18+
среда, 29 марта
Экономика

Банк России включает печатный станок ради доллара

Реальная цена «зеленой валюте» 24−25 целковых — обвалить рубль, чтобы помочь собственной экономике, никому и в голову не приходит

  
130

Стоимость американской валюты может снизиться до 26−27 рублей, заявил на конференции UBS замминистра экономического развития Андрей Клепач. А в случае дальнейшего роста цен на нефть, по его словам, курс доллара может упасть и до 23−24 рублей. Насколько это реально, и когда это произойдет?

Как сообщил на той же конференции первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев, в октябре Банк России будет удерживать национальную валюту от укрепления к корзине из доллара и евро на уровне 35,7 рублей. Время от времени включая «печатный станок» и покупая валюту на рынке. Чем ее меньше, тем она дороже. Стало быть, доллар на российском рынке пока не опустится ниже отметки в 29 рублей, а евро не подешевеет меньше 43 рублей. Ну, а дальше, по словам Улюкаева, Центробанк готов продолжать снижать «уровень поддержки» корзины на 50 копеек в месяц. То есть, ронять доллар и укреплять рубль станут по чуть-чуть — без резких скачков.

Тему снижения доллара обсуждали и на «экстренном» заседании комитета Госдумы по финансовому рынку. Там все тот же Улюкаев заявил, что «нынешнее ослабление доллара не стоит считать глобальной девальвацией, это просто коррекция». Другой зампред ЦБ, Геннадий Меликьян, чуть ранее высказался еще конкретней: «Смерть доллара сильно преувеличена». Мол, какие бы проблемы ни испытывал доллар сейчас, он составляет четверть мировой денежной массы, и похоронить его невозможно. Правда, оговорился: «Пока еще».

Тем временем «деревянный» на валютном рынке достиг максимальной стоимости к доллару с декабря прошлого года — около 29 рублей. Хорошо это или плохо? Смотря для кого. Для отечественных экспортеров — «Газпрома», «Роснефти» и прочих «олигархов», однозначно, плохо. Ведь стоимость их экспорта на мировом рынке растет, а конкурентоспособность в условиях низкого спроса на сырье падает. К тому же, в подорожавших рублях они получают меньше прибыли. Да и для «внутренних» производителей — бизнесменов ничего хорошего в росте рубля тоже нет: импортные товары все дешевле, и активно вытесняют отечественную продукцию с рынка.

Парадоксальным образом импульс для переживающей острый кризис отечественной экономики мог бы дать обвал рубля. Нечто подобное тому, что страна пережила в августе 1998 года. Тогда, правда, рубль одномоментно рухнул вчетверо по отношению к доллару. Зато уже спустя несколько месяцев вольно задышал отечественный товаропроизводитель. Ныне в такой пропорции обвал, разумеется, не нужен, но более весомая коррекция национальной валюты вполне способна стать лекарством для «больного».

Так может включить печатный станок на полную катушку, и разом обесценить рубль, поддержать экономику, воспользовавшись собственным опытом?

Вот что считает по этому поводу Виктор Геращенко, который занимал пост председателя Центрального банка России в самые кризисные годы — в 1992—1994 и в 1998—2002:

«Премьер Путин заявил, что государство будет обслуживать бюджетный дефицит исключительно за счет денег Резервного фонда, но ни в каком случае не станет использовать эмиссионный аппарат. Дескать, включать печатный станок опасно. Но я не понимаю, чего они боятся. Ведь всем известно, что инфляция в России не монетарная, она растет в основном из-за отсутствия конкуренции и повышения тарифов государственных монополий. Именно поэтому растут цены даже на те товары, которые были выпущены давно. И ни увеличение денежной массы, ни снижение ставки рефинансирования Центрального банка на инфляцию не повлияет.

Нынешнее снижение Центробанком денежной массы в экономике тоже абсолютно неоправданно. Власти считают, что чем меньше денег в экономике, тем ниже инфляция. Но это не так, и мы уже это проходили в девяностых годах. Природа инфляции в России другая, поэтому бороться с ней нужно не монетарными, а экономическими методами. И сам Центральный банк об этом в прошлом году постоянно говорил, но сейчас почему-то делает все наоборот. Но почему было бы не отложить повышение цен монополий хотя бы до конца года, я не понимаю. Вот зимнее снижение курса рубля, которое проводил Центральный банк, можно понять. Это дало возможность государственным монополиям повысить прибыль от экспорта, а правительству — получить больше доходов в бюджет".

Впрочем, другая сторона проблемы — интересы рядовых граждан. Например тех, кто брал валютные кредиты на приобретения автомобиля, квартиры или даже развитие собственного бизнеса. Для них обвал рубля — нож к горлу. Опять-таки рост стоимости рубля, который сейчас изо всех сил сдерживает Центробанк, приводит (и уже привел) к снижению инфляции в стране и падению цен на импортные товары на полках магазинов. К числу «импортных» у нас сегодня относятся почти все товары и продукты. Соответственно, повышается и покупательная способность зарплат, пенсий населения, безо всякой «индексации» со стороны правительства и работодателей, от которых этого не дождешься.

Правда, возникает резонный вопрос: что важнее — сиюминутная стабильность или стратегический курс на развитие национальной экономики? Из двух вариантов, правительство и Центробанк выбрали политическое, а вовсе не экономическое решение. Резонно полагая, что негативный эффект от падения курса рубля может оказаться последней каплей в бочке терпения и без того крайне задерганного кризисом населения. Важнее, не будить зверя сейчас, пусть и ценой отказа от перспектив на будущее. Тем более, что и мировой тренд подталкивает именно к такому выбору. К примеру, профессор экономики Гарвардского университета Ниалл Фергюсон считает, что в ближайшее время доллар подешевеет к евро еще на 20%. Соответственно, будет укрепляться и рубль.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня