен быть закрыт административным образом и на его месте останется пустыня. Никто никого насильно с вещами в теплушку заталкивать не будет. Некоторые граждане, например, пенсионеры, вполне могут остаться и заниматься личным хозяйством. Как правило, в подобных городах есть для этого условия. В некоторых городах есть возможность работать в соседних населенных пунктах, или вахтовым методом. Вариантов много. Тогда для них должна будет остаться и какая-то часть городской инфраструктуры: врачи, учителя, милиционеры и так далее.

Ведь несмотря на кризис, вакансии на рынке труда сегодня есть, особенно на рабочие специальности. Они существуют во многих городах, поэтому основным вопросом будет все же именно переселение, его организация.

«СП»: — А кто этим должен заниматься: центр или регионы?

— Это самый важный вопрос. Федеральная власть должна разработать стандартные модели расселения, внедрением которых будет заниматься региональная власть. Потому что муниципальные власти слишком низко на местах, федеральные высоко — в столице. А региональной власти на уровне губернаторской такая задача вполне по силам. Здесь должны принимать участие и профсоюзы, общественные организации и муниципальные власти, которые будут заниматься этим персонально с каждой семьей жителей. Все должно быть гласно и публично, чтобы не было обвинений в коррупции. Но для всего этого, естественно, нужны деньги, и не такие, как предлагает Минрегион. Этих денег хватит только для начала дела. Но главное — нужно желание и готовность к подобной работе всех ее участников, и одной целевой программой на федеральном уровне этого не решить.

Впрочем, стоит признать, что даже при скорейшем принятии и начале реализации этой программы рабочим Тольятти рассчитывать на скорое разрешение своих проблем не приходится. Государство уже вкачало в АвтоВАЗ десятки миллиардов рублей, не получив взамен сколь-нибудь ощутимого эффекта. Да и масштабы бед в городе с 700-тысячным населением отличаются от тех, что обрушиваются на городки в 20−40 тысяч человек. А это значит, что социальный взрыв здесь, судя по всему, все-таки грянет. Особенно, если, лишив работы тысячи сотрудников, администрация безнадежно больного предприятия додумается оставить их еще и без крыши над головой.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня