18+
вторник, 24 октября
Экономика

Бюджет-2010: год, выброшенный в топку кризиса

Госдуме предстоит обсуждать главный финансовый документ будущего года. А по сути, как и чем залатать дыры

  
6

Проект бюджета страны на 2010 год поступил в Госдуму. Сейчас депутаты разбираются с этими кипами бумаг. Но основные параметры уже ясны: их озвучил на заседании правительства, на котором был одобрен проект главного экономического документа страны, премьер-министр Владимир Путин. И главная мысль его заявления — все дополнительные доходы бюджета будут, прежде всего, направлены на уменьшение дефицита. Отсюда можно сделать вывод, что бюджет следующего года будет «кризисным», а вовсе не «модернизационным», как при этом гордо заявил премьер.


Нам нужен не кризисный а посткризисный бюджет

Анатолий Аксаков, депутат ГД РФ, член финансового комитета, президент Ассоциации региональных банков:

— Проект бюджета на 2010 год сверстан исходя из того, что цена на нефть будет за 58 долларов баррель. Но по нашим прогнозам нефть будет стоить около 70 долларов за баррель. Соответственно, доходы будут более высокими, чем предусмотрено в проекте бюджета. Таким образом, вопрос исполнения бюджета не возникает. А для покрытия дефицита средства можно привлечь за счет размещения гособлигаций на рынке. И это будет более правильным, поскольку отношение государственного долга к ВВП России сейчас небольшое, оно равняется примерно 10%. К примеру, в США госдолг к ВВП составляет около 80%, а в некоторых странах и еще больше. Поэтому с точки зрения национальной безопасности госдолг России далеко не критичен. А дополнительные доходы бюджета нужно направить на развитие экономики, помогая ей выходить из кризиса. Конечно, средства на это в бюджете выделяются, но есть вопросы, связанные с бюджетной поддержкой инновационного развития экономики, к которому призывает президент. Необходимо предусмотреть и средства для институтов развития, которые на основе частно-государственного партнерства должны дать финансовый импульс инновационным проектам. В том числе необходимо предусмотреть существенное выделение средств — порядка 150−200 млрд. рублей — на кредитование малого и среднего инновационного бизнеса. Бюджет следующего года должен быть не кризисным, а направленным на посткризисное развитие страны, на диверсификацию российской экономики.


Однако, по словам премьера, на программы развития инфраструктуры и создания инновационных производств в бюджете заложено аж 1,6 трлн. рублей. Причем, в дефицитном бюджете нашлись 10 млрд. рублей и на реализацию программы по выкупу старых автомобилей, которая, по мнению большинства экспертов, никакой пользы отечественному автопрому не принесет. Поскольку после 83%-ного падения его просто не существует. И даже на помощь «братской» Индии, экономика которой, в отличие от России, растет на 6% ВВП. Российское правительство намерено поддержать этот рост приобретением доли в уставном капитале индийского сотового оператора Sistema Shyam Teleservices. Почему? Да потому что он подконтролен окологосударственной АФК «Система». Чего тут непонятного.

А насчет прогноза цены нефти — банкирам можно доверять, ведь от этого напрямую зависит курс доллара на рынке и, соответственно, их выручка. Поэтому на первом месте среди предложений депутатов было пересчитать основные характеристики федерального бюджета. Ведь даже самые негативные прогнозы развития мировой экономики исходят из цены на нефть 73−74 доллара за баррель. А прогноз Goldman Sachs дает 95 долларов, прогноз Morgan Stanley — 85 долларов за «бочку».

Так почему же цена нефти «по Кудрину» на уровне 58 долларов? Да потому, что когда точно не знаешь что делать, лучше сотню раз перестраховаться, чтобы не дай бог не ошибиться. Видимо, по такому принципу действуют чиновники. Это первое, а во-вторых, такая «маржа» — как минимум в 12 «нефтедолларов» с каждого барреля, запросто перекроет любые бестолковые действия правительства в отношении «подъема со дна» отечественной экономики, подобные тем, которые происходят сегодня. Например, эти дополнительные нефтедоходы легко заместят бюджетные деньги, которые будут впустую потрачены на программу «скупки металлолома».

Теперь о главном «ноу-хау» правительственного плана, которое было «пропиарено» со всех трибун — что все дополнительные доходы бюджета будут, прежде всего, направлены на уменьшение дефицита. И только в самых крайних случаях — на увеличение расходов. Некоторые экономисты предлагали все дополнительные доходы, связанные с поступлениями от повышения цены на нефть направить на увеличение социальных расходов бюджета. Потому что эффективный государственный спрос через бюджетные расходы является мощнейшим рычагом для выхода экономики из кризиса — это «классика жанра». Но для того, чтобы его поддержать, властям сначала следует выделить значительную сумму из бюджета на повышение заработной платы. Ведь 40% повышение базовой пенсии, по мнению экспертов, не приведет к увеличению спроса на товары и услуги, хотя бы потому, что пенсионеры больше склонны сберегать, а не тратить деньги. А зарплаты бюджетников, составляющих значительную долю потребителей товаров и услуг, как заявило правительство, останутся без изменения.


Чтобы закрыть федеральные дыры, разденут регионы

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

— Совершенно верно, что повышения пенсий спрос не поднимут, разве что на товары первой необходимости. Но у нас огромный бюджетный дефицит — 7% ВВП — это же макроэкономическая яма. Поэтому консервативное программирование, которое заложено в проекте бюджета, это самое главное, что должно делать ответственное правительство в условиях кризиса. Напомню, что доходы населения у нас все последние годы росли темпами в два раза большими, чем уровень ВВП. То есть, мы позволяли тратить на доходы гораздо больше, чем зарабатывали, при том, что они в России распределяются очень неравномерно.

«СП»: — Но ведь без поддержания спроса невозможно восстановить производство в стране?

— В период кризиса, политика накачивания деньгами спроса населения имеет очень большие макроэкономические риски. В ситуации, когда никто не знает, что будет до конца года, работать в режиме консервативной политики, ограничивая приток денег в экономику, это, на мой взгляд, правильное решение. И если бы в кризис у нас не было резервных фондов, то ситуация сейчас была бы гораздо более печальная. Конечно, очень жаль, что часть этих денег бесполезно потрачена на спасение АвтоВАЗа и ГАЗа, на неэффективные проекты по восстановлению занятости, но эти деньги у нас еще есть.

«СП»: — А как же доходы населения, которые по прогнозам правительства упадут на 4,1%, зарплата — на 4,6%?

— Могу вам предъявить один очень четкий аргумент. Страна, которая повышает доходы населения темпами, в два раза превышающими рост совокупного продукта экономики, не может сделать такую политику системной. Потому что в результате этого через год-два потеряет свою макроэкономическую стабильность.

«СП»: — А как же западные страны, которые активно вкачивают деньги в свою экономику для поддержания спроса?

— Вкачивают куда? Они что, зарплаты и пенсии подняли своим гражданам? Нет, они развивают спрос опосредованно, через кредитование тех отраслей экономики, которые надеются вытащить. И используют для этого точечные инструменты. Но у нас в России тупое повышение заработной платы в кризис приведет лишь к росту инфляции. Мы уже проходили два кризиса, и должны чему-то научиться.

«СП»: — Ну а как же быть с населением, которое катастрофически беднеет?

— Да, есть тяжелейшая проблема с диким неравенством в доходах российского населения. И в первую очередь это проблемы с зарплатами нижней социальной группы россиян. Но для ее решения нужно не поднимать зарплаты всем, а отрабатывать внятные социальные программы для малоимущего населения. А то, что сейчас делают с пенсиями, абсолютно глупо. Это будет дыра в пенсионном фонде, которую непонятно чем закрывать. Но главное, правительство опять работает по принципу категорий — участников войны, ветеранов и т. д., а не адресно, как это делается во всем мире. Поэтому у нас совершенно неэффективная система социальной защиты, которая работает не с человеком, а с категорией граждан. Из которых один нуждается в большой помощи, а другой не нуждается вообще. В результате социальное неравенство между ними от такой государственной «поддержки» будет только усиливаться. Но чиновники идут по самому простому пути, но делать это все равно придется. То есть, дело даже не в бюджете, не в дополнительных деньгах, а в организации этого процесса.

«СП»: — И еще вопрос: как обстоит дело в новом бюджете с перераспределением региональных доходов?

— Регионы раздели очень жестко. Дефицит консолидированного бюджета на нынешний год составляет 6 трлн. рублей, из которых триллион приходится на региональные бюджеты. Центр обещает компенсировать им всего 300 млрд рублей. Значит на 700 млрд. они будут вынуждены крутиться сами. И если бы только это, ведь сейчас отменили 5% НДПИ, который шел в бюджеты регионов, а им сказали: добирайте недостачу повышением налога на транспорт. Но повышение транспортного налога в условиях кризиса ударит по предприятиям и, опосредованно — по населению. Это иезуитская политика. Дальше еще хуже. Базовый Фонд федеральной поддержки регионов, который перераспределяет средства для выравнивания доходов регионов и обеспечивает треть поступлений их бюджетов, на следующий год будет снижен с 1,4 до 1,2 трлн. рублей. А с учетом инфляции снижение будет еще больше. То есть, центральная власть отказывается и от поддержания регионов в области бюджетной политики, объясняя это необходимостью пополнения дефицита федерального бюджета.

Если подытожить, могу сказать, что экономическая политика, проводимая правительством, не системна. И второе — она не нацелена на модернизацию. Такая бюджетная политика — это просто латание дыр в условиях продолжающегося кризиса.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня